К вопросу о типологических характеристиках религиозных групп и сообществ в Республике Алтай | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

К вопросу о типологических характеристиках религиозных групп и сообществ в Республике Алтай

Рассмотрены критерии типологизации религиозных движений с учетом современной ситуации в мире и регионе. Проанализированы различные методы и манипулятивные технологии воздействия на человека в религиозных организациях. Определеныкритерии и характеристики основных форм зависимости, формируемых в новых религиозных движениях на территории Российской Федерации. Систематизированы главные сферы прозелитической деятельности местных религиозных организаций всовременной социокультурной среде с учётом ее модернизации.

On typological characteristics of religious groups and associations in the Altai Republic.pdf В контексте исследования проблем типологизациисовременных религиозных движений требуется иметь ввиду, что крайняя эссенциализация религиозных поня-тий зачастую приводит к упрощению и профанации техсмыслов, которые заключены в религиозном опыте,традициях и языке. Реалии религиозного опыта чрез-вычайно «подвижны» и с трудом поддаются строгойпонятийной фиксации. К тому же всякая классифика-ция основана на выборе ведущего типологическогокритерия, и этот выбор жестко не задан. В одной изрелигиоведческих парадигм, например, принято рас-сматривать религиозные (и квазирелигиозные) тради-ции с точки зрения формируемых ими форм зависимо-сти человека. Проблема изучения и прогнозированиярелигиозной ситуации в современных российских ре-гионах диктует необходимость не только не обходитьданную тему, но даже все более ее заострять. Поэтомувполне уместно было бы ввести критерий зависимости(или отсутствия той или иной зависимости) в опреде-ленной религиозной системе (общности).Распространен научный взгляд, согласно которомусама формируемая религиозной традицией культурно-психологическая среда - это всегда своего рода «про-вокация», действующая только на человека с предрас-положенностью к конкретной форме зависимости.Действия новых религиозных групп в этой связи мож-но уподобить активным поискам спроса среди потен-циальных потребителей. Человек, ищущий смысла сво-его существования, на современном «рынке религиоз-ных услуг» зачастую приобретает вместо искомогосмысла различные его симуляции, сомнительные под-делки «мистического опыта», сверхъестественных «да-ров» и т.п., заменяющие подлинную религиозную ре-альность. Разворачивается тотальная культурно-психологическая инфляция: «психический мир сталзависеть от вещи. Внешний объект, с которым человекобрел свою идентичность (по Юнгу), превращается илиуже превратился для него в наркотик» [1. С. 305].Формы зависимости можно определять по разнымоснованиям, например по видам привязанности (зави-симости) к определенным способам самовыражения.Так, часть религиозных групп «религий Нового века»концентрируется на принципе реализации потребностив удовлетворении своеобразного «мистического эгоиз-ма», доходящего до крайней степени акцентуации («Ясам Бог, имею свойства божества»); отсюда их религи-озная программа - инструкция к тому, как стать Богомили, по крайней мере, как в глазах других выглядетьБогом. Другая группа религиозных программ - это «Ябез боли и проблем», т.е. учения о том, как обойти про-блемы, избежать страдания, ответственности за нега-тивные явления и процессы, снять чувство вины («пси-хотерапевтические» культы, мистико-эзотерическиесообщества). Третья группа - это «Я все знаю»; здесьакцент делается на достижении гносеологическогоидеала (во многих мистико-эзотерических направлени-ях). Четвертая группа - «Я все хочу, мне все можно,все дозволено, нет никаких ограничений» (например,часть сатанистов, New Age). Влияние «религиозного»фактора на формирование открытого внешним влияни-ям человека еще более усиливается, если учесть, что вважнейших факторах формирования характера все вы-шеперечисленные тенденции под действием религии-катализатора в значительной степени усугубляется.Согласно Э. Фромму, наш характер - это совокупностьэкзистенциальных переживаний, а также переживаний,обусловленных культурой, и переживаний, обуслов-ленные темпераментом, а также переживаний, обу-словленных физической конституцией индивида [2.С. 445]. Здесь, как видим, очень много каналов длявмешательства и влияния.С учетом развития глобальной информационнойкультуры и техногенного общества возможно выделитьи такие составляющие деятельности новых религиоз-ных образований, как интернет-пространство и дистан-ционные религиозные услуги: виртуальная культоваядеятельность (храмы, молитвы, энергетические стра-ницы), обучение (тренинги, сертификация, повышениеквалификации), связь, организация религиозных сооб-ществ, магазины религиозных товаров, религиозныйсетевой маркетинг и т.п.