Правовые аспекты российского законодательства о праве передвижения евреев внутри сибирского региона во второй половине XIX - начале XX столетия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 361.

Правовые аспекты российского законодательства о праве передвижения евреев внутри сибирского региона во второй половине XIX - начале XX столетия

Анализируются основные законы Российской империи о передвижении евреев в Сибири, действовавшие во второй половине XIX - начале XX столетия. Рассматривается реализация этих законов на практике, которая серьезно отличалась от законодательства в связи с особым положением Сибири, имевшей ряд изъятий в применении российских законов как место ссылки и колонизации. Особенности законоприменения дополнялись взяточничеством чиновников и заметной ролью евреев в экономической жизни городов края, что также влияло на реализацию строгих законов.

Principles of Russian law on Jewish settlement in Siberia in 1850s - early 20 centuries.pdf Различные аспекты правового положения евреев вРоссии неоднократно становились предметом исследо-вания историков. Этому вопросу уделяли большоевнимание еще дореволюционные исследователи. В ра-боте Ю. Гессена анализируется влияние ограничитель-ных законов на жизнь российских евреев во второйполовине XIX - начале XX в. [1]. Т.И. Тихонов [2],И.Г. Оршанский [3], Г.А. Белковский [4] изучали зако-нодательство о жизнедеятельности евреев в Сибири.Современные исследователи М.Н. Савиных [5],А.Н. Гончаров [6] уделяли большое внимание дей-ствию российских законов в отношении евреев чертыоседлости, Л.В. Кальмина [7] рассматривала действиеограничительных законов в отношении поселения ев-реев в 100-верстной полосе от границы с Китаем. Од-нако количество разнообразных положений, регулиру-ющих жизнь евреев в Сибири, настолько велико, чтозаставляет вернуться к изучению. Законы, положения имногочисленные разъяснения нередко противоречилидруг другу. При этом губернские власти, принимая до-полнительные положения в отношении евреев, усилива-ли путаницу. В данной статье исследуются законы,определявшие «внутреннюю», «сибирскую» черту осед-лости в отношении евреев, поселившихся в Сибири.В многочисленных законах, положениях и разъяс-нениях Сибирь рассматривалась как местность, где «вотношении евреев установлены особые правила». Осо-бую группу среди них составляют положения о такназываемой сибирской черте оседлости, ограничиваю-щие право свободного передвижения поселившихся вСибири евреев. Юридически она была введена11 ноября 1847 г. высочайше утвержденным положе-нием Комитета министров, согласно которому «в от-ношении к находившимся в Сибири до 15 мая 1837 г.евреям и детям их мужского пола, там родившимся иливместе с ними, по распоряжению правительства, от-правленным в Сибирь и достигшим 18-летнего возрас-та, а равно и женщинам, которым дозволено остаться вместах их жительства, то есть в Сибири, место их посе-ления должно считаться постоянной для них оседло-стью» [8. С. 848-849]. Это положение составило п. 10примечания 1 к ст. 791 Закона о состояниях, изданногов 1899 г. [9. С. 261]. При этом не оговаривалось, чтосчитать чертой оседлости еврея в Сибири - место егоприписки или же всю Сибирь? В дальнейшем неяс-ность положения стала причиной произвольного тол-кования места проживания евреев.По закону 1835 г. Сибирь не является территориейпостоянного жительства евреев [10. С. 308-323], со-гласно же мерам для уменьшения числа поселенных вСибири евреев 1837 г. и закона 1847 г. ссыльные евреи иих родственники должны быть оставлены в местах жи-тельства [11. С. 324-325]. По мысли законодателя тоговремени, под выражением «место поселения» не следуетподразумевать более обширные территории, чем подвыражением «место жительства», исходя же из статей 1-10 Устава о паспортах, губерния или совокупность гу-берний не подходит под определение «место житель-ства». При этом, говоря о предоставлении торговых правевреям, законодатель использует термин «место поселе-ния», а не «Сибирь», хотя если бы за евреями признава-лось право свободного передвижения по Сибири, то ис-пользовалось бы второе понятие как более ясное.