Иван Данишевский: чекист, авиастроитель, публицист | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 360.

Иван Данишевский: чекист, авиастроитель, публицист

Представлена биография примечательной личности - деятеля революции и Гражданской войны, организатора красного террора в Крыму и Закавказье, советского и хозяйственного деятеля, одного из организаторов авиационной промышленности. И. Данишевский был сыном жестокого и героического времени, искренне верившим в непогрешимость руководства партии и идеи коммунизма. Участник репрессий, сам репрессированный, он ни в чем не раскаялся и ни о чем не пожалел. Стихи С. Гудзенко «нас не надо жалеть, ведь и мы б никого не жалели» сложены о таких, как он.

Ivan Danishevsky: security officer, aircraft manufacturer, publicist.pdf Многочисленные выходцы из ВЧК-ОГПУ активноприсутствовали в общественно-политической, хозяйст-венной и культурной жизни страны. С чекистскойкарьеры начинали и будущий глава советского прави-тельства Н.А. Булганин, и известные партийно-государственные деятели - Л.П. Берия, Е.Г. Евдокимов,М.С. Кедров, В.Н. Манцев, И.П. Павлуновский,С.Г. Уралов, В.Н. Яковлева и др. К подобной категориилиц принадлежал крупный работник ВЧК и инженер-изобретатель Иван Михайлович Данишевский (декабрь1897 - между 1974 и 1979).Он родился в Варшаве в семье мелкого приказчикаи акушерки, незадолго до того высланной в потокедругих евреев из Москвы. Закончив гимназию в1916 г., Данишевский поступил в Харьковский универ-ситет, «но не учился - вошел в революционное подпо-лье» партии социалистов-революционеров. Революци-онная карьера юноши началась в январе 1917 г., когдаон организовал «антивоенную массовку», был задер-жан полицией, но бежал [1. Л. 1, 3]. С июля 1917 г. ле-вый эсер Данишевский активно участвовал в созданииКрасной гвардии в Харькове, после октябрьского пере-ворота «подавлял контрреволюционное офицерство»,воюя с декабря 1917 г. в составе 1-го Харьковскогопролетарского полка против калединцев в Донбассе [2.С. 429]. В марте 1918 г. под натиском немцев советскиечасти покинули Украину, и Данишевский в апреле-августе заведовал нелегальными сообщениями украин-ского «Правительства восстания», базировавшегося вМоскве. Тогда же он вышел из ПЛСР.В сентябре 1918 г. Данишевский вернулся на Ук-раину и работал организатором в Харьковском под-польном ревкоме, а после восстановления большевист-ской власти получил должность члена коллегии агита-ционно-просветительного управления наркомата повоенным делам УССР, участвуя при этом в «отдельныхбоях с кулацкими бандами». Когда деникинцы захва-тили Украину, Данишевский снова эвакуировался вМоскву, в октябре 1919 г. стал большевиком, и какграмотный военный работник с опытом подпольнойработы был взят в органы военной контрразведки, ставзаместителем начальника информации Особого отделаВЧК [1. Л. 1 об.]. Известен факт его сообщенияВ.И. Ленину осенью 1919 г. материалов так называемо-го заговора Национального центра [3. С. 77]. Данишев-ский по указанию Дзержинского доложил Ленинуагентурные материалы о начальнике Центральногоуправления военных сообщений Полевого ШтабаРККА М.М. Аржанове, который был знаком со многи-ми заговорщиками. Как вспоминал Данишевский, Ле-нин был очень доволен тем, что известный военныйинженер Аржанов оказался непричастным к делу На-ционального центра [4. С. 39-40].