Предисловие к статье Г.В. Вернадского «Возвышение науки в России 1700-1917» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Предисловие к статье Г.В. Вернадского «Возвышение науки в России 1700-1917»

Статья посвящена жизненному пути и деятельности историка Г.В. Вернадского. Несмотря на эмиграцию из России, он продолжал публиковать исторические труды в евразийском русле. В зрелый период научного творчества Г.В. Вернадский издална английском языке статью «Развитие науки в России 1700-1917», перевод которой позволяет взглянуть на Г.В. Вернадского как на историографа. Статья не переведена на русский язык, хотя представляет существенный интерес для специалистов вобласти российской историографии.

Preface to G.V. Vernadsky's article ''The rise of science in Russia. 1700-1917''.pdf Георгий Владимирович Вернадский родился 20 ав-густа 1887 г. в семье знаменитого ученого В.И. Вер-надского [1. С. 157]. В 1905 г. окончил 5-ю московскуюгимназию с золотой медалью. По окончании гимназиипоступил на историко-филологический факультетМосковского университета [2. С. 17-18]. Уже в студен-ческие годы Вернадский продемонстрировал широкийисследовательский кругозор: его интересовала темавзаимоотношений Древней Руси с Востоком, особоевнимание исследователь уделял специфике колониза-ции Сибири русским населением, например в статьях«На встречу Солнца», «Движение русского племени навосток», в которых ученый выразил геополитическиевзгляды. В 1922 г. в Праге, где он был профессоромюридического факультета, ученый познакомился с ли-дером евразийского движения П.Н. Савицким [2. С. 37-38]. Находясь в эмиграции, он не сразу приступил ксозданию масштабных геополитических концепций вевразийском русле.В своих трудах Г.В. Вернадский важнейшую роль от-водит концепции месторазвития, рассматривающей«определенную географическую среду, которая налагаетпечать своих особенностей на человеческое общежитие,развивающихся в этой среде» [3. С. 25]. Данную идею онзаимствовал у П.Н. Савицкого и впоследствии ее развил.Также ученый использует в своих трудах и другиеевразийские идеи П.Н. Савицкого, например о понятииРоссия - Евразия «как особом историко-географическоммире» [4. Ч. 1. С. 8; 5. С. 698]. П.Н. Савицкий сыграл важ-ную роль в научном становлении Г.В. Вернадского. При-мером может служить предложенная Савицким и рас-смотренная Вернадским в зрелый период научного твор-чества геополитическая модель в виде «пульса истории»[6. С. 255], которая была детально развернута в работе«Московское царство». Г.В. Вернадский проявил себякак высококлассный специалист в области востоковеде-ния и крупнейший историк. С 1927 г., уже находясь вСША, Г.В. Вернадский продолжил изучение историиРоссии и внес значительный вклад в развитие научныхподходов к пониманию исторических процессов.Специфической особенностью научного творчестваГ.В. Вернадского является то, что предметом его ис-следования выступала не определенная национально-государственная общность (Россия, Орда), а глобаль-ный исторический процесс, который разворачивался навсем евразийском пространстве. Г.В. Вернадский выра-зил такой подход в монографии «Начертание русскойистории», вышедшей в свет в 1927 г. В последующейнаучной деятельности ученый-историк продолжаетразвивать евразийскую линию, которую детально сфор-мулировал в пяти томах трудов по русской истории. Вних Г.В. Вернадский выдвинул ряд геополитическихмоделей исторического развития евразийского конти-нента, суть которых сводится к чередованию ритмично-сти государствообразующего процесса и борьбе леса истепи [3. С. 25, 37; 7. С. 8; 8; 9. С. 440]. Историк продол-жал детально разрабатывать тему взаимоотношения Ру-си с Востоком, примером тому служат статья «Монголь-ское иго в русской истории» (1927) и вышедший впо-следствии в свет концептуально новый труд «Монголы иРусь». Важно подчеркнуть, что в ходе исследования онпривлек широкую источниковедческую базу и рассмот-рел историю Руси с точки зрения правления ханов Золо-той Орды. Этот подход являлся принципиально новыми позволял по-новому взглянуть на ход историческогостановления евразийского пространства.Г.