Психологическая составляющая деятельности но-вых религиозных организаций весьма обширна: это итренинги личностного роста (практически все целителии экстрасенсы называют себя психологами), и группо-вая терапия (которая зачастую превращается в «психо-логический стриптиз»), и программы обучения успеш-ному бизнесу, и настройка на богатство и благополучиечерез религиозные установки. Ряд новых религиозныхдвижений активно занимаются социальной работой:сюда входят патронаж, благотворительность, обучениемастеров, пренатальные центры, молодежные центры,женские клубы (стандартные названия: «Ты богиня»,«Дочери Царя» и т.п.).Одной из культурных ниш, успешно задействован-ных современными религиозными организациями, яв-ляется экотуризм: паломничества, ретрит, экстрим,релаксация, экопоселения; пример такой ориентации -активная деятельность В. Новикова и «Центр Гармонии"Радуга"»: концерты бардовской песни, кедровая про-дукция, сказки и раскрытие экстросенсорных способ-ностей. В этом русле развивается и традиция «экологи-ческих» литературных комментариев, ориентирую-щихся на экологический мистицизм в привязке к кон-кретному географическому региону - Сибири, а внашем случае - к Горному Алтаю (группа «Сфера»,различные группы Агни Йоги, Д. Тэрасава и «ОбщиныЛотосовой сутры», «анастасийцы», «Чжун ЮаньЦигун», Благотворительная организация Сахаджа-йогаНирмала Дхарма, кришнаиты; некоторые из них адап-тируют туристическую деятельность под миссионер-скую работу.Особую культурно-психологическую нишу форми-рует психоделическая литература, поощряющая нарко-тическую практику или аналоговые практики, ориен-тированные на галлюциногенный эффект (Дети БогаД. Берга, «Шамбала», сатанисты). Это очень влиятель-ное направление в современной религиозной культуре,апеллирующее, в частности, к некоторым художе-ственным произведениям, в которых галлюцинатор-ные переживания прямо и наглядно соотносятся с лег-ким и быстрым способом достижения «озарения». За-дача здесь очевидна: размыть границу между нормой ипатологией. Не случайно психоделики в основном ис-пользуются из-за способности вызывать не просто эй-форию, а именно «эйкною», т.е. нечто похожее на ми-стическое озарение или откровение: чувства доверия,распахнутости к окружающему миру и т.п. Зависи-мость же от препарата формирует зависимость от того,кто его предоставляет и, следовательно, может про-граммировать поведение «потребителя». В подобныхобществах, кроме того, формируется особое отношениек безумию как свидетельству избранности харизмати-ческого лидера, его вращения в «иных» мирах (при-мер - религиозная организация «Шамбала» и ее лидерК. Руднев). Здесь возникает особая тема о стереотипахповедения душевнобольных и стереотипах поведениязаключенных как особых образцах для подражания вмолодежных или квази-религиозных субкультурахРоссии. На позитивном полюсе отечественной культу-ры мы видим юродивых, аскетов и мучеников; однаковнимание привлекают негативные примеры: психиче-ски больные, заключенные, асоциальные индивиды(наркоманы, алкоголики). Налицо сознательная и пред-намеренная смена нравственных полюсов, причинакоторой должна исследоваться особо.Все большее место в современной культуре зани-мают так называемые манипулятивные технологии,использующие методы, направленные на притуплениерационально-критических способностей мышления.Аронсон и Пратканис выделяют принципы критиче-ского мышления и дискурса, которые в негативноммировоззрении заменяются на пропаганду и манипуля-ции (миссионерские «благотворительные программы»,отказ от классической формы религиозной организациии деятельности, прозелитизм в виде бизнес-проектовкак способов выживания или совершенства). В рядесовременных религиозных движений доминируют ало-гичность, «образное мышление» (склонность к проду-цированию фантастических картин), критика аналити-ческого мышления [3]. Логическое рассуждение объяв-ляется тут косным, медлительным, трусливым, про-фанным, обыденным. Соответственно, алогическоемышление (как в состоянии наркотического «трипа»)объявляется сверхмышлением, смелым, новаторским,элитарным и мистическим, мышлением богов, мышле-нием игры со смертью, «виртуальным» мышлением ит.п. Деперсонализация в конечном итоге объявляетсямышлением «прорыва» в иное. Стимулятором такогоалогизма выступает обещание мгновенного озарения,инсайта, «кайроса» - как быстрого результата в игре(выпей стакан жидкости или проглоти таблетку, запла-ти, пройди краткий курс и стань обладателем уникаль-ных знаний, тайн и т.д.).В ряде случаев деятельность новых религиозныхдвижений формирует склонность к суициду или, поменьшей мере, позитивное отношение к самоуничто-жению человека как доказательству отсутствия у негостраха перед смертью (различные разновидности «го-тической» культуры). Зачастую вводятся такие жесткиекритерии поведения для адепта, что возникает риск невыполнить их, сорваться и совершить суицид как актпризнания собственного несовершенства. Иногда суи-цид является конечной целью программы лидера, как вБелом братстве. Ряд ученых особо выделяют антисуи-цидальные внутриличностные барьеры (антисуици-дальные факторы по А.Г. Амбрумовой и В.