Работа в Особом отделе ВЧК продолжалась до де-кабря 1919 г., после чего Данишевский вернулся наУкраину и до сентября 1920 г. являлся членом Ревво-енсовета Украинской трудовой армии, заместителемнаркома труда УССР и главой Всеукраинского нарком-труда. Затем Данишевский был снова зачислен в орга-ны ВЧК и назначен начальником особого отдела13-й армии Южного фронта. С ноября 1920 г. до января1921 г. деятельность чекиста оказалась тесно связан-ный с Крымской ударной группой особых отделов ВЧКЮжного и Юго-Западного фронтов, которая осущест-вила кровавую «зачистку» полуострова от основнойчасти офицерства и многих беженцев. Желая, чтобыкак можно больше потенциальных жертв осталось вКрыму, Л.Д. Троцкий 22 ноября 1920 г. телеграфировалкомандующему Южфронтом М.В. Фрунзе и члену РВСС.И. Гусеву: «Необходимо все внимание сосредоточитьна той задаче, для которой создана "тройка". Попро-буйте ввести в заблуждение противника через агентов,сообщив... что ликвидация отменена или перенесена надругой срок» [5. С. 217]. Специальные тройки, создан-ные из руководящих работников особых отделов, втечение нескольких недель беспощадно расправились смассой врангелевцев и беженцев.Недавно обнародованные документы дают пред-ставление о личном вкладе 23-летнего Данишевского вуничтожение крымской «буржуазии». 26 ноября 1920 г.он сообщил заместителю начальника управления осо-бых отделов Южного и Юго-Западного фронтовЕ.Г. Евдокимову: «Сегодня на ст[анции] Джанкоймною задержано 414 офицеров. Из них 14 расстреляно,400, за неимением вооруженной силы для операции [порасстрелу]… направляю [в] Керчь… Особпунктом № 1расстреляно 45 офицеров». Тому же адресату 27 ноябряон сообщал из района Феодосии: «Задержано, пригово-рено за сутки 273 белогвардейца, из них: 5 генералов,51 полковник, 10 подполковников, 17 капитанов,23 штабс-капитана, 43 поручика, 84 подпоручика,24 чиновника, 12 чинов полиции, 4 пристава. Положе-ние района… катастрофическое, особорганы частьюотсутствуют, частью весьма подозрительны [по] сво-ему составу… нет даже вооруженной силы для… ис-полнения приговоров». 29 ноября Данишевский отчи-тался перед Евдокимовым, что в Феодосии за послед-ние сутки «задержано, приговорено [к] расстрелу136 контрреволюционеров, из них: 27 полковников,4 подполковника, 8 капитанов, 14 поручиков, 37 под-поручиков, 6 чинвоенвремени, 2 госстражи, 1 пристав,1 вахмистр, 31 бежавший [с] севера». 30 ноября Дани-шевский сообщал о своём прибытии в Керчь и о рас-стреле 44 чел. [5. С. 405-408].Апогей внесудебных казней пришёлся на декабрь1920 г. Возглавляя чрезвычайную тройку, Данишевскийс 6 по 14 декабря заочно осудил к расстрелу в Керчи609 чел., в Феодосии с 3 по 30 декабря - 527 чел., вСимферополе 27 января 1921 г. - 10 чел. О крайнейспешке, в которой осуществлялись массовые казни, го-ворит тот факт, что отдельных следственных дел не со-ставлялось и людей расстреливали по спискам, ограни-чиваясь сведениями анкет, в которых фиксировалосьсоциальное и профессиональное положение обречён-ных. Например, «чрезвычайная тройка при управленииначособотдарма 13 и уполномоченного Крымской удар-ной группы особотделов Южюгзапфронтов от 4 декабря1920 г. под председательством тов. Данишевского, причленах [П.] Зотове и [Н.И.] Добродицком в г. Феодосии»осудила к смерти 287 чел., следственные материалы накоторых (анкеты с резолюциями «расстрелять») умести-лись в одной папке.Приговоры выглядели стандартно. Например, по-становление той же тройки от 5 декабря гласило:«Принимая во внимание доказанность обвинения всехвышепоименованных в количестве сорока трех человек(43), как явных врагов трудового народа и контррево-люционеров, - расстрелять, имущество их конфиско-вать». Среди этих расстрелянных была и 16-летняяученица из Карасубазара, «шпионка» Евдокия Гаврусе-ва. Таким образом, на основании лишь известных до-кументов доказывается уничтожение по инициативеДанишевского не менее 2 000 чел. Обнародовавшийчасть этих данных украинский прокурорский работникЛ.