Эффективность уголовно-правовых, уголовно-исполнительных и уголовно-процессуальных средств обеспечения непенитенциарного режима | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Эффективность уголовно-правовых, уголовно-исполнительных и уголовно-процессуальных средств обеспечения непенитенциарного режима

Рассматриваются понятие, виды уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных средств обеспечения непенитенциарного режима, а также определяется их эффективность. Анализируются общие уголовно-правовые средства обеспечения непенитенциарного режима и специальные. Отмечается, что механизм обеспечения порядка исполнения наказаний без изоляции от общества должен включать правовые средства, которые стимулируют поведение осужденных в ожидаемом со стороны государства направлении. В настоящее время такие средства предусматриваются только применительно к ограничению свободы. Формулируются предложения по совершенствованию уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства в части установления правовых средств обеспечения непенитенциарного режима.

Efficiency of criminal-legal, criminal-executive and criminal-remedial means of maintainingnon-penitentiary regime.pdf Соблюдение осужденными требований порядка ис-полнения наказаний (непенитенциарного режима)обеспечивается положительными и отрицательнымистимулами. К их числу относятся стимулы как «средст-ва воздействия на человека в форме наказания или по-ощрения, а равно угрозы применения наказания илиобещания поощрения» [1. C. 9], которые могут изме-нить поведение людей. Такие стимулы, прежде всего,предусмотрены уголовным законодательством и рас-сматриваются нами в качестве уголовно-правовыхсредств обеспечения порядка исполнения наказанийбез изоляции от общества.К уголовно-правовым средствам обеспечения, дей-ствующим по принципу «угроза - наказание», можноотнести предусмотренную законом угрозу замены этихнаказаний в случае злостного уклонения осужденныхот их отбывания (ч. 5 ст. 46, ч. 3 ст. 49, ч. 4 ст. 50, ч. 5ст. 53 УК РФ). Эти уголовно-правовые средства обес-печения можно назвать общими средствами, потомучто они выполняют обеспечительную функцию, когдадругие - специальные уголовно-правовые и уголовно-исполнительные средства обеспечения - не оказалидолжного воздействия на осужденного (например, уг-роза возложения обязанностей на осужденного к ис-правительным работам, возложение обязанности наосужденного к исправительным работам являться вуголовно-исполнительную инспекцию для регистра-ции, дополнения обязанностей осужденным к ограни-чению свободы, угроза незачета времени, в течениекоторого осужденный занимал запрещенную ему долж-ность или занимался запрещенной для него деятельно-стью в срок наказания, угроза вынесения уголовно-исполнительной инспекцией предупреждения) либовообще отсутствуют (например, при штрафе, обяза-тельных работах).Обеспечительный характер общих средств зависитот того, насколько реальной является реализация этойугрозы в случае нарушения осужденным требованийнепенитенциарного режима и режима испытания.Согласно ведомственной статистике, за период с2005 по 2010 г. число замен обязательных работ за зло-стное уклонение осужденных от их отбывания нахо-дится в пределах 10,5% от общей численности рас-сматриваемой категории осужденных, состоящих научетах уголовно-исполнительных инспекций. В томчисле в 2005 г. количество замен обязательных работсоставило 8,35%, в 2006 г. - 12,7%, в 2007 г. - 12,12%,в 2008 г. - 11,52%, в 2009 г. - 9,5%, в 2010 г. - 8,9%.Замена исправительных работ за злостное уклоне-ние осужденного от их отбывания, начиная с 2004 г.,применялась чаще и в среднем составляет 22,5%, в томчисле 14,4% - в 2004 г., 21,6% - в 2005 г., 25,2% -в 2006 г., 23,9% - в 2007 г., 24,8% - в 2008 г., 24% -в 2009 г., 23,4% - в 2010 г.Замена ограничения свободы составила в 2010 г.2,7% от общей численности осужденных к этому на-казанию.