В. Вернадский как историограф мало известенширокой российской аудитории, так как многие егоисториографические работы выполнены на английскомязыке [9. С. 123] и, следовательно, были не доступныбольшинству отечественных читателей. Одной из такихработ является статья «Возвышение науки в России1700-1917» [10], опубликованная в историческом жур-нале «Russian Review» в январе 1969 г. А уже через год,в 1970 г., выходит его фундаментальный труд «Русскаяисториография», посвященный становлению историче-ской мысли. Статья в этом смысле представляла собойкраткий историографический экскурс и своего родадополнение, предназначенное для повышения образо-вания американских студентов Йельского университе-та. Г.В. Вернадский анализирует концепции представи-телей естественных наук. Главным образом автор де-монстрирует становление и эволюцию научной мысли,которая разворачивалась в рамках Академии наук икрупнейших вузов страны.В данной работе Г.В. Вернадский рассматривает ста-новление и развитие научной мысли в России. Необхо-димо подчеркнуть, что историк уделяет внимание жизнии деятельности ученых-естествознателей. Первые стра-ницы статьи посвящены М.В. Ломоносову, которыйтакже являлся и историком. Г.В. Вернадский не обошелвниманием современников, в том числе упомянул о дея-тельности своего отца В.И. Вернадского.Г.В. Вернадский. Возвышение наукив России 1700-1917I. Восемнадцатое столетиеДо 1700 г. [Г.В. Вернадский не учитывает созданиеСлавяно-греко-латинской академии в 1687 г., котораяявлялась важнейшим шагом в становлении научноймысли в России] российские школы совсем не былиориентированы на приобщение учащихся к науке.В восемнадцатом столетии благодаря реформам ПетраВеликого создаются более благоприятные условия дляразвития науки. Петр не только отправлял тысячи мо-лодых русских за границу для занятий исследователь-ской деятельностью, но и создал непосредственно в Рос-сии школы для обучения математике, медицине и дру-гим наукам. Петр «короновал» свою образовательнуюпрограмму в новой столице России Санкт-Петербурге,основав там Имперскую Академию наук как самое вы-сокое научно-образовательное учреждение в России(1725). В этом учреждении главным советником Петрабыл немецкий философ и математик Лейбниц.Ко времени организации Академии наук Россия ещене произвела достаточное количество компетентныхученых, чтобы укомплектовать это учреждение. По-этому первые академики должны были быть приглаше-ны с Запада, главным образом из Швейцарии и Герма-нии. Для обучения будущих русских ученых была от-крыта Академическая гимназия.В 1735 г. Академическая гимназия в поисках спо-собных студентов присудила стипендии двенадцатилучшим студентам Славяно-греко-латинской академии.Одним из этих студентов, старшим по возрасту, чемдругие члены группы, был Михаил Васильевич Ломо-носов. Ломоносов родился на севере России в 1711 г. всемье крестьянина и дочери дьякона. Отец Ломоносовабыл рыбаком, как большинство крестьян на берегахБелого моря, и мастером по изготовлению лодок. Сраннего возраста Михаил сопровождал своего отца вего путешествиях и получил особенно яркие впечатле-ния от моря и северного сияния. Юному Ломоносовубыли присущи живой ум и неистощимая жажда знания.Еще в детстве он освоил чтение и письмо с помощьюматери, которая умерла, когда мальчику было прибли-зительно десять лет. Впоследствии в течение несколь-ких лет Михаил мечтал о хорошей школе, и в 1730 г. онушел из дома своего отца, присоединившись к рыбно-му обозу, который отправлялся в Москву.Преодолев большие трудности, Михаил поступил вСлавяно-греко-латинскую академию в Москве [в 1931 г.].Будучи значительно старше других студентов, он былсначала встречен с насмешкой, но вскоре его блестящиеспособности вызвали уважение у учителей и сокурсников.Во время обучения Ломоносов получал большое удоволь-ствие от курсов философии и латыни, которая тогда былаобщим языком образования и науки. Хорошо изучив ла-тынь, Ломоносов тем самым подготовился к будущимнаучным исследованиям. 1 января 1736 г. он прибыл вПетербург и был зачислен в число академических студен-тов. Способности Ломоносова и рвение к наукам скоробыли отмечены его учителями в Академии наук, и та-лантливого студента в 1736 г. послали в Германию, чтобыон мог продолжить свои исследования. Когда Ломоносовпять лет спустя вернулся в Санкт-Петербург, он уже былочень компетентным ученым, предпринявшим серьезныетворческие исследования. В 1745 г. Ломоносов былназначен профессором Академии наук.