М. Абраменко отождествил И.М. Данишевского с«ленинским любимцем» К.Х. Данишевским, главойсистемы военных трибуналов [6. С. 96-97].О том, какое впечатление расправы с белыми про-изводили на рядовых исполнителей, один из бывшихкрасноармейцев в своей биографии упоминал: «Приликвидации в гор. Феодосии мне пришлось участвоватьв форменной резне, после чего расстроилась нервнаясистема... и я был отправлен в Москву в нервный гос-питаль, где меня вылечили» [7. С. 136]. Есть докумен-ты о том, что Данишевский предпринимал меры воз-действия к тем чекистам, которые, с его точки зрения,«перегибали». Например, заметную роль в крымскойбойне сыграл военный разведчик и сексот особого от-дела ВЧК 9-й армии Б.Д. Грушецкий, который в конце1920 г. оказался в составе особой группы чекистов,направленной для «чистки» полуострова. Грушецкий,по его словам, разоблачил ряд бывших белогвардейцевна советской службе (капитана Тульвина, полковниковКибичева, Лепёшкина и др. офицеров), которые «аре-стовывались и расстреливались». По жалобам комму-нистов, ходатайствовавших за расстрелянных, Грушец-кий был Данишевским арестован и месяц провёл в за-ключении, но затем оказался освобождён и вскоре по-лучил крупную чекистскую должность [8. Л. 35-39].После завершения основных внесудебных расправ вКрыму Данишевский был награждён золотыми часамии переведён в столицу Украины, заняв в марте 1921 г.пост начальника Особого отдела Харьковского военно-го округа. Но уже в июне его в качестве особоуполно-моченного ВЧК перебросили в занятые Красной арми-ей районы Закавказья, где он также занимался органи-зацией изъятия «враждебных элементов». В сентябре1921 г. Данишевского уволили из ВЧК и поручилигражданскую работу. С осени 1921 г. он руководилГлавкустпромом УССР, с апреля 1924 г. - председательПроскуровского окружного исполкома в бывшей По-дольской губернии, с мая 1925 г. - директор правленияЭлектробанка СССР. В 1926 г. Данишевский получилот ЦКК ВКП(б) строгий выговор за «неправильноекредитование» и с июля 1926 г. работал в одном из ве-дущих внешнеторговых подразделений - ГосторгеРСФСР: начальником инспекции, зам. председателяПушногосторга. В январе 1930 г. он был взят на полу-годовые курсы «парттысячников», после которых сосени 1930 г. учился в Военно-воздушной академииРККА. Став специалистом по авиадвигателестроению,Данишевский во время почти пятилетнего обучениядважды награждался именным оружием - за «учебно-боевую подготовку» и «оборонное изобретение» [1.Л. 1, 1 об].В июле 1935 г. он начал инженерную работу в Пер-ми, вскоре получив должность начальника литейногоцеха авиамоторного завода № 19 им. Сталина. Там онобразовал вокруг себя команду инженеров во главе сБ.Л. Длугачем. И когда в Новосибирске был арестованначальник строительства авиазавода И.И. Бернштейн,Данишевского с частью команды в июле 1937 г. пере-бросили на его место. Нового директора сопровождалшлейф доносов, связанный с его первой женой Садов-ской, которая в 1931 г. была арестована как троцкисткаи выслана из Москвы. Данишевский помог ей освобо-диться, вернуться в Москву и восстановиться в партии.В конце 1935 г. Садовская, с которой Данишевский ктому времени расстался, была снова арестована «каквраг народа». Данишевский утверждал, что Садовскаябыла в партии «преданным товарищем», а троцкистомявлялся её первый муж. Также он заявил: «Жил я с Са-довской после возвращения ее из ссылки потому, чтомне рекомендовал сделать это сотрудник НКВД[А.Ф.] Рутковский, который вел следствие по делу Са-довской, да и сам я верил в ее искренность». Отвечаяна донос военпреда завода № 19 Яновского, Данишев-ский уверял, что тот сам «являлся ярым защитникомклассово-враждебных людей» и шпионом. Партийныйконтролёр, сообщая эти данные Р.