При этом положений, дозволяющих евреям пересе-ляться с места жительства в пределах Сибири, в законене предусмотрено, а высочайшее повеление 5 февраля1859 г. разрешило евреям, не принадлежащим к числусосланных и причисленным в Сибири, переселятьсялишь в губернии черты оседлости и отлучаться вовнутренние губернии с соблюдением правил и ограни-чений, предусмотренных законом на отлучку евреев зачерту оседлости [12. С. 89-90]. Соответственно, зако-нодатель того времени сделал такой вывод: так как Си-бирь в данном положении специально не оговаривает-ся, то нельзя думать, что переселение и временные от-лучки евреев, причисленных в Сибири, подчиняютсяправилам, действующим в черте постоянной оседлости.Существующие общие ограничения не отменяютсяодним только умалчиванием в законе, поэтому необхо-димо положительное постановление об изъятии Сиби-ри из общих правил. Положительное изъятие былоустановлено только для отлучек ссыльнопоселенцев-евреев статьей 185 Устава о паспортах [13. С. 43], ос-нованной на высочайше утвержденном мнении Коми-тета министров 31 июня 1812 г., по которой поселен-цам, в том числе и евреям, разрешалось отлучаться вгорода Томской губернии [14. С. 380-381]. Однакодействие этого положения не распространяется на по-томков ссыльнопоселенцев, а, соответственно, Сибирьдля них, в силу действующих ограничений, не являетсятерриторией свободного жительства.Правоведы XIX столетия отмечали, что право по-томков ссыльнопоселенцев на перемещение в Сибириболее стеснено, нежели ссыльных евреев, но затоевреи - потомки ссыльнопоселенцев могли отлучатьсяв черту оседлости и пользоваться там правом свобод-ного передвижения, а ссыльные евреи были лишеныэтого права [15. С. 275-276].Несмотря на эти разъяснения, ни в положении о ев-реях 1835 г., оговаривающем право свободного пересе-ления с места на место в черте оседлости и там, где имдозволено постоянное пребывание (евреям, сосланнымв Сибирь, и их потомкам дозволено было пребывание вСибири), ни в положении 1847 г. о выдаче торговыхсвидетельств евреям, находящимся в Сибири, ни в п. 10примечания 1 ст. 791 Закона о состояниях, на основа-нии которых якобы было ограничено место поселенияевреев городом или селением, о таком ограничении нетни слова. Сенат указом внес коррективы в закон. Вдальнейшем в ходе кодификационной переработки по-ложения 11 ноября 1847 г. из него было убрано пояс-нение о том, что местом поселения евреев является всяСибирь, что и послужило формальной причиной созда-ния специальной черты оседлости для евреев в Сибири.До 90-х гг. XIX столетия черта оседлости в Сибирихотя и была введена, но соблюдалась не строго, евреипроживали по всей Сибири, переезжали с одного местана другое, не обращая внимания на место приписки.Исследователь Г.А. Белковский отмечает, что «евреи вСибири совсем не занимают обособленного положе-ния. В общественной жизни они являются типичнымисибиряками, и никто не замечает никакой племеннойвражды. Жизнь русских и евреев, частная и обще-ственная, совершенно переплетается…» [4. С. 13].Местная администрация строго следила лишь за тем,чтобы ссыльные евреи не выезжали за пределы Сиби-ри. В 1850 г. томский еврей Борух Абрамович Жуковобратился к томскому губернатору с жалобой на Том-скую городскую думу о невыдаче ему паспорта на про-езд в г. Каинск. В ответ на запрос губернатора о при-чинах Томская городская дума сообщила, что БорухЖуков просил выдать ему паспорт для выезда срокомна один год не только до г. Каинска, но и во внутрен-ние губернии Российской империи, что ему как быв-шему ссыльнопоселенцу запрещено [16. Л. 14-15].В 90-е гг. XIX столетия с началом правления Алек-сандра III в рамках ужесточения правительственнойполитики по отношению к евреям черта оседлости длясибирских евреев начинает соблюдаться более строго.При этом немаловажную роль сыграло и отношениеместных властей к представителям данной националь-ности. К концу XIX столетия евреи начинают игратьвсе более заметную роль в экономике региона, что неосталось без внимания сибирской администрации, ко-торая еще до правительственных разъяснений прини-мает меры, сдерживающие еврейскую активность.Например, Тобольский губернский совет в 1888 г.пояснил, что местом оседлости приписанных к обще-ствам в Сибири евреев следует считать только место ихприписки, а не всю Сибирь, соответственно, они немогут переселяться из одной сибирской губернии вдругую или из одного селения в другое.