Следующие двадцать лет жизни Ломоносова,вплоть до его смерти в 1765 г., были заполнены науч-ной работой, исследованиями огромного значения. Ло-моносов - универсальный гений: главный интерес длянего составляли химия и физика, но он также работал вобласти математики, астрономии, метеорологии, геоло-гии, минералогии, металлургии, был одаренным по-этом, филологом, историком. Все его научные изыска-ния свидетельствовали о глубоком проникновении всущность основных проблем науки и о новом подходек этим проблемам. Ученому была особенно интереснаструктура вопроса, и его идеи, связанные с этим, как ис многим другим, опередили время, вследствие чегозначимость исследований Ломоносова в полной мереоценена лишь намного позже.Благодаря активной позиции М.В. Ломоносова в1755 г. в Москве был учрежден первый российский уни-верситет [10. С. 37-39], что сыграло важную роль в раз-витии образования и науки в России. Благодаря созда-нию университета перед россиянами открылись боль-шие возможности. Восемнадцать лет спустя в Санкт-Петербурге была открыта Школа горной промышленно-сти (Gornyi Institut), в 1799 г. - Медицинско-хирургическая академия (позже переименована в Воен-ную медицинскую академию, Voenno-MeditsinskaiaAkademiia) [10. С. 40].II. 1801-1860В первой половине девятнадцатого века в Россиибыло создано несколько университетов и техническихшкол. В 1802 г. был основан Дерптский университет, вкотором обучение проводилось на немецком языке до1893 г., когда город Дерпт (Dorpat) был переименован вЮрьев (теперь Тарту в Эстонии). В 1804 г. были созда-ны еще три университета - в Казани, Харькове и Виль-не. В последнем языком обучения был польский. Виль-нский университет был закрыт после польского вос-стания 1831 г., но был открыт российский университетв Киеве. В 1819 г. основан университет в Санкт-Петербурге, в 1828 г. открыл свои двери Технологиче-ский институт.С течением времени все больше молодых людей -возможно, будущих ученых - заканчивали эти учеб-ные заведения, и к 1860 г. в науке и технике были за-няты исследованием и обучением квалифицирован-ные кадры русских специалистов. Постепенно Акаде-мия наук сама должна была принять увеличивающее-ся число российских ученых, и, в конечном счете,этот научно-образовательный центр стал полностью«русифицирован».Одним из первых выпускников Казанского универ-ситета был математик Николай Иванович Лобачевский(1792-1856), который в возрасте 21 года был назначенстаршим преподавателем. Он добросовестно и успешнопреподавал математику в alma mater, но душа Н.И. Ло-бачевского лежала не столько к преподаванию, сколькок смелому научному поиску в области математики,приведшему позже к созданию новой теоретическойгеометрии, которая должна была обогатить и даже вы-теснить классическую геометрию Евклида. Только не-которые из современников Лобачевского смогли по-нять значение его идей. Среди тех немногих былнемецкий математик Гаусс (1777-1855), который несмел, однако, выражать публично свое одобрениегеометрии Лобачевского. Высокая оценка Гаусса ста-ла известна только после его смерти, когда была из-дана корреспонденция, благодаря чему и стал извест-ным его интерес к Lobachev-небесной теории. В1867 г. два видных математика - француз и немец -положительно оценили геометрию Лобачевского. Стех пор идеи Лобачевского стали широко известнысреди математиков во всем мире. В наше время еговзгляды послужили основой для развития современ-ного понятия пространства.В обзоре невозможно упомянуть всех ученых му-жей, которые оставили свой след в истории российскойнауки девятнадцатого столетия. Поэтому я долженограничиться представленными краткими эскизами,чтобы показать преемственность в передаче знания отпоколения к поколению и обогащение традиций в раз-витии российской науки… [10. С. 40-41].III. 1861-1917С освобождения крестьян в 1861 г. и других реформимператора Александра II в России началась новая эра,отмеченная быстрым продвижением во многих куль-турных областях, включая науку и образование. Тыся-чи молодых людей заполнили университетские городкии проявили большой энтузиазм в развитии культуры.Много новых университетов и технологических школбыло открыто во второй половине девятнадцатого и вначале двадцатого века. Среди них Политехническийинститут в Риге (1862; увеличенный в 1896), «Ново-российский» (Novo-rossiiskii) - университет в Одессе(1865), Московская техническая школа (1868), универ-ситеты Томска (1888) и Саратова (1909), Харьковскийтехнологический институт (1885), Киевский политех-нический институт (1898) и Политехнический институтПетра Великого в Санкт-Петербурге (1902).