А. Тихо-ненко), к которым относят следующие: зрелость нрав-ственного сознания личности с глубоким осознаниемэкзистенциального смысла жизни как долга, призвания,миссии человека в мире, особенно при наличии рели-гиозного отношения к самоубийству как тяжкому греху«относительно самого себя, относительно общества,относительно Бога»; глубокая эмоциональная привя-занность к близким; родительские обязанности; пози-тивное самоотношение, любовь в себе человеческогоначала, принятие своей судьбы; зависимость от обще-ственного мнения, забота о своем социальном престижеи престиже своих близких; высокая самооценка, вклю-чающая представления о неиспользованном внутрилич-ностном потенциале, вера в себя, сохранение временнойперспективы бытия (надежды); наличие широких инте-ресов, творческих планов, замыслов, возможностей ком-пенсаторной самореализации (актуализации себя) внепрофессиональных увлечениях; наличие развитыхэстетических потребностей [4. С. 435]. Особое значениев этом смысле отводится семье [4. С. 438]. Разрушениесемейных, родственных и дружеских связей повышаетчувство одиночества и может подтолкнуть к уходу изжизни, особенно в тех случаях, когда к этому склоняютна «религиозных» основаниях.Следует учитывать еще и намеренную избиратель-ность пропаганды религиозных организаций с целью вер-бовки последователей (люди из обеспеченных слоев об-щества или из сфер, близких к государственному управле-нию). При этом имеют место манипуляции с показателямичисла последователей движения, цель которых - рекламаблагополучия организации или сокрытие реального коли-чества адептов. Ряд религиозных движений характеризу-ются такими чертами, как анонимность, имитация, сокры-тие истинной информации или частичное утаивание ин-формации и в итоге введение в заблуждение, обман.В техногенном постмодернистском обществе отме-чается повышенная эксплуатация эмоциональной сфе-ры человеческого сознания. Быть эмоционально разви-тым не менее значимо, чем развивать интеллектуаль-ные способности. Эмоциональная интеллигентность(EI) берет свое начало в концепции «социальной ин-теллигентности», которая стала разрабатываться еще с20-х годов прошлого столетия. Первым заговорил обэтом И.Л. Торндайк. Затем на Западе эмоциональнуюсоставляющую с точки зрения психологии рассмотрелдоктор Р. Бар-Он, который определял данный вид по-знавательных способностей как совокупность некогни-тивных умений, влияющих на нашу возможностьуспешно справляться с психологическими проблемами,с давлением на нас окружающей среды. Позже П. Са-лавей и Дж. Мейер ввели в научный оборот термин«эмоциональный интеллект (способности)». Имеется ввиду вся гамма способностей человека, которая позво-ляет правильно оценивать и воспринимать эмоции,управлять ими и гармонично сочетать их с интеллекту-альными способностями. Это и здравый смысл, и - вразумных пределах - чувствительность, и некоторыйинтуитивный потенциал - в целом все то, что помогаетчеловеку выжить. Позже вышла книга «Эмоциональнаяинтеллигентность» Д. Гоулмана. Он расшифровываетпонятие эмоционального интеллекта, разворачивая егопосредством следующих составляющих: самопознание(включающая в себя и правильную самооценку), само-регулирование (владение всей палитрой своих эмоцио-нальных способностей), мотивация (инициативность,активность, оптимистичность, то, что направляетсяволевым усилием). Следующая составляющая в схемеД. Гоулмана - это эмпатия (понимание эмоций другогочеловека, его прочувствование); последний пункт -эффективные общественные отношения (умение вы-звать необходимую, нужную эмоциональную реакциюу окружающих, умение работать в группе) [5]. Низкийуровень эмоциональной культуры (EQ), минимизацияположительных эмоций прямым образом влияет наэффективность познавательных процессов, а также наобщее физиологическое состояние организма. Многиепсихотерапевты и психологи согласны с мнением Хол-могоровой и Гаранян о том, что «именно эмоциональ-ная сфера, как во времена З. Фрейда сексуальная, ста-новится наиболее патогенной зоной в современнойкультуре» [6. С. 61].Многие современные религиозные организациивозникают и существуют исключительно за счет влия-ния конкретного лидера-харизматика; он - главныйавтор или интерпретатор учения, текстов, норм. Частотакие лидеры самовольно наделяют себя высочайшими(или даже абсолютными) титулами и званиями. Так,Шри Матаджи Нирмала Деви имеет титул «Ее Святей-шества», Григорий Грабовой называет себя «академи-ком», аналогично представляет себя и К. Титов, не го-воря уже о многочисленных «богах» и «богинях» (дэ-ви). Современные лидеры умело сочетают религиозныеинтересы с экономическими и политическими, напри-мер крупный бизнесмен Владимир Мегре или полити-ческий деятель и активист Сергей Кыныев, З. Тырысо-ва и др. Многие современные религиозные движения всвоих документах прописывают линию преемственно-сти от какого-либо традиционного или древнего уче-ния, реально же имеют новейшее происхождение отконкретного лица или группы активистов.Вопрос о типологизации современных религиозныхорганизаций и групп и о ее критериях является акту-альным и сложным, требующим комплексного иссле-довательского подхода с опорой на междисциплинар-ность, критического взгляда на современную ситуациюв религиозной сфере России, принятия во вниманиепроцессов как регионального, так и мирового масштабас учетом общих глобализационных тенденций и усиле-ния влияния техногенного фактора в культуре.