Анализ судебной практики показывает, что судыкрайне редко идут на использование данной меры: поч-ти в 2/3 случаев суд удовлетворяет ходатайство кон-тролирующего органа о замене штрафа, обязательных иисправительных работ, ограничения свободы толькопосле повторного обращения, в то время как, по нашимданным, для принятия положительного решения с мо-мента первого представления были все основания. Так,55% рецидивистов, осужденных к обязательным рабо-там, и 100% рецидивистов, осужденных к исправи-тельным работам, нарушавших установленный для нихпорядок отбывания наказания, суд мог заменить соот-ветствующую меру уголовной ответственности, преду-предив с их стороны совершение преступлений в пери-од отбывания наказания.Если к этому добавить, что начиная с 2004 г. пока-затели преступности среди осужденных, состоящих научетах уголовно-исполнительных инспекций, неуклон-но растут, и такая тенденция касается всех категорийосужденных, прошедших по учетам уголовно-исполни-тельных инспекций [2. C. 89-93], то не приходится со-мневаться в весьма низком обеспечительном характерепредусмотренной уголовным законодательством угро-зы замены наказаний без изоляции от общества.В большей мере сложившаяся ситуация обусловле-на отсутствием или несовершенством предусмотрен-ных уголовным законодательством оснований заменынаказаний без изоляции от общества.Во-первых, действующий Уголовно-исполнитель-ный кодекс Российской Федерации не предусматриваетв качестве основания замены обязательных и исправи-тельных работ:а) систематическое совершение осужденным нару-шений общественного порядка либо правонарушений,однородных с преступлениями, за которые лицо былоосуждено, если он привлекался за их совершение к ад-министративной ответственности;б) злостное уклонение осужденного, не скрывающе-гося с места жительства, от постановки на учет либо отявки в уголовно-исполнительную инспекцию на реги-страцию;в) неявку осужденного к обязательным работам наработу без уважительных причин в течение пяти днейсо дня получения предписания уголовно-исполнитель-ной инспекции.Анализ поведения осужденных к обязательным иисправительным работам, совершившим новое престу-пление в период отбывания наказания, и поведенияосужденных к этим наказаниям, которым суд заменилназначенное наказание на более строгое, свидетельст-вует о необходимости закрепления в Уголовно-испол-нительном кодексе РФ (ст. 30 и 46 соответственно), чтосистематическое совершение осужденным нарушенийобщественного порядка либо правонарушений, одно-родных с преступлениями, за которые лицо было осу-ждено, если он привлекался за их совершение к адми-нистративной ответственности, образует злостное ук-лонение от отбывания обязательных и исправительныхработ, поскольку 67% этих осужденных допускали по-добные нарушения.Обеспечительный характер общих и специальныхсредств зависит от привлечения осужденного к испол-нению требований приговора суда, которое предпола-гает его явку в уголовно-исполнительную инспекциюдля постановки на учет. Однако в уголовно-исполни-тельном законодательстве отсутствуют специальныесредства обеспечения явки осужденного в уголовно-исполнительную инспекцию для постановки на учет.Это в свою очередь парализует действие угрозы заме-ны наказания более строгим, так как осужденный неознакомлен с порядком и условиями его отбывания. Нанаш взгляд, решить этот вопрос возможно только по-средством закрепления в ст. 30 и 46 УИК РФ нормы,предусматривающей такое поведение осужденного вкачестве злостного уклонения от отбывания обязатель-ных и исправительных работ.Существующий в ведомственной статистике пока-затель привлечения осужденных к обязательным рабо-там к отбыванию наказания хотя и является внуши-тельным, поскольку в среднем превышает 95%, но обу-словлен, как показало исследование, исключительнодеятельностью уголовно-исполнительных инспекций,сотрудники которых, стремясь уложиться в установ-ленный 15-дневный срок и добиться высокого рейтин-гового показателя, просто сопровождают осужденных ворганизации для отбывания обязательных работ.