Совместное обучение в российских средних школахи колледжах, университетах и технических институтахбыло неизвестно до 1917 г. Для исправления этой ситу-ации было открыто несколько женских университетов(Высших женских курсов), старейшие из них - вМоскве (1871) и Санкт-Петербурге (1878).На этом фоне интеллектуального и материальногоразвития может быть лучше всего понято ускорение втемпах российского культурного и научного прогресса.Много выдающихся российских ученых, родившихся в1820-е и 1830-е годы, преподавали в различных уни-верситетах и специальных школах в 1860-х гг. Средивыдающихся представителей этого поколения - хими-ки В.В. Марковников (1839-1904), А.П. Бородин иД.А. Менделеев, физик А.Г. Столетов (1839-1896), ме-таллург Д.К. Чернов (1839-1921), физиолог И.М. Сече-нов (1829-1905), зоолог Н.А. Северцов (1827-1885),ботаники А.Н. Бекетов (1825-1902) и A.С. Фаминцын(1835-1917) и географ П.П. Семенов (1827-1914). Се-менов в течение многих лет был секретарем, а затем изатем вице-президентом Российского географическогообщества. Одна из его замечательных географическихэкспедиций исследовала горную цепь Тянь-Шань в1850-х гг., и позже он добавил «Тянь-Шань» к своейфамилии.В области химии должны быть упомянуты двое изучеников Зинина: Бутлеров и Бородин.Александр Михайлович Бутлеров (1828-1886) закон-чил Казанский университет в 1849 г., где он спустя де-вять лет стал профессором химии. В 1869 г. он былназначен профессором в Санкт-Петербургском универ-ситете. Бутлеров развивал идеи Ломоносова о структуревопроса и в этом отношении может быть назван преем-ником Ломоносова, хотя он жил на почти столетие поз-же, чем Ломоносов. Школа российских органическиххимиков, которые росли под руководством Бутлерова,внесла много важных открытий в российскую науку.Один из его студентов, А.Э. Фаворский, был первымучителем химии П.Н. Ипатьева, относительно которогоподробнее будет сказано позже… [10. С. 43-44].Несколько выдающихся ученых, родившихся между1841 и 1860 г., были все еще живы и активны в 1917 г.Особое место занимает следующее поколение великихученых, родившихся между 1860 и 1880 г.: оно соеди-няло старую и новую Россию и гарантировало продол-жение научных традиций в России. Профессиональнаякарьера этих ученых началась только незадолго до ре-волюции. Среди ученых этого поколения иН.А. Вавилов (1887-1942). У молодого поколения -родившихся в 1890-х гг. - было время только на то,чтобы закончить обучение до 1917 г.К поколению российских ученых, родившихся в1860-х и 1870-е гг., принадлежали, среди многих дру-гих, В.А. Стеклов (математика); Н.Э. Жуковский (тео-рия авиации); С.А. Чаплыгин (механика авиации);Н.С. Курнаков, А.Э. Фаворский, Н.Д. Зелинский,С.В. Лебедев и П.Н. Ипатьев (химия); П.П. Лазарев иП.Н. Лебедев (физика); А.Н. Северцов и Л.С. Берг (зоо-логия); В.Л. Омелянский и С.Н. Виноградский (микро-биология); В.Л. Комаров (ботаника); В.K Агафонова,Н.А. Андрусова и В.A. Обручев (геология); В.И. Вер-надский (минералогия и кристаллография); А.А. Бай-ков (металлургия) и А.Н. Краснов (география).Так как информация об этих ученых более доступ-на, я буду довольствоваться краткими комментариями.Химик Алексей Евграфович Фаворский (1860-1945)учился в Санкт-Петербургском университете под руко-водством Бутлерова и Менделеева, где был позже, в1896 г., назначен профессором химии. Он был однимиз пионеров в химии невлажных органических соеди-нений. В своих исследованиях он следовал традициямМарковникова и Бутлерова. Его ученик, Сергей Васи-льевич Лебедев (1874-1934), был преподавателем хи-мии в Военной медицинской академии и, как и его учи-тель, продолжал традиции Бутлерова.Николай Дмитриевич Зелинский (1861-1953) былвыпускником Новороссийского университета (Одесса)и впоследствии работал в течение двух лет в химиче-ской лаборатории в университете Геттингена в Герма-нии. Он возвратился в Одессу в 1888 г. и стал там при-ват-доцентом. В 1893 г. был назначен преподавателеморганической и аналитической химии Московскогоуниверситета и в 1911 г., вместе со многими из коллег,он оставил [должность] в знак протеста против нару-шения университетской автономии министром образо-вания Л.