Общероссийская администрация в вопросе о правепередвижения евреев внутри сибирского региона под-держала местные власти. Общее собрание Правитель-ствующего сената 26 апреля 1896 г. по делу еврея Ма-риупольского вынесло постановление, на основаниикоторого впоследствии решались все дела, касающиесяправа передвижения евреев внутри Сибири. ПросителюМариупольскому, внуку ссыльнопоселенца Хаима Ма-риупольского и сыну военного кантониста Якова Ма-риупольского, причисленного в крестьяне Юдинскойволости Томской губернии, губернский совет отказал всовершении крепостного акта на купленную им землювне места причисления. При подробном рассмотрениижалобы Мариупольского Сенат пришел к выводу, чтопотомки сосланных в Сибирь евреев, не принадлежа-щие к категориям евреев, пользующихся особыми при-вилегиями относительно свободы места жительства,имеют право проживать в Сибири вне места их при-писки лишь временно, на основании правил ст. 157Устава о паспортах, т.е. действия губернского советабыли признаны правильными [15. С. 270]. В противномслучае евреи получали бы в ссылке большие привиле-гии, нежели в черте постоянной их оседлости, следова-тельно, ссылка была бы не наказанием, а преимуще-ством.Окончательно специальная черта оседлости длякаждого еврея в Сибири установлена была после УказаПравительствующего сената от 24 марта 1897 г. по де-лу Бронштейна [15. С. 274], с этого времени сибирскиеевреи практически были прикреплены не столько кместу жительства, сколько к месту, где были приписа-ны их предки.Все эти меры поставили сибирских евреев в весьмазатруднительное положение, так как в течение многихлет центральные и местные власти рассматривали ме-стом жительства евреев всю Сибирь и не ограничивалиправо их передвижения внутри региона. Можно ска-зать, что 90-е гг. XIX столетия - это граница междуотносительно благополучным и полноправным прожи-ванием евреев в Сибири (если вообще можно говоритьо полноправии по отношению к евреям) и началом их«нелегального» существования. Многие евреи давновыехали из мест причисления их предков, обзавелисьторговыми и промышленными заведениями, некоторыеи вовсе никогда не проживали в местах приписки пред-ков, были рождены и прописаны в другом месте.Газета «Восточное обозрение» писала о сложив-шейся ситуации: «…далеко не все евреи, живущие вМариинске, принадлежат к числу тех, которые припи-саны к местному обществу и которые, по закону, име-ют право жить в Мариинске. Среди этих, так сказать,контрабандных евреев есть много таких, которые иродились в Мариинске, и никогда не выезжали из Ма-риинска, знают только один город Мариинск и уженесколько десятков лет ведут какое-либо "свое дело",чаще всего по "коммерческой части", полученное понаследству от отца или от деда. Как известно, в насто-ящее время как из Томска, так и из всех уездных горо-дов Томской губернии такие евреи, а равно их семьи,раз они не приписаны к местным обществам, выселя-ются по месту причисления… Должна произойти фор-менная перетасовка» [17]. Что и случилось. Евреев вы-сылали с насиженных мест, при этом ни давность про-живания, ни возможное разорение в расчет не брались,в результате со стороны притесняемых последоваламасса жалоб с просьбами оставления на прежнем местежительства. Проживающая в Томске Розалия Василь-евна Шписман, двое детей которой обучались в Том-ской мужской гимназии, вынуждена была выехать вИркутск, к месту приписки мужа [18. Л. 104]. Мещани-ну Элию Абрамовичу Вольфу, занимающемуся мелоч-ной торговлей, было предписано выехать из г. Томска в2-месячный срок, так как его отец Абрам Вольф в 1824г. был сослан и приписан к Анциферовской волостиЕнисейского округа и губернии [18. Л. 105].Высылали евреев даже в преклонном возрасте,например выселению подлежала 60-летняя вдова ИтаМенделеевна Бордо, прожившая в Томске более два-дцати лет. Дело в том, что она прибыла в Сибирь в1868 г. вслед за своим сосланным мужем Калтуном,местом приписки которого стал Мариинск. Однакосемья переехала через несколько недель в Томск, гдеКалтун умер, а она вторично вышла замуж за еврея,приписанного к д. Тисуль Дмитриевской волости, ноони также проживали в г. Томске и владели недвижи-мым имуществом. После смерти второго мужа ей былопредписано в 2-месячный срок переехать в Мариинск[18. Л. 106-106 об.]. Выселению из г. Томска подлежа-ла и мариинская мещанка Рахиль Мееровна Куцман,прожившая в Томске от рождения 30 лет [18. Л. 113].При этом на продажу имеющейся у нее собственностидавался один месяц, в результате она терпела большиеубытки.