В противном случае неявка осужденного (независимоот причин), получившего направление уголовно-испол-нительной инспекции, в организацию для отбыванияобязательных работ не является нарушением порядка иусловий отбывания этого наказания и не может по-влечь замену даже после предупреждения уголовно-исполнительной инспекции. Как показало исследова-ние, такое «сопровождение» является излишним и во-все не способствует достижению целей наказания, по-скольку более половины осужденных впоследствииуклоняются от его отбывания. На наш взгляд, обязан-ность явки осужденного в организацию для отбыванияобязательных работ должна стать требованием уста-новленного для них непенитенциарного режима. Исхо-дя из этого следует закрепить эту обязанность в ч. 1 ст.26 УИК РФ, а в ч. 1 ст. 30 УИК РФ признать неявкуосужденного к обязательным работам на работу безуважительных причин в течение пяти дней со дня по-лучения предписания уголовно-исполнительной ин-спекции в качестве злостного уклонения от отбыванияобязательных работ.Во-вторых, в Уголовном кодексе Российской Феде-рации наблюдаются разные подходы к решению во-проса замены наказаний за злостное уклонение осуж-денного от отбывания штрафа, обязательных работ,исправительных работ и ограничения свободы. Еслиосужденный злостно уклоняется от отбывания штрафаи обязательных работ, то суд обязан заменить эти на-казания (ч. 5 ст. 46 и ч. 3 ст. 49 УК РФ), если же осуж-денный злостно уклоняется от отбывания исправитель-ных работ или ограничения свободы, назначенного вкачестве основного наказания, то суд может толькозаменить соответствующее наказание (ч. 4 ст. 50 и ч. 5ст. 53 УК РФ). Следовательно, получается, что законо-датель не предусматривает автоматической замены вслучае злостного уклонения осужденных от отбыванияболее строгих, нежели штраф и обязательные работы(исходя из перечня ст. 44 УК РФ), наказаний. На пер-вый взгляд, такую логику законодателя можно обосно-вать его стремлением ограничить возможность заменыэтих наказаний на лишение свободы и тем самым недопустить роста «тюремного населения» за счет этойкатегории. Но анализ действующего уголовного законо-дательства (УК РФ в ред. 07.12.2011 г.) подтверждаетэто только применительно к штрафу, который не можетбыть заменен на лишение свободы, в то время как не-отбытая часть обязательных, исправительных работ иограничения свободы может быть заменена на прину-дительные работы или лишение свободы.Таким образом, этот подход законодателя не явля-ется оправданным, поскольку реальность замены приустановлении злостного уклонения осужденного ототбывания назначенного ему наказания должна бытьодинаковой независимо от вида отбываемого им нака-зания и не должна превращаться в автоматическуюзамену, ибо в противном случае суд лишается возмож-ности полностью и всесторонне исследовать вопрос оцелесообразности такой замены с точки зрения причинсовершения этого нарушения режима и достиженияцелей уголовного наказания. О недопустимости авто-матической замены наказаний и иных мер уголовно-правового характера без изоляции от общества гово-рится и в Рекомендации № R (92) 16 Комитета Мини-стров Совета Европы государствам-членам относи-тельно европейских правил по применению общест-венных санкций и мер взыскания. Правило № 10 этогодокумента предусматривает, что «в законе не должносодержаться положение об автоматической замене об-щественной санкции и меры, связанной с лишениемсвободы, в случае несоблюдения правонарушителемусловий и обязанностей, обусловленных общиннымнаказанием или мерой» [3. C. 89]. Исходя из этого, сле-дует внести изменения в ч. 5 ст. 46 и ч. 3 ст. 49 УК РФи предусмотреть именно возможность замены штрафаи обязательных работ в случае злостного уклоненияосужденного от их отбывания.В-третьих, в Уголовно-исполнительном кодексеРоссийской Федерации содержание злостного уклоне-ния осужденного от отбывания наказания в случае,если осужденный скрылся от контроля, регламентиру-ется по-разному. Обязательные работы заменяются,если осужденный скрылся в целях уклонения от отбы-вания наказания (п. «в» ч. 1 ст. 30 УИК РФ). Исправи-тельные работы могут быть заменены, если осужден-ный скрылся с места жительства и местонахождениеего неизвестно (ч. 3 ст. 46 УИК РФ). Ограничение сво-боды, назначенное в качестве основного вида наказа-ния, может быть заменено, если осужденный скрылся сместа жительства и его местонахождение не установ-лено в течение более 30 дней (п. «в» ч. 4 ст. 58 УИКРФ). Опять обнаруживается непоследовательность за-конодателя в определении этого основания, которыйтолько в отношении замены обязательных работ требу-ет установления цели, которую преследовал осужден-ный, скрываясь с места жительства. На практике этоопределение вызывает серьезные проблемы, посколькудоказать суду, что осужденный скрылся именно в це-лях уклонения от отбывания обязательных работ, уго-ловно-исполнительная инспекция, проведя первона-чальные розыскные мероприятия и не установив ме-стонахождение осужденного, как правило, не может.