К вопросу об отраслевой принадлежности норм, регламентирующих процесс постпенитенциарной адаптации лиц,освобожденных из мест лишения свободы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 362.

К вопросу об отраслевой принадлежности норм, регламентирующих процесс постпенитенциарной адаптации лиц,освобожденных из мест лишения свободы

Анализируются нормы уголовно-исполнительного законодательства для уточнения предмета правового регулирования. Выясняется, образует ли совокупность общественных отношений, возникающих в процессе постпенитенциарной адаптации, институт права или институт законодательства. Для этого исследуется содержание термина «институт права» и его структурных элементов. Рассматривается понятие «комплексный правовой институт». Проводится разграничение понятий «институт права» и «институт законодательства». Сделан вывод об отраслевой принадлежности норм, регламентирующих процесс постпенитенциарной адаптации лиц, освобожденных из мест лишения свободы

On branch classification of norms regulating process of postpenitentiary adaptation of persons released from prison.pdf Уяснение социально-правового назначения процессапостпенитенциарной адаптации лиц, освобожденных измест лишения свободы (далее - постпенитенциарная адап-тация), невозможно без предварительного определения егоотраслевой принадлежности. С позиции общей теории пра-ва выяснение правовой природы любого института имеетосновополагающее значение, так как без глубокого пред-ставления о сущностной стороне последнего весьма слож-но успешно решать другие, более частные вопросы, свя-занные с его функционированием. «Правовая природа, - помнению профессора С.С. Алексеева, - это юридическаяхарактеристика данного явления, выражающая его специ-фику, место и функции среди других правовых явлений всоответствии с его социальной природой» [1].Именно проблема уяснения юридической природыпроцесса постпенитенциарной адаптации продолжаетвызывать наиболее противоречивые высказыванияюристов, что, несомненно, затрудняет не только опре-деление его отраслевой принадлежности, но и назначе-ние, а также правовое регулирование.На первый взгляд, можно предположить, что вопро-сы постпенитенциарной адаптации урегулированы уго-ловно-исполнительным законодательством.Однако действующее уголовно-исполнительное за-конодательство (в отличие от ранее исправительно-трудового) не включает в свой предмет отношения всфере постпенитенциарного воздействия в отношениилиц, освобожденных от наказания, и оказания им соци-альной помощи [2]. Данное высказывание подтвержда-ется и при анализе содержания ст. 182 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации [3](далее - УИК РФ), где содержатся общие упоминания отом, что «осужденные, освобождаемые от ограничениясвободы, ареста или лишения свободы, имеют право натрудовое и бытовое устройство и получение другихвидов социальной помощи в соответствии с законода-тельством Российской Федерации и нормативнымиправовыми актами». Аналогичная законодательнаяформулировка имеется и в ст. 183 УИК РФ, где указы-вается, что «контроль за лицами, освобожденными ототбывания наказания, осуществляется в соответствии сзаконодательством Российской Федерации и норма-тивными правовыми актами». В подтверждение данно-го суждения говорят и нормы ч. 2 ст. 1 и ч. 2 ст. 2 УИКРФ, регламентирующие цели и содержание уголовно-исполнительного законодательства, где также указан-ным выше вопросам не уделено внимание.Возвращаясь к диспозициям ст. 182-183 УИК РФ,добавим, что в них к тому же отсутствует указание наперечень органов, которые обязаны заниматься трудо-вым и бытовым устройством освобождаемых от отбы-вания наказания и в последующем осуществлять кон-троль за их поведением.В продолжение анализа действующего законода-тельства отметим, что в приказе Министерства юсти-ции Российской Федерации от 13 января 2006 г. № 2«Об утверждении инструкции об оказании содействияв трудовом и бытовом устройстве, а также оказаниипомощи осужденным, освобождаемым от отбываниянаказания в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы» [4] не обозначены органы,исполняющие обязанности по трудовому и бытовомуустройству данной категории граждан, как и случаиповторного решения указанных вопросов, если это неудалось в период перед освобождением.