В отдельных случаях сибирская администрация, ис-пытывая нужду в разного рода специалистах, разреша-ла остаться еврею на прежнем месте жительства. В1894 г. в Томское губернское правление поступилопрошение от каинского мещанина из ссыльных Лейзе-ра Гершевича Шнейдермана, которого в 1875 г. Том-ская экспедиция о ссыльных причислила в мещанег. Каинска, но в Каинске он никогда не был, так как изТомской пересыльной тюрьмы по ходатайству раввинабыл освобожден в г. Томск, где, получив от каинскоймещанской управы паспорт, устроился переплетчикомв типографию Макушина, а затем в томскую город-скую типографию. Рассмотрев его прошение, томскийгубернатор разрешил Шнейдерману остаться на жи-тельстве в Томске при условии, что тот будет работатьв Томской губернской типографии [19. Л. 3-6]. В1904 г. аптекарскому помощнику Арону Айзикманови-чу Вольфсону было разрешено остаться в Томске наосновании того, что он прошел испытание на званиефармацевта [20. Л. 3]. Нередко при переселении евреине могли найти себе занятие на новом месте житель-ства и оказывались в безвыходном положении, стано-вясь бременем для того общества, к которому они былиприписаны, причислиться же к новому месту быловозможно лишь с разрешения высшей власти.В целом, по характеристике присяжного поверенно-го М.И. Мыша, установление сибирской черты оседло-сти превратило евреев в своего рода «крепостных» [15.С. 276]. Евреи не могли покинуть город, а позже уездили округ, без специального разрешения, тем самымоказавшись в более затруднительном положении,нежели даже евреи черты оседлости, внутри которойони могли переезжать с места на место.В последующем право евреев проживать и владетьимуществом только в местах их приписки неоднократ-но подтверждалось. При этом рассматривался вопрос ограницах сибирской черты оседлости. Согласно ст. 327,333, 423 и 424 Устава о ссыльных, ст. 4 Устава о пас-портах издания 1890 г. [13. С. 1], ст. 2. Положения овидах на жительство 1894 г. местом оседлости является«для мещан - город, посад или местечко, к мещанско-му или ремесленному обществу которого они причис-лены, а для ссыльнопереселенцев и крестьян - волость,к коей они приписаны» [21. С. 3].Однако закрепление евреев в одном месте тормози-ло экономическое развитие региона. Евреи играли важ-ную роль в экономике Сибири, являясь необходимымиторговыми посредниками между городом и деревней,нередко выступали пионерами разных отраслей. При-крепленные к одному месту, они не могли выполнятьэти функции, что не могло не сказаться на хозяйствен-ной жизни региона. Кроме того, евреи в рамках своейдеятельности вступали в хозяйственные отношения скрупными промышленниками и нередко с казной. При-крепление к месту приписки также разрушало эти хо-зяйственные связи. В результате власти постепенноначинают расширять границы сибирской черты осед-лости. 14 апреля 1900 г. указом Правительствующегосената сибирская черта оседлости была расширена доокруга или уезда. Определением Сената 7 ноября(19 декабря) 1901 г. при рассмотрении вопроса о раз-решении евреям проживать вне места их приписки вСибири вновь было закреплено, что в Сибири местомприписки евреев (соответственно, и местом их житель-ства) считается тот округ или уезд, к которому еврейпричислен и который составляет для него специальнуючерту оседлости [4. С. 97]. В пределах этой специаль-ной черты он может содержать промышленные заведе-ния [15. С. 274]. Вне этой черты евреи могли прожи-вать временно, на основании ст. 157 Устава о паспор-тах, для отлучек из общей черты оседлости.Евреи-ссыльнопоселенцы могли временно отлу-чаться на промыслы по всей Сибири, но не за ее преде-лы на основании ст. 185 Устава о паспортах [13. С. 43].В дальнейшем выходили документы, подтверждающиеэти границы: Указ от 8 февраля 1902 г., определениеI Департамента Правительствующего сената от 27 фев-раля 1902 г., от 4 октября 1903 г. № 9590 на имя том-ского губернатора, от 17 ноября 1903 г., от 22 марта1907 г. № 3283, от 6 сентября 1907 г. № 8920 [22.С. 225]. Однако власти так и не разрешили свободноеперемещение евреям по всей территории Сибири. Бо-лее того, периодически местные власти проводили вы-селения евреев, незаконно проживающих на террито-рии, в места приписки.В случае тщательного исполнения законов о сибир-ской черте оседлости, по подсчетам В. Войтинского иА. Горнштейна, выселению из Томска подлежало800 семейств, имеющих собственность в городе [23.С. 31]. По сведениям томских полицмейстеров, в1906 г. в г. Томске вне мест приписки, нелегально про-живало 426 семейств [24. Л. 1-42 об.]