На наш взгляд, указание закона на необходимость уста-новления судом этой цели при решении вопроса о заме-не обязательных работ обусловлено предусмотреннойзаконом обязанностью суда заменить обязательные ра-боты. Если же внести изменение в ч. 5 ст. 46 УК РФ исделать эту замену правом суда, то вряд ли такое указа-ние необходимо, поскольку суд и так будет учитывать, вкаких целях осужденный скрывался и как замена по-влияет на достижение целей уголовного наказания.Действие общих средств обеспечения непенитенци-арного режима зависит от наличия и эффективностиспециальных средств обеспечения, которые могут бытьпредусмотрены уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.Действующее уголовное законодательство, как ука-зывалось ранее, либо вообще не предусматривает спе-циальных средств обеспечения непенитенциарногорежима, либо содержит весьма узкий их перечень.Проведенное исследование личности осужденных клишению права занимать определенные должности илизаниматься определенной деятельностью, обязатель-ным работам, исправительным работам, совершившихновое преступление в период отбывания соответст-вующего наказания, убедительно доказывает, что со-вершению этого преступления предшествовали парази-тический образ жизни осужденных, отсутствие у нихсредств к существованию, систематическое соверше-ние административных правонарушений, которые былиоднородны с тем преступлением, за совершение кото-рого они были осуждены [2. C. 100-121]. На нашвзгляд, этого могло не произойти, если бы данная кате-гория осужденных работала, училась, занималась инойобщественно-полезной деятельностью, и суд, по пред-ставлению уголовно-исполнительной инспекции, либосама инспекция могли скорректировать содержаниенепенитенциарного режима. Действующее законода-тельство предусматривает такую возможность толькопри исполнении исправительных работ (ч. 2 ст. 46УИК РФ) и ограничения и свободы (ч. 3 ст. 53 УК РФ).В связи с этим считаем необходимым и своевремен-ным предоставить суду возможность возложения наосужденных к лишению права занимать определенныедолжности или заниматься определенной деятельно-стью, к обязательным работам, исправительным рабо-там обязанностей как при вынесении приговора, так ив период отбывания наказания по представлению уго-ловно-исполнительной инспекции, если эти обязанно-сти направлены на обеспечение осуществления кон-троля за исполнением осужденным требований непе-нитенциарного режима (например, являться для реги-страции в уголовно-исполнительную инспекцию с ука-занием периодичности, отчитываться перед уголовно-исполнительной инспекцией о своем поведении). Приэтом перечень обязанностей, которые могут быть воз-ложены судом, должен быть открытым, так как этопозволит суду индивидуализировать требования непе-нитенциарного режима каждому осужденному. Кромеэтого, в уголовно-исполнительном законодательствеследует предусмотреть возможность уголовно-исполнительной инспекции возлагать на осужденных клишению права занимать определенные должностиили заниматься определенной деятельностью, к обяза-тельным работам, исправительным работам обязанно-сти, направленные на обеспечение осуществленияконтроля за исполнением осужденным требованийнепенитенциарного режима, не только после наруше-ния осужденным требований этого режима, как этосейчас предусмотрено в ч. 2 ст. 46 УИК РФ, но и припостановке на учет.