Позицию законодателя можно объяснить лишь тем,что пределы полномочий сотрудников учреждений иорганов, исполняющих уголовные наказания, ограни-чены определенным сроком действия, непосредственносвязанного с периодом отбывания наказания и осу-ществлением ими исправительного воздействия наосужденных.Подтверждением сказанного служит и традиционносложившаяся точка зрения авторов (И.В. Шмаров [5],В.И. Селиверстов [6], А.С. Михлин [7]), считающих,что уголовно-исполнительные правоотношения возни-кают с момента вступления приговора в законную силуи продолжаются вплоть до отбытия наказания.Таким образом, вопросы постпенитенциарной адап-тации находятся за рамками правового регулированияуголовно-исполнительного законодательства.На основании анализа результатов, проведенного ан-кетирования неоднократно отбывающих наказание ввиде реального лишения свободы в исправительныхучреждениях ГУФСИН по Красноярскому краю, освобо-дившихся из мест лишения свободы, но проживающих вКрасноярском государственном бюджетном учреждениисоциального обслуживания «Красноярский краевой центрсоциальной адаптации лиц, освобожденных из мест ли-шения свободы», считаем, что общественные отношения,образующиеся в процессе постпенитенциарной адапта-ции, регулируются нормами конституционного, уголов-ного, жилищного, трудового, семейного, административ-ного и другого законодательства.Встает вопрос, образует ли эта совокупность обще-ственных отношений хотя бы институт права?Для этого сначала необходимо разобраться, что по-нимается под содержанием термина «институт права» втеории права.Анализируя точки зрения О.С. Иоффе [8],В.С. Якушева [9], С.В. Бошно [10], Л.А. Морозовой[11], В.Н. Протасова [12], В.В. Оксамытного [13],В.В. Лазарева, С.В. Липень [14], С.А. Комарова иА.В. Малько [15], В.Л. Кулапова [16], М.И. Абдуллаева[17], С.С. Алексеева [18], Т.С. Ермаковой [19], можносделать вывод, что все ученые сходятся в одном: пра-вовой институт - это группа норм, объективно сло-жившаяся внутри конкретной отрасли права.Какой критерий ученые выделяют в качестве инсти-тутообразующего фактора? О.С. Иоффе, к примеру,предлагает в качестве такого критерия «внутриотрас-левой метод», т.е. «те специфические формы осу-ществления общеотраслевого метода, которые харак-терны для каждого данного института» [8. С. 54].Иной подход видим у B.C. Якушева, который счи-тает, что «основу правового института, как и основуотрасли права, должны составлять определенные об-щественные отношения, объединенные своей однород-ностью» [9. С. 63].Нередко ученые предлагают в качестве институто-образующего критерия выделять относительную само-стоятельность тех общественных отношений, которыесоставляют предмет их регулирования.Представляется правильным, что общеотраслевойметод при применении к определенному виду обще-ственных отношений приобретает некоторые особен-ности, но эта его специфика обусловлена характеромрегулируемых общественных отношений.Несоответствие метода правового регулированияпредмету правового регулирования на практике приво-дит к тому, что нормы права либо бездействуют, либовызывают негативную реакцию со стороны общества.Применение метода правового регулирования, не соот-ветствующего характеру опосредуемых общественныхотношений, приводит в конечном итоге к ломке суще-ствующего типа права.В итоге можно сделать вывод, что в основе деленияна отрасли и институты права лежат два критерия:предмет и метод правового регулирования [20-23]. Онии выступают системообразующими факторами.Задачей последующего исследования является бо-лее детальный анализ содержания терминов «предмет»и «метод» правового регулирования.Под предметом правового регулирования обычно по-нимается деятельность субъектов, т.е. волевое поведение[24]. Более широкое содержание в предмет правовогорегулирования вкладывает В.Н. Кудрявцев. «Обществен-ные отношения, - пишет он, - могут проявляться вовне ине только в виде деятельности. Они могут существовать в"застывшей", пассивной форме, например в виде "пози-ций" людей по отношению друг другу - в форме правово-го и социального статуса граждан, в виде социальныхинститутов и т.д. Так, устанавливая субъектов, объект иусловия хозяйственных связей, правовая норма уже в зна-чительной мере предопределяет их направленность» [25].С точки зрения В.А. Уткина, данный подход весьмаплодотворен для уяснения содержания предмета пра-вового регулирования. История и анализ действующегозаконодательства свидетельствуют, что юридическаярегламентация такой деятельности всегда начинается сзакрепления правового статуса тех или иных субъек-тов, с общего определения их профилактических задачи функций [26].