И. Эйхе, предлагалпроверить Данишевского через НКВД и отстранить отдолжности, но расправа над директором последовалапочти год спустя.Директором и начальником строительства новоси-бирского авиазавода № 153 Данишевский проработалдо августа 1938 г. Под его руководством в конце1937 г. завод выпустил первые истребители И-16.Бывший завод горного оборудования, перепрофилиро-ванный в авиазавод весной 1936 г., не мог быстро пре-вратиться в крупного производителя самолётов. На1 января 1938 г. укомплектованность станками не пре-вышала 25-30%, отсутствовали помещения для штам-повочного, слесарно-сварочного, гальванического,термического и стапельного оборудования. Особенныйдефицит ощущался в квалифицированных работниках,а из-за некачественных стапелей обшивка первых са-молётов получалась кривой. При Данишевском былипостроены аэродром, водонасосная станция, водопро-вод, компрессорная, ацетиленовая станция, жилые до-ма для специалистов [9. Л. 420-425, 603-605].Войдя в курс дела, Данишевский 21 сентября1937 г. писал Сталину, что враги много навредили наавиазаводе, но у него, тем не менее, налицо возмож-ность выйти на производство от 1 300 до 1 500 штукИ-16 в год. При этом директор жаловался вождю, чтоне имеет веса и поддержки в главке и самом НКАП, из-за чего происходят долгие согласования в Москве повыделяемым фондам и пр. В письме Сталину в июне1938 г. Данишевский расширил список врагов, упомя-нув среди вредителей арестованных наркома оборон-ной промышленности М.Л. Рухимовича, директорапермского авиазавода бригинженера И.И. Побережско-го, А.Н. Туполева, секретаря Запсибкрайкома ВКП(б)Р.И. Эйхе, председателя Запсибкрайисполкома Ф.П. Гря-динского, главу новосибирского облисполкомаС.А. Шварца и секретаря горкома ВКП(б) И.М. Милле-ра. Также он не преминул отметить, что нарком авиа-ционной промышленности М.М. Каганович его преми-ровал за выпуск первых И-16, и заверял Сталина, чтовсе части этих самолётов в Новосибирске делают луч-ше, чем в Горьком.При сменившем Эйхе первом секретаре обкомаВКП(б) И.И. Алексееве Данишевскому было трудноотстаивать интересы своего предприятия: тот лишь разпосетил стройку, а вызванный как-то к Алексееву, Да-нишевский безрезультатно просидел в его приёмной сраннего утра до полуночи [9. Л. 543-549]. В феврале1938 г., помимо работы над серийным производствомИ-16 и УТИ-4, Данишевскому пришлось развернутьработы по созданию нового истребителя И-220, проекткоторого предложил молодой авантюрист А.В. Силь-ванский, получивший в неразберихе 1937 г. под своёруководство опытное конструкторское бюро № 153.Однако из-за грубых просчётов Сильванского постро-енный самолёт, планировавшийся как сильнейший вмире и поглотивший огромные средства, после рядапопыток смог лишь с трудом оторваться от земли.Финала эпопеи с мертворожденным истребителемИ-220 Длужинский не увидел, поскольку 13 августа1938 г. был арестован вместе со своим заместителемС.И. Индисовым, главным инженером Б.Л. Длугачем иначальником оргтехбюро завода И.Л. Пружанским.Данишевского обвинили в крупном вредительстве, из-за которого был сорван запланированный пуск пред-приятия в эксплуатацию. Донос начальника ОТК заво-да Данилова, главного испытателя лётчика А.Ф. Тама-ры и главного инженера В.Л. Кураша утверждал, чтоДанишевский неправомерно выдвигает молодые не-опытные кадры, а «ведет политику так, в которой ус-мотреть преступные деяния почти невозможно, толькочувствуя это внутренними интуициями» [10. Л. 150].Следствие вели известные своей жестокостью на-чальник занимавшегося «обслуживанием» обороннойпромышленности 7-го отдела Новосибирского УНКВДН.