Действующее уголовно-исполнительное законода-тельство в качестве специального средства, от которогозависит эффективность действия общих уголовно-правовых средств обеспечения непенитенциарного ре-жима, предусматривает вынесение осужденным преду-преждений о замене соответствующего наказания безизоляции от общества более строгим и предостере-жения осужденному к ограничению свободы о недо-пустимости нарушения установленных судом ограни-чений. Очевидно, что угроза вынесения предупрежде-ния осужденному за нарушение порядка и условий от-бывания наказания сама по себе является специальнымсредством обеспечения непенитенциарного режима,поскольку действует по принципу «угроза - наказа-ние», а уже вынесенное предупреждение обеспечиваетдействие угрозы замены этого наказания более строгимкак общего средства обеспечения непенитенциарногорежима. В то же время «предупреждение», в отличиеот возложения дополнительных обязанностей и заменынаказания более строгим, не меняет правового положе-ния осужденного.Изучение практики применения уголовно-испол-нительной инспекцией предупреждений требует ре-шения вопросов об основании их вынесения и срокедействия.Основанием вынесения предупреждений (ч. 1 ст. 29,ч. 2 ст. 46, ч. 2 ст. 58 УИК РФ) является нарушениеосужденным порядка и условий отбывания соответст-вующего наказания без изоляции от общества. Как по-казало исследование, инспекции не всегда единообраз-но толкуют это понятие. На практике встречаются слу-чаи необоснованного вынесения предупреждений засовершение осужденными к лишению права заниматьопределенные должности или заниматься определен-ной деятельностью, к обязательным работам, исправи-тельным работам административных правонарушенийи за нарушение осужденным порядка и условий отбы-вания соответствующего наказания без изоляции отобщества при наличии уважительных причин. Какпредставляется, при установлении «нарушения осуж-денным порядка и условий отбывания» соответствую-щего наказания без изоляции от общества должныприниматься во внимание причины, способствующиесовершению этого правонарушения. В противном слу-чае можно считать «нарушителем» и того осужденного,который не исполнил возложенные обязанности поуважительным причинам, препятствующим их испол-нению. Такой подход вряд ли является справедливым ипротиворечит традиционному пониманию этого тер-мина правовой наукой. Следовательно, предупрежде-ние следует выносить только в тех случаях, когда осу-жденный не исполняет обязанности без уважительныхпричин. К их числу можно отнести: болезнь осужден-ного либо его родственников, специфику работы, непозволяющей осужденному являться на регистрацию вустановленный срок, отсутствие средств на проезд винспекцию в сельской местности и др.Действующее законодательство не предусматриваетсрока, в течение которого это предупреждение дейст-вует, исключение составляет ч. 4 ст. 59 УИК РФ, опре-деляющая срок действия предупреждения, вынесенно-го осужденному к ограничению свободы в один год.Вместе с тем, поскольку замена обязательных и испра-вительных работ возможна при наличии этого преду-преждения, этот вопрос имеет принципиальное значе-ние. Казалось бы, для осужденных к обязательным иисправительным работам этот период также установ-лен и равен продолжительности срока назначенногонаказания, в связи с чем законодатель специально неоговаривает его пределов. Однако, следуя этой логике,можно обнаружить весьма парадоксальную ситуацию:нарушение осужденным к исправительным работамтребований непенитенциарного режима в первый ивторой годы позволит суду заменить исправительныеработы по основаниям, предусмотренным ч. 3 ст. 46УИК РФ. Вряд ли такой вывод можно считать справед-ливым. В связи с этим предлагаем дополнить ст. 46УИК РФ соответствующими частями следующего со-держания: «Осужденный считается подвергнутым пре-дупреждению в течение года со дня его вынесения уго-ловно-исполнительной инспекцией».Действенность уголовно-правовых средств обеспе-чения непенитенциарного режима зависит от уголовно-процессуальных средств. К их числу следует отнестиуголовно-процессуальные средства обеспечения явкиосужденного, скрывшегося с места жительства с це-лью уклонения от отбывания наказания, в судебноезаседание для решения вопросов, связанных с заменойнаказания на более строгое. На основании ч. 3 ст. 399УПК РФ решение об участии осужденного в судебномзаседании принимает суд, который может рассмотретьпредставленные уголовно-исполнительной инспекциейматериалы и без осужденного. Однако судебная прак-тика сложилась таким образом, что эти материалы вотсутствии осужденного не рассматриваются либо вудовлетворении представления инспекции отказывает-ся, если инспекция в результате проведения первона-чальных розыскных мероприятий не доказала фактзлостного уклонения осужденного от отбывания нака-зания. Такая практика суда обусловлена тем, что вы-нести решение о розыске такого осужденного суд неправомочен, так как это не предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством.Осужденный, скрывшийся в целях уклонения ототбывания наказания в виде обязательных работ, ис-правительных работ либо ограничения свободы, назна-ченного в качестве основного наказания либо избран-ного при замене неотбытой части наказания в виде ли-шения свободы, объявляется в розыск на основаниисоответствующего постановления уголовно-исполнительной инспекции и подлежит задержаниюорганами внутренних дел на срок до 48 ч. Согласно п.18 ст. 397 УПК РФ суд рассматривает вопросы, связан-ные с исполнением вступившего в законную силу при-говора суда, о заключении под стражу осужденного,скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказа-ния в виде обязательных работ, исправительных работлибо ограничения свободы (осужденного, которомуограничение свободы назначено в качестве основногонаказания либо избрано при замене неотбытой частинаказания в виде лишения свободы) на срок не болеечем 30 суток, по представлению органа внутренних делпо месту задержания осужденного (п. 3 ч. 1 ст. 399УПК РФ). Такое решение принимается судом в соот-ветствии с п. 18 ст. 397 УПК РФ для рассмотрениявопроса о замене наказаний в виде обязательных ра-бот, исправительных работ либо ограничения свободына лишение свободы в соответствии с представлениемуголовно-исполнительной инспекции.Вместе с тем вопрос замены неотбытого срока на-казания в виде ограничения свободы наказанием ввиде лишения свободы осужденному, которому огра-ничение свободы назначено в качестве основного на-казания либо избрано при замене неотбытой частинаказания в виде лишения свободы, являющемусяскрывшимся с места жительства, может быть рас-смотрен судом в связи со злостностью уклоненияосужденного от отбывания ограничения свободы приусловии представления уголовно-исполнительнойинспекцией соответствующих доказательств злостно-сти и без задержания осужденного органами внутрен-них дел. В противном случае лица, скрывшиеся с мес-та жительства, продолжают безнаказанно уклонятьсяот отбывания наказаний.Такая же проблема возникает и с осужденными, ук-лоняющимися от явки в судебное заседание без уважи-тельных причин. Оформить привод такого осужденно-го суды также отказываются, поскольку в соответствиисо ст. 113 УПК РФ привод, который производится су-дебными приставами по поручению суда, предусмот-рен только в отношении подозреваемых, обвиняемых,потерпевших и свидетелей. Вместе с тем такое толко-вание закона не согласуется со ст. 47 УПК РФ, котораяопределяет осужденного как обвиняемого, в отноше-нии которого вынесен обвинительный приговор. Темне менее указанные обстоятельства свидетельствуют онеобходимости внесения дополнений и изменений вст. 399 Уголовно-процессуального кодекса РоссийскойФедерации, предусмотрев возможность принятия су-дом решения о приводе и розыске осужденного в слу-чае его неявки в судебное заседание.Реальность угрозы замены наказания в случае зло-стного уклонения осужденного от его отбывания зави-сит от сроков рассмотрения судами соответствую-щих представлений уголовно-исполнительных инспек-ций. Указанные сроки, по результатам нашего исследо-вания, иногда достигают 6-8 месяцев. За это время ве-роятность совершения данными лицами повторныхпреступлений кратно возрастает. В целях сниженияуровня повторной преступности среди лиц, состоящихна учете в уголовно-исполнительных инспекциях, не-обходимо ограничить сроки рассмотрения судом пред-ставлений инспекций до одного месяца. В частности,следует дополнить гл. 47 УПК РФ ст. 3991 «Сроки раз-решения вопросов, связанных с исполнением пригово-ров в отношении осужденных к наказаниям и мерамуголовно-правового характера, не связанным с лише-нием свободы», где закрепить эту норму.