В структуру предмета правового регулированиявходит ряд элементов. Первый элемент - субъекты,индивидуальные и коллективные. Второй элемент - ихповедение, поступки, действия. Третий элемент - объ-екты (предметы, явления) окружающего мира, по пово-ду которых люди вступают во взаимоотношения друг сдругом и к которым проявляют свой интерес. Четвер-тый - социальные факты (события, обстоятельства),выступающие непосредственными причинами возник-новения или прекращения соответствующих отноше-ний [27].Одним из субъектов правоотношений, возникаю-щих в постпенитенциарный период, будут государствов лице учреждений и органов, осуществляющих по-мощь, надзор и институты общественности, другим -освобожденный от отбывания уголовного наказания.Следующий элемент - реальное поведение (деятель-ность) субъектов, подпадающих под регулирующеевоздействие. Объект - общественные отношения, воз-никающие по поводу прохождения процесса постпени-тенциарной адаптации.Для определения четвертого элемента ознакомимсяс ч. 4 ст. 86 УК РФ, согласно которой если осужден-ный в установленном законом порядке был досрочноосвобожден от отбывания наказания или неотбытаячасть наказания была заменена более мягким видомнаказания, то срок погашения судимости исчисляетсяисходя из фактически отбытого срока наказания с мо-мента освобождения от отбывания основного и допол-нительного видов наказаний. Полагаем целесообраз-ным считать, что правовым основанием возникновенияправоотношений в постпенитенциарный период будутявляться отбытие всего срока уголовного наказания,вступление в законную силу определения или поста-новления суда, акт амнистии, помилования в случаяхосвобождения полностью или от дальнейшего отбыва-ния наказания.Для определения срока окончания данного процессанужно исходить из содержания ч. 3 ст. 86 УК РФ, в ко-торой предусматривается, что судимость погашается вотношении лиц, осужденных к лишению свободы запреступления небольшой или средней тяжести, по исте-чении трех лет после отбытия наказания; в отношениилиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие пре-ступления, - по истечении шести лет после отбытиянаказания; в отношении лиц, осужденных за особо тяж-кие преступления, - по истечении восьми лет после от-бытия наказания. Согласно ч. 5 ст. 86 УК РФ если осуж-денный после отбытия наказания вел себя безупречно,то по его ходатайству суд может снять с него судимостьдо истечения срока погашения судимости. Можно сде-лать вывод, что процесс постпенитенциарной адаптациии в связи с этим соответствующие правоотношения пре-кращаются с момента погашения или снятия судимости.Таким образом, в процессе постпенитенциарнойадаптации образуется совокупность общественных от-ношений между государством, в лице учреждений, ор-ганов, и институтами общественности, а также осво-божденными от отбывания уголовного наказания, воз-никающих по поводу прохождения данного процесса.Говоря о методе института постпенитенциарнойадаптации, заметим: традиционно считается, что в тео-рии существуют два главных метода правового регули-рования - императивный и диспозитивный.По мнению С.С. Алексеева, главная особенностькаждой отрасли и института - наличие особого юриди-ческого режима, т.е. метода регулирования, которыйопределяет способы регулирования - дозволения, за-преты и обязывания [11. С. 256].Чтобы определиться с методом правового регули-рования института постпенитенциарной адаптации,необходимо выяснить его структурные компоненты.Например, В.В. Лазарев и С.В. Липень под методомправового регулирования понимают совокупность при-емов, способов, средств воздействия права на опреде-ленную сферу общественных отношений. К основнымхарактеристикам метода правового регулирования об-щественных отношений они относят следующие:1) юридическое положение участников правоотно-шений, характер и распределение их взаимных прав иобязанностей;2) порядок, основания возникновения взаимныхсубъективных прав и обязанностей участников право-вого общения (т.е. юридические факты, необходимыедля возникновения правоотношения);3) характер юридических последствий, наступаю-щих за противоправное поведение, невыполнениесубъективных обязанностей, нарушение субъективныхправ (виды мер государственного принуждения занарушение требований правовых норм и порядок ихприменения) [14. С. 251].