С. Великанов и врид начальника 2-го отделения это-го отдела И.П. Деев. В мае 1953 г. Данишевский напи-сал письмо К.Е. Ворошилову с просьбой о пересмотредела и рассказом о его фабрикации: «Две недели мне недавали ни на одну минуту заснуть… сидел на кончикестула в положении "смирно"». Добился успеха один изследователей, блондин с открытым лицом, который некричал и не ругался, а задумчиво говорил: «Можетбыть, есть особые соображения, по которым партиинужно вас оформить врагом народа, судить, формальноуничтожить, а потом под другим именем направить наособо секретное задание?..» Данишевский поддалсяуговорам: «Ни крики, ни тычки, ни мучение лишениемсна не сломили меня, а эта сирена в форме НКВД овла-дела моим обезумевшим мозгом - я дал слово писатьвсе что мне скажут» [9. Л. 428 об., 603-605].Заседание выездной сессии Военной коллегии Вер-ховного Суда СССР в Новосибирске состоялось 13 но-ября 1938 г. под председательством Д.Я. Кандыбина,С.М. Калашникова и И.Г. Китина. Как запомнил Дани-шевский, продолжалось оно не более трёх минут. При-говор - расстрел по ст. 58-7-8-11 УК за участие в терро-ристической и вредительской правотроцкистской орга-низации. Большой террор заканчивался, поэтому осуж-дённого не казнили сразу по вынесении приговора, адали возможность написать прошение о помиловании.Через 17 дней Данишевскому объявили, что приговоротменён, но в камере смертников ему пришлось провес-ти более трёх месяцев [9. Л. 430, 575, 578].Военный трибунал войск НКВД Западносибирскогоокруга 10-11 апреля 1939 г. осудил четвёрку инжене-ров, признав их членами вредительской организацииТуполева, виновными в срыве сроков строительствазавода и невыполнении программы по выпуску самолё-тов. До сентября 1952 г. Данишевский отбывал заклю-чение на Колыме. Сначала работал забойщиком на до-быче золота, потом старшим мастером и начальникоммеханического цеха в пос. Стекольный под Магаданом,более 100 раз поощрялся за рационализаторство и хо-рошую работу, получил зачёты на 1 430 дней и год со-кращения срока [9. Л. 596, 600-602, 420].По воспоминаниям солагерника, внешне суровыйДанишевский отличался «редкой честностью, порядоч-ностью и принципиальностью»; он спас многих интел-лигентов и партийцев, решительно требуя в свою мас-терскую в качестве квалифицированных слесарей ни-когда не державших в руках напильника «доходяг».Своё чекистское прошлое Данишевский скрывал, вы-давая себя за бывшего комиссара дивизии [11. 518-519,565]. В 1946 г. довольно загадочным образом Воздуш-ная академия им. Н.Е. Жуковского выпустила в светпод его фамилией 187-страничное руководство по сис-теме зажигания двигателей «Авиационное магнето».Оставленный вольнонаёмным на Колыме, Данишев-ский в сентябре 1955 г. был реабилитирован и смогперебраться в Москву.Инженер-полковник в отставке, Данишевский актив-но занимался литературной деятельностью, став соста-вителем многих известных мемуарных сборников, вы-ходивших и переиздававшихся в столичных издательст-вах в 1960-1980-х гг.: «Они встречались с В.И. Ле-ниным», «Дорогой борьбы и славы», «Провал операции"Цитадель"», «Были индустриальные», «Война. Народ.Победа», «Кузница Победы» и др. Настроен он былкрайне догматически и, в частности, активно выступалпротив тенденции вспоминать добрым словом россий-ских дореволюционных деятелей, написав в июле1962 г. вместе с генерал-майором С.И. Петровским ипрофессором С.М. Дубровским письмо Н.С. Хрущёву взащиту попранных при Сталине ленинских принциповмонументальной пропаганды. Основным содержаниемдокумента стал протест против строившегося в Москвепамятника реакционному «царскому генералу» и чинов-нику М.