. Однако испол-нение законов о выселении евреев в места припискиоказалось на деле задачей более сложной, чем приня-тие этих законов. Как уже было отмечено, реальныеэкономические потребности региона способствовалитому, что сибирская администрация находила возмож-ность оставить полезных для края евреев на месте ихжительства. Чаще всего разрешение оставить евреев вместе проживания шло с припиской «разрешить даль-нейшее временное проживание в г. Томске, впредь доразрешения общего вопроса о праве жительства евре-ев». С такой формулировкой было разрешено прожи-вать в г. Томске колыванскому 2-й гильдии купцуБ.Г. Хаймовичу, шадовскому мещанину Ф.П. Каплану,тобольской мещанке Ш.М. Шундровской и др. [24.Л. 57-57 об.]. Иногда власти делали исключение, учи-тывая и довольно преклонный возраст просителя: 21мая 1902 г. Томское губернское правление объявилокаинскому мещанину Г. Гольдштейну, что согласновысочайшему повелению от 21 июля 1893 г. п. 4 и Ука-зу Правительствующего сената от 11 марта 1899 г. поделу Тульбовича ему разрешено остаться жить в Том-ске вместе с семьей как имеющему от роду более 70лет [24. Л. 43].На процесс выдворения евреев в места приписки ока-зывала влияние и политическая ситуация. Во время Рус-ско-японской войны выселение евреев было приоста-новлено в связи с тем, что мобилизации подвергались ите евреи, которые проживали вне мест приписки. Воизбежание возможных осложнений их семьи временнотакже были оставлены на прежних местах жительства.Затягивали евреи выселение и путем предоставлениямедицинских справок о необходимости проживания инаблюдения в клиниках Томска [24. Л. 76].Неупорядоченность системы выдачи прав на жи-тельство также помогала евреям обойти закон. Правона жительство вопреки действующему законодатель-ству, как отмечал томский губернатор в 1891 г., можнобыло получить в городских управах, у мещанских ста-рост и в волостных правлениях, «...что, несомненно,представляется совершенно неправильным и незакон-ным, так как только полицейское управление, обязан-ное наблюдать за правильностью проживания евреев,вправе снабжать свидетельствами на жительство в дан-ной местности», поэтому он распорядился о «прекра-щении выдачи евреям названными учреждениями по-добного рода удостоверений», а полицмейстерамнадлежало следить за тем, чтобы во вверенных имучастках и округах «вообще не проживали евреи наосновании свидетельств, выданных ненадлежащимиместами и лицами» [25. Л. 10 об.]. Судя по тому, чтоподобное предписание в 1893 г. было сделано енисей-ским губернатором, практика выдачи удостоверений направо жительства различными структурами была рас-пространена повсеместно в Сибири и существоваладостаточно долго [25. Л. 10 об.].Избежать выселения помогала и система взяточни-чества. «Евреи покупали себе облегчение… Последниекрохи бедняка уходили на то, чтобы не быть изгнан-ным с векового места жительства, чтобы не лишитьсяправа на занятие - каждый шаг еврея требовал своейоплаты» [26. С. 135].Из-за чрезвычайной запутанности законодательствао евреях вообще и о сибирских евреях в частности, атакже их умения избегать переписей, выселение пред-ставителей этой национальности в места припискиокончательно не было завершено.Следующее по времени крупномасштабное выселе-ние евреев в места приписки связано с изданием цир-куляра П.А. Столыпина от 22 мая 1907 г. № 20. Со-гласно ему, евреи, проживающие нелегально, выселя-лись не только за пределы Сибири, но и внутри сибир-ского региона в места приписки. Этот циркуляр отме-нил действие всех разрешений, выданных на тот мо-мент губернаторами, поэтому требовалась проверкаправа жительства каждого еврея, что было довольносложным делом для полиции.Проживающему в г. Томске мещанину местечкаКаменец-Литовского еврею Хонону-Мееру Абрамови-чу-Гиршевичу Страрышевскому было объявлено, чтоон, «ввиду имеющихся о его поведении неблагоприят-ных сведений, не удовлетворяет требованиям циркуля-ра от 22 мая 1907 г. № 20, в результате чего подлежитнезамедлительному выдворению в место приписки»[27. Л. 23 об.].