Ключевые слова

типология религиозных движений, методы воздействия на человека, религиозный опыт, манипулятивные технологии, эмоциональный интеллект, typology of religious groups and associations, methods of influencing a person, religious experience, manipulative techniques, emotional intelligence

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Аванесов Сергей СергеевичНациональный исследовательский Томский государственный университетд-р филос. наук, профессор кафедры онтологии, теории познания и социальной философииiskiteam@yandex.ru
Хвастунова Юлия ВикторовнаГорно-Алтайский государственный университетканд. филос. наук, доцент кафедры социологии, политологии и культурологииhvastunovoy@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Данилин А.Г. LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости М. : Центрполиграф, 2001. 521 с.
Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для себя. Минск : Попурри, 2000. 672 с.
Аронсон Э., Пратканис Э.Р. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление. СПб. : ЕВРОЗНАК, 2003. 384 с.
Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза (научно-практическое руководство). М. : Изд-во МГУ, 1999. 497 с.
Гоулман Д. Эмоциональный интеллект. М. : ACT ; Владимир : ВКТ, 2009. 487 с.
Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Культура, эмоции и психическое здоровье // Вопросы психологии. 1999. № 2. С. 61-74.
 К вопросу о типологических характеристиках религиозных групп и сообществ в Республике Алтай | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

К вопросу о типологических характеристиках религиозных групп и сообществ в Республике Алтай | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Полнотекстовая версия