В.В. Оксамытный под методом правового регули-рования подразумевает совокупность юридическихприемов, средств и способов, при помощи которыхцеленаправленно регулируется поведение людей в раз-личных сферах общественных отношений [13. С. 401].По мнению С.А. Комарова и А.В. Малько, метод пра-вового регулирования - это совокупность юридическихсредств, при помощи которых регулируются качественнооднородные общественные отношения [15. С. 327].В.Л. Кулапов и А.В. Малько считают, что методправового регулирования - это совокупность юридиче-ских средств, при помощи которых осуществляетсяправовое регулирование качественно однородных об-щественных отношений.Каждый метод правового регулирования, считаютони, учитывает сложный характер предмета регулиро-вания, специфику действующих субъектов и по своемусодержанию является своеобразной комбинациейсредств и способов регулятивного воздействия на со-знание и поведение участников регулируемых отноше-ний [16. С. 250].В.Н. Протасов определяет метод как совокупностьспецифических юридических приемов воздействия.Эта специфика, с его точки зрения, устанавливаетсяпо следующим признакам:1) общее юридическое положение субъектов отрас-ли права;2) основания возникновения, изменения и прекра-щения правовых отношений;3) способы формирования содержания прав и обя-занностей;4) юридические меры воздействия (санкция нормправа) [12. С. 148].Л.А. Морозова считает, что метод правового регу-лирования позволяет определить:1) правовое положение субъектов;2) порядок возникновения субъективных прав июридических обязанностей;3) их средства обеспечения;4) характер санкций [11. С. 231].М.И. Абдуллаев и С.А. Комаров считают, что кструктурным компонентам метода можно отнести:1) установление границ регулируемых отношений;2) издание соответствующих нормативных актов,предусматривающих права и обязанности субъектов;3) наделение участников общественных отношенийправоспособностью и дееспособностью, позволяющи-ми им вступать в разнообразные правовые отношения;4) определение мер ответственности на случайнарушения этих установлений [17. С. 346].В теории права нередко выделяют существованиекомплексных правовых институтов. Например,С.С. Алексеев подробно обосновал весьма плодотвор-ный для познания путей развития системы права тезисо наличии в системе права комплексных (смешанных)правовых институтов [28], который совпадает с точка-ми зрения и современных ученых теоретиков [10.С.185; 11. С. 234; 13. С. 407; 15. С. 328; 16. С. 254; 17.C. 336].Учеными, отстаивающими идею существованиякомплексных институтов и отраслей права, признается,что специальные нормы, входящие в комплексную от-расль, условно распределены «по двум адресам».С одной стороны, они относятся к той или иной основ-ной отрасли, подчиняются ее общим нормам, принци-пам, положениям, и в каждом конкретном случае мож-но точно определить, к какой отрасли права относитсяданная норма. C другой стороны, в связи с необходи-мостью специализированного регулирования опреде-ленной группы отношений создаются производныеструктуры в форме комплексных законодательных ак-тов, в которых нормы основных отраслей права и по-лучают свою вторую «прописку».Признаками, отличающими так называемые ком-плексные институты законодательства, являются их со-ставной характер, качественная разнородность объеди-ненных в них норм [18. С. 185-186, 193-195], функцио-нальный характер связей между правовыми нормами,определяемый неоднородностью отраслей права, частьюкоторых они являются, субъективный подход к форми-рованию данных правовых общностей, регулированиене вида, а комплекса разнородных общественных отно-шений. Такая разнородность допускает их сочетание, ноне может привести к образованию единых, качественнооднородных общественных отношений, характеризуе-мых ранее неизвестными признаками, не сводящихся кперечислению уже известных свойств, т.е. не дает воз-можности рождения новой отрасли или даже институтаправа, регулирующих подобные отношения.