Евреи и в этот раз всячески затягивали процесс вы-селения. В томском архиве сохранилось дело братьевАфроима и Абрама Купершток, проживавших в д. Но-вощербаковой Каинского уезда Томской губернии. Онизанимались покупкой и перепродажей продуктов сель-ского хозяйства, а также ростовщичеством. Будучиприписанными в мещане Каинска и желая остатьсяжить в деревне Новощербаковой, они поставили во-прос о принятии их в общество на сельском сходе, гдеим было отказано. После ухода со схода старосты Ку-перштоки принесли табак, ведро вина, пряники, в ре-зультате, находясь в нетрезвом состоянии, половиначленов общества и писарь составили протокол о приня-тии евреев в свое общество. Дело раскрылось послетого, как в протоколе обнаружились подписи тех, ктовообще не участвовал в сходе, и в результате евреиКуперштоки были выдворены в Каинск [28. Л. 4-5].Нечеткость формулировок циркуляра 1907 г. предо-ставила большую власть в деле удовлетворения хода-тайств сибирской администрации. Как и в предыдущуюволну выселений в 90-х гг. XIX столетия, после цирку-ляра 1907 г. губернские власти не могли контролиро-вать точное исполнение всех существующих законов ипредписаний в отношении каждого конкретного еврея.При этом евреи годами проживали вне мест приписки,на основании специально введенной местными властя-ми формулировки «разрешается временно проживать вг. Томске до разрешения общего вопроса о праве жи-тельства евреев». Оставлены в 1908 г. на жительство вТомске были Ицка Моисеевич Безиняк с семьей, БасяКиселевская, переплетчик Управления по переустрой-ству горных участков Сибирской железной дорогиИлья Черницкий, Фейга Израилевна Бровик, СофияФайнерова и др. [29. Л. 4-31].Из-за чрезвычайной запутанности законодательствапрошения евреев об оставлении на жительство в Том-ске с одинаковой мотивировкой в разных случаях удо-влетворялись или не удовлетворялись в зависимости отжелания властей. Получить временное разрешение нажительство в г. Томске можно было в случае поступле-ния в учебное заведение или сдачи экзаменов.14 августа 1907 г. мещанину Иосифу Ефимовичу Ар-шону было разрешено проживать в Томске на времясдачи экзамена на аттестат зрелости, в августе того жегода одесскому мещанину Шмулю Фуксу - для сдачиэкзаменов в Томском реальном училище, красноярскоймещанке Саре Колмаковой Зельманович, иркутскоймещанке Этте Горбуновой, Хае-Фрейде Срулевой - навремя обучения в университете и др. [30. Л. 18-31].Однако 6 января 1909 г. еврейке Тойбе Зубицкойбыло объявлено, что ее ходатайство о разрешении вре-менно проживать в Томске с целью сдачи экзаменов иобучения в одной из зубоврачебных школ отклонено, асама она незамедлительно была выслана в Забайкаль-скую область в место приписки [31. Л. 7].Нечеткость законодательства о евреях в Сибириприводила к тому, что даже уездный пристав мог посвоему желанию выслать евреев. В 1913 г. евреи, при-ехавшие отдохнуть на курорт Чемал на Алтае, где доэтого они свободно отдыхали, были высланы оттудана основании решения пристава, что евреи права жи-тельства на алтайских курортах не имеют [31. Л. 108об.].20 марта 1917 г. постановлением Временного пра-вительства «Об отмене вероисповедальных и нацио-нальных ограничений» черта оседлости была отменена.Вместе с ней прекратили действовать и ограничения наводворение и проживание евреев в Сибири [32]. Посообщению местной прессы, это постановление быловоспринято с огромным воодушевлением еврейскимнаселением, «этого доселе бесправного мученика-народа, несшего все государственные тяготы, вплотьдо жертвы жизнью на поле брани, но остававшегося ввечном жестоком гонении. Радость свободы ныне заго-рится в сердце инородца, и мы верим, что он все при-несет на алтарь свободной родившейся России» [32].Таким образом, евреи были уравнены в правах со всемостальным населением России.В целом, подводя итог рассмотрению российскогозаконодательства в отношении прав евреев на пере-движение внутри Сибири, следует отметить, что напротяжении всего анализируемого периода правитель-ство пыталось соотнести интересы хозяйственногоосвоения региона со стремлением не допустить рассе-ление евреев по Сибири. Мотивы недопущения в раз-ные периоды истории Российской империи были раз-личными, но все они сводились к стремлению прави-тельства удержать под контролем еврейское население,что на обширных территориях Сибири было весьмасложно сделать. Исходя из собственных экономиче-ских интересов и используя противоречивость законово евреях, губернские власти даже в периоды крупныхакций по водворению в черту оседлости оставляли наместах определенный, только одной ей устанавливае-мый процент евреев. В результате в Сибири на различ-ных основаниях проживало значительное еврейскоенаселение, которое было частью сибирского общества.