Механизм обеспечения порядка исполнения нака-заний без изоляции от общества должен включатьуголовно-правовые средства, которые опосредованнооказывают воздействие на обеспечение воспитатель-но-предупредительного процесса, поскольку они сти-мулируют поведение осужденных в ожидаемом состороны государства направлении. Стимулирующийхарактер этих мер строится по схеме: средство сти-мулирования - мера поощрения. Однако Уголовныйкодекс Российской Федерации в настоящее время та-кие средства предусматривает только применительнок ограничению свободы. Прежде всего, они выража-ются в возможной отмене ранее установленных дляосужденного обязанностей. Инспекция, при наличииоснований и подтверждающих официальных доку-ментов, вносит в суд мотивированное представление очастичной отмене установленных судом ограниченийв следующих случаях:- необходимости прохождения осужденным меди-цинского осмотра или курса лечения вне территори-ального образования, выезд за пределы которого емузапрещен;- исполнения функциональных обязанностей поместу работы, учебы вне территориального образова-ния, выезд за пределы которого ему запрещен;- необходимости прохождения осужденным курсалечения во время суток, в которое ему запрещено вы-ходить из дома (квартиры, иного жилища);- исполнения функциональных обязанностей поместу работы, учебы во время суток, в которое ему за-прещено выходить из дома (квартиры, иного жилища).Кроме этого, уголовно-исполнительное законода-тельство предусматривает возможность применения косужденному мер поощрения (благодарность; досроч-ное снятие ранее наложенного взыскания; разрешениена проведение за пределами территории соответст-вующего муниципального образования выходных ипраздничных дней; разрешение на проведение отпускас выездом за пределы территории соответствующегомуниципального образования). Решение о применениик осужденному мер поощрения выносится начальни-ком инспекции либо лицом, его замещающим, в формепостановления (приложение № 27 к Приказу МинюстаРоссии от 11 октября 2010 г. № 258 «Об утвержденииИнструкции по организации исполнения наказания ввиде ограничения свободы») с учетом личности и по-ведения осужденного в течение отбытого срока (за хо-рошее поведение; за добросовестное отношение к тру-ду; за добросовестное отношение к учебе; за добросо-вестное отношение к труду и учебе) и объявляется емупод роспись. К осужденному, имеющему неснятое илинепогашенное взыскание, инспекция может применитьмеры поощрения только в виде досрочного снятия ра-нее наложенного взыскания. Применение данного видапоощрения возможно по истечении трех месяцев содня вынесения предупреждения и по истечении шестимесяцев со дня вынесения официального предостере-жения. При этом при наличии двух взысканий первымснимается взыскание, наложенное ранее и не являю-щееся на момент поощрения погашенным.На наш взгляд, рассмотренные два вида поощренияможно было бы предусмотреть и для осужденных кобязательным и исправительным работам.

Ключевые слова

nonpenitentiary regime, punishments without isolation from the society, alternatives to imprisonment, penalty enforcement legislation, непенитенциарный режим, наказания без изоляции от общества, альтернативы лишению свободы, уголовно-исполнительное право

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ольховик Николай ВладимировичНациональный исследовательский Томский государственный университеткандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права, заместитель директора Юридического института по научной работеlawtsu@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Ольховик Н.В., Прозументов Л.М. Рецидивная преступность осужденных и ее предупреждение. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2009. 160 с.
Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк, 1992. 199 с.
Голик Ю.В. Позитивные стимулы в уголовном праве (понятие, содержание, перспективы) : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1994. 50 с.
 Эффективность уголовно-правовых, уголовно-исполнительных и уголовно-процессуальных средств обеспечения непенитенциарного режима | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Эффективность уголовно-правовых, уголовно-исполнительных и уголовно-процессуальных средств обеспечения непенитенциарного режима | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 356.

Полнотекстовая версия