Речь в данном случае идет о законодательстве ичетком разграничении предметов правового регулиро-вания. После проведения анализа действующего зако-нодательства можно прийти к выводу, что в Россииотсутствует самостоятельная база нормативно-пра-вовых актов, устанавливающих юридическое положе-ние участников постпенитенциарных правоотношений,их права и обязанности, характер и распределение вза-имных прав и обязанностей, порядок, основания воз-никновения, изменения и прекращения взаимных субъ-ективных прав и обязанностей участников процесса,характер юридических последствий, наступающих запротивоправное поведение, невыполнение субъектив-ных обязанностей и нарушение субъективных прав, азначит, собственного метода обозначенный институтне имеет, в то время как в основе выделения правовыхинститутов метод правового регулирования выступаетв качестве институтообразующего фактора. Однакопостпенитенциарное законодательство включает в себяне трансформируемые во что-то особенное нормы, ре-гулирующие конституционно-правовые, жилищно-правовые, трудовые, семейно-правовые, администра-тивно-правовые и другие отношения.Таким образом, перед нами - не правовой институт,а институт законодательства, регламентирующий во-просы постпенитенциарной адаптации. Под предметомправового регулирования данного института законода-тельства следует понимать совокупность обществен-ных отношений между государством в лице учрежде-ний, органов и институтами общественности, а такжеосвобожденными из мест лишения свободы, возника-ющих по поводу прохождения указанного процесса.Поскольку система законодательства являетсявнешней формой права и отрасль права находит своеотражение в отрасли законодательства, то институтзаконодательства и правовой институт находятся в тес-ной взаимосвязи.Правовой институт не совпадает с институтом зако-нодательства, так как в противном случае речь шла быне о разных, а об одном и том же явлении.Институт законодательства и правовой институт со-относятся между собой как форма и содержание, нокаждое из этих явлений несет на себе отпечаток осо-бенностей систем, элементами которых они являются.Доказательством того, что, в принципе, возможно бук-вальное выражение юридического содержания в зако-нодательной форме выступает, к примеру, уголовноеправо, где, как известно, отрасль права выражена вовнев виде кодифицированного законодательного акта ибольшинство правовых институтов изложено в рамкахподразделений Уголовного кодекса РФ (ч. 1 ст. 1 УКРФ). Такое возможно в силу специфики данной отрас-ли права и является не правилом, а скорее исключени-ем из общего правила о соотношении отрасли права иотрасли законодательства. Поэтому если правовой ин-ститут своим первичным элементом имеет правовуюнорму, то институт законодательства может склады-ваться как из отдельных нормативно-правовых актов,их подразделений, так и из статей нормативно-правовых актов в различных их сочетаниях.Большое количество нормативно-правового матери-ала, частое его дублирование, конкретизация в связи сучетом особых обстоятельств определяет тот факт, чтоинститут законодательства, как правило, по объемузначительно больше, чем правовой институт. Причи-ной принятия большого количества правовых нормявляется то, что государственные органы стремятсяидти по пути исчерпывающей регламентации отноше-ний в каждой сфере деятельности.Это порождает коллизии между нормами различныхзаконодательных актов, конкуренцию юридических норм,усложняет правильную правовую квалификацию тех илииных явлений, затрудняет разрешение возникающих спо-ров. Однако в любом случае речь идет о создании ком-плексных законодательных актов, объединяющих в себенормы различных отраслей законодательства, но никак нео комплексных правовых институтах.Если формирование правовых институтов большеподвержено влиянию объективных факторов, то инсти-туты законодательства складываются при доминирую-щей роли субъективного фактора. Правовые институтыв итоге нельзя свести к совокупности норм, изложен-ных в нормативно-правовых актах еще и потому, чтоони включают в себя нормы, пришедшие из иных ис-точников права: правовых обычаев, правовых преце-дентов и т.д.В отличие от институтов законодательства, состоя-щих из норм, которые регулируют разнородные, несоздающие нового качества, нового вида обществен-ных отношений, комплексные (межотраслевые) право-вые институты создают новое, нерасторжимое каче-ство, отражающее соответствующие характеристикирегулируемых общественных отношений.Таким образом, институт постпенитенциарнойадаптации лиц, освобожденных из мест лишения сво-боды, является комплексным институтом законода-тельства, включающим нормы конституционного, жи-лищного, трудового, семейного, административного идругих отраслей законодательства.