Ключевые слова

евреи, законы, Сибирь, Jews, laws, Siberia

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ульянова Оксана СергеевнаНациональный исследовательский Томский государственный университетканд. ист. наук, ст. преподаватель кафедры музеологии, культурного и природного наследияshamaim_7@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Гессен Ю. Закон и жизнь. Как создавались ограничительные законы о жительстве евреев в России. СПб., 1911.
Тихонов Т.И. Сибирские евреи, их права и нужды // Сибирские вопросы. 1905. № 1.
Оршанский И.Г. Евреи в Сибири. Очерки экономического и общественного быта русских евреев. СПб., 1877.
Белковский Г.А. Русское законодательство о евреях в Сибири. СПб., 1905.
Савиных М.Н. Законодательная политика российского самодержавия в отношении евреев во второй половине 19 - начале 20 в. Омск, 2004.
Гончаров А.Н. Развитие российского законодательства о праве жительства и передвижения евреев. Черта еврейской оседлости. Популярный очерк // Сибирский еврейский сборник. 1992. № 1.
Кальмина Л.В. Запрет на пребывание евреев в пограничной полосе: сибирский вариант // Евреи в Сибири и на Дальнем Востоке: история и современность: материалы IV регион. науч.-практ. конф. Биробиджан, 25-26 августа 2003 г. / под ред. Я.М. Кофмана. Красноярс
Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). СПб. : Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1848. Собрание второе. Т. XXII. Отд. 1. № 21701.
Законы о состояниях. Т. 9. Изд. 1899. Ст. 791. прим. 1. п. 10. // Свод законов Российской империи. СПб., 1899.
ПСЗРИ. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1835. Собрание второе. Т. X. Отд. 2. № 8054.
ПСЗРИ. СПб.: Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1838. Собрание второе. Т. XII. Отд. 1. № 10242.
ПСЗРИ. СПб. : Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1861. Собрание второе. Т. XXXIV. Отд. 1. № 34128.
Устав о паспортах и беглых. Изд. 1890. Т. XIV. Ст. 185 // Свод законов Российской империи. СПб., 1890.
ПСЗРИ. СПб. : Тип. II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1830. Собрание первое. Т. XXXII. № 25169.
Мыш М.И. Руководство к русским законам о евреях. СПб., 1904.
Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 104. Оп. 4. Д. 164.
Восточное обозрение. 1904. № 103.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 2570.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 2. Д. 3284.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3359.
Положение о видах на жительство. Изд. 1895. Т. XIV. Ст. 2 // Свод законов Российской империи. СПб., 1895.
Гимпельсон Я.И. Законы о евреях. Систематический обзор действующих законоположений о евреях с разъяснениями Правительствующего Сената и Центральных правительственных установлений. СПб., 1914.
Войтинский В.С., Горнштейн А.Я. Евреи в Иркутске. Иркутск, 1915.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3556.
ГАТО. Ф. 433. Оп. 1. Д. 99.
Гессен Ю. О жизни евреев России. Записка в Государственную Думу. СПб., 1906.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3747.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 2. Д. 4360.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3626.
ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3596.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 12. Д. 1393.
Голос свободы. 1917. 25 марта.
 Правовые аспекты российского законодательства о праве передвижения евреев внутри сибирского региона во второй половине XIX - начале XX столетия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 361.

Правовые аспекты российского законодательства о праве передвижения евреев внутри сибирского региона во второй половине XIX - начале XX столетия | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 361.

Полнотекстовая версия