И. Кутузову. Авторы также раскритиковали со-хранение монумента А.П. Ермолову в Грозном, а затемобрушились на известный памятник «разгульному кня-зю» Юрию Долгорукому, предложив перенести его «напростенький постамент» в Александровский сад, а напостаменте княжеской статуи восстановить воздвигну-тый в 1919 г. Обелиск Свободы (снесённый десятилетиеспустя при реконструкции Тверской площади), украсивего цитатами из недавно принятой Программы КПСС[12. С. 96-99].Это был не единственный опыт реакционной пуб-лицистики И.М. Данишевского. Когда «Комсомольскаяправда» 4 июня 1965 г. напечатала нашумевшую ста-тью В.М. Пескова «Отечество», в которой автор при-зывал к созданию добровольных обществ по охранепамятников истории и культуры, возмущённый Дани-шевский направил в редакцию газеты и ряду друзейписьмо, в котором заявил, что «коммунизму не нужныпредки, ибо он сам без роду, без племени». Старыйбольшевик был предельно резок: «Программа воспита-ния патриотизма, которую предлагает В. Песков, вос-питания на умилении благолепием церквушек и мали-новым звоном колоколов, на сохранении, а тем болеена реставрации названий типа "Охотный ряд", на воз-величивании и восхвалении царских сатрапов и кано-низированных царями предков - эта программа подхо-дила бы для дореволюционного патриотизма господ-ствующих классов или для "патриотических" вздоховсовременных выродков из "перемещенных лиц" и "не-возвращенцев", из "власовцев"…» Это характерноеписьмо попало в самиздат и было опубликовано рус-ской эмиграцией [13. С. 65, 70].Однако принципиальность престарелого И.М. Да-нишевского не ограничивалась защитой заскорузлыхдогматов. Согласно мемуарам Л. Хургеса, бывший че-кист умер прямо на заседании высокой партийной ко-миссии, защищая старого друга-лагерника профессораЮ.К. Милонова от клеветнической публикации:«Ничьей жизни, ничьему богатству или счастью незавидую, но такой смерти откровенно завидую» [11.С. 566].

Ключевые слова

Украина, Сибирь, Колыма, чекисты, репрессии, авиастроение, Ukraine, Siberia, Kolyma, chekists, repression, aviation industry

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Тепляков Алексей ГеоргиевичНовосибирский государственный университет экономики и управлениякандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории и политологииtepliakov@risp.ru
Всего: 1

Ссылки

Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. П-4. Оп. 18. Д. 2866.
Савицкий И.М. Важнейший арсенал Сибири: развитие оборонной промышленности Новосибирской области в годы Великой Отечественной войны. Новосибирск, 2005.
В.И. Ленин. Биографическая хроника. М., 1985. Т. 8.
Посланцы партии. Воспоминания. М., 1967.
Русская военная эмиграция 20-х - 40-х годов: Документы и материалы. М., 1998. Т. 1, ч. 1.
Абраменко Л.М. Последняя обитель. Крым, 1920-1921 годы. Киев, 2005.
Морозова О. Инвалид Ответственного поста: Социальная лексика красноармейца Кубракова // Родина. 2011. № 2.
Государственный архив Алтайского края (ГААК). Ф. П-3. Оп. 3. Д. 163. Л. 35-39.
Архив управления ФСБ по Новосибирской области. Д. П-4809. Т. 4.
Архив управления ФСБ по Новосибирской области. Д. П-4809. Т. 3.
Хургес Л. Москва - Испания - Колыма: Из жизни радиста и зэка. М., 2012.
Источник. Документы русской истории. 2003. № 1.
Данишевский И.М. По поводу статьи В. Пескова «Отечество» // Политический дневник. 1964-1970. Амстердам, 1972.
 Иван Данишевский: чекист, авиастроитель, публицист | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 360.

Иван Данишевский: чекист, авиастроитель, публицист | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 360.

Полнотекстовая версия