Ключевые слова

постпенитенциарная адаптация, освобожденные из мест лишения свободы, институт права, предмет и метод правового регулирования, комплексный правовой институт, институт законодательства, postpenitentiary adaptation, released from prison, legal institution, subject and method of legal regulation, complex legal institution, legislation institution

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Андреева Юлия ВасильевнаСибирский институт бизнеса, управления и психологии (г. Красноярск)канд. юрид. наук, доцент, зав. кафедрой уголовного права и процессаsibupnis@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Алексеев А.А. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М., 1989. С. 227.
Уткин В.А. Настоящее и будущее постпенитенциарного надзора // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и правоприменительной практики. Красноярск : Сибирский юридический институт МВД России, 2003. С. 71.
Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ // Российская газета. 1997. 16 января.
Об утверждении инструкции об оказании содействия в трудовом и бытовом устройстве, а также оказании помощи осужденным, освобождаемым от отбывания наказания в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы : приказ Министерства юстиции РФ от 13
Уголовно-исполнительное право : учеб. / под ред. И.В. Шмарова. М. : БЕК, 1998. С. 50.
Уголовно-исполнительное право : учеб. для юрид. вузов / под ред. В.И. Селиверстова. 5-е изд., испр. и доп. М. : Юриспруденция, 2006. С. 37.
Уголовно-исполнительное право : учеб. для вузов / отв. ред. А.С. Михлин. М. : Высшее образование, 2006. С. 51.
Иоффе О.С. Структурные подразделения системы права (на материалах гражданского права) // Ученые записки ВНИИСЗ. М., 1968. Вып. 14. С. 54.
Якушев В.С. О понятии правового института // Правоведение. 1970. № 6. С. 67.
Бошно С.В. Теория государства и права : учеб. пособие. М. : Эксмо, 2007. С. 183.
Морозова Л.А. Теория государства и права : учеб. М. : Юрист, 2005. С. 230.
Протасов В.Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Юрайт-М, 2001. С. 148.
Оксамытный В.В. Теория государства и права: учеб. для студ. высш. учеб. завед. М. : ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004. С. 406.
Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права : учеб. для вузов. 2-е изд., испр. и доп. М. : Спарк, 2000. С. 250.
Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства и права. М. : Норма, 2004. С. 328.
Кулапов В.Л., Малько А.В. Теория государства и права : учеб. М. : Норма, 2008. С. 253.
Абдуллаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права : учеб. СПб. : Питер, 2003. С. 336.
Алексеев С.С. Структура советского права. М., 1975. С. 122.
Ермакова Т.С. О системе советского финансового права // Правоведение. 1975. № 2. С. 76.
Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права : учеб. М. : Юристъ, 2001. С. 314.
Перевалов В.Д. Теория государства и права : учеб. М. : Высшее образование, 2005. С. 130.
Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства : учеб. для юрид. вузов и фак-тов. М. : НОРМА, 2000. С. 436.
Горобцов В.И. Предмет уголовно-исполнительного права: эволюция, современное состояние, перспективы развития : учеб. пособие. Красноярск : Краснояр. высш. шк. МВД России, 1998. С. 6.
Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 293.
Кудрявцев В.Н. Право и поведение. М., 1978. С. 59-60.
Уткин В.А. Правовые основы участия общественности и трудовых коллективов в предупреждении рецидива преступлений. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1990. С. 135.
Теория государства и права : курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М. : Юристъ, 1997. С. 353.
Поленина С.В. Комплексные правовые институты и становление новых отраслей права // Правоведение. 1975. № 3. С. 73.
 К вопросу об отраслевой принадлежности норм, регламентирующих процесс постпенитенциарной адаптации лиц,освобожденных из мест лишения свободы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 362.

К вопросу об отраслевой принадлежности норм, регламентирующих процесс постпенитенциарной адаптации лиц,освобожденных из мест лишения свободы | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 362.

Полнотекстовая версия