А. Кассо. Как это было в случае с Менделее-вым, министр финансов был рад воспользоваться от-сутствием министра Просвящения, министр финансовназначил Зелинского директором центральной лабора-тории в Министерстве финансов. В 1917 г. Зелинскийвозвратился в Московский университет, где его науч-ная деятельность отличалась насыщенностью и разно-образием. ...Среди многочисленных учеников Зелин-ского А.Н. Несмеянов, С.С. Наметкин, В.В. Челинцев иЛ.А. Чугаев… [10. С. 48-50].1911 г. - черный год в истории Московского уни-верситета - Лебедев, Зелинский и много других препо-давателей ушли из университета. Физико-химическоеобщество Леденцова тогда оборудовало специальнуюнебольшую лабораторию для Лебедева, чтобы позво-лить ему продолжить эксперименты, но он умер отостановки сердца в марте 1912 г.Минералог Владимир Иванович Вернадский (1863-1945) окончил Санкт-Петербургский университет в1885 г., где ему преподавали такие видные ученые, какМенделеев и Докучаев. В 1892 г. он был назначен препо-давателем минералогии в Московском университете. В1909 г. Вернадский был избран членом Академии наук, ноон сохранил свое место в Московском университете до1911 г., когда ушел в отставку вместе с Зелинским и Ле-бедевым. Впоследствии Вернадский переезжает в Санкт-Петербург, чтобы принять активное участие в работеАкадемии наук. В его подходе к минералогии (и в препо-давании, и в исследовании) Вернадский обратил особоевнимание на химическую структуру полезных ископае-мых и на распространение химических элементов в зем-ной коре. Позже он заинтересовался радием и радиоак-тивными элементами. Благодаря этому направлению ис-следований Вернадский стал одним из создателей новойнауки - геохимии. В ходе изучения роли организмов(«живой материи») Вернадский развил еще более широ-кое понятие - «биогеохимия». В школе минералогов ибиогеохимиков, которые были студентами Вернадского, -Я.В. Самойлов, А.Э. Ферсман, В.Г. Хлопин и А.П. Вино-градов и другие.При рассмотрении развития науки в России стано-вится очевидным, что хотя начальный темп развитиябыл медленным, после 1860-х гг. приобретается устой-чивое ускорение. В течение двух десятилетий, чтопредшествовали революции 1917 г., Россия уже заняласвое место в качестве вполне оперившегося члена меж-дународного научного сообщества [10. С. 51-52].Статья Г.В. Вернадского представляет краткийочерк становления российской науки и должна вызватьинтерес специалистов по истории науки и техники вРоссии, поскольку концептуально показывает россий-скую науку частью европейской.Эмигрантская историческая мысль еще недостаточ-но полно возвращена в общий контекст отечественнойисториографии.Публикуя настоящий перевод статьи Г.В. Вернад-ского, автор рассчитывает внести свой вклад в это не-обходимое для российской исторической науки дело.

Ключевые слова

Г.В. Вернадский, евразийство, историография, образование, G.V. Vernadsky, Eurasianism, historiography, education

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Сутормин Сергей ОлеговичНациональный исследовательский Томский государственный университетаспирант кафедры истории древнего мира, средних веков и методологии историиSerega-Sutormin@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Рыбаков С.В. Историк-евразиец Георгий Вернадский // Вопросы истории. 2006. № 11. С. 152-165.
Болохвитинов Н.Н. Русские ученые-эмигранты (Г.В. Вернадский, М.М. Карпович, М.Т. Флоринский) и становление русистики в США. М. : Российская политическая энциклопедия, 2005. 142 с.
Вернадский Г.В. Начертание русской истории: учебное пособие для вузов. СПб. : ЛЕАН, 2000. 318 с.
Савицкий П.Н. Степь и оседлость // Классика Геополитики XX век. М. : АСТ, 2003. С. 688-700.
Савицкий П.Н. Географические особенности России. Ч. I: Растительность и почвы. Прага : Евразийское книгоиздательство, 1927. 180 с.
Вернадский Г.В. Московское царство. Тверь : ЛЕАН ; Москва : АГРАФ, 1997. Ч. 2. 416 с.
Вернадский Г.В. Опыт истории Евразии. Звенья русской культуры. М. : КМК, 2005. 339 с.
Вернадский Г.В. Русская история : учеб. М. : АГРАФ, 2001. 544 с.
Могильницкий Б.Г. История исторической мысли XX века : курс лекций. Вып. 1: Кризис историзма. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2001. С. 123- 127.
Вернадский Г.В. Возвышение науки в России 1700-1917 // Russian Review. 1969. Вып. 28, № 1. С. 37-52.
 Предисловие к статье Г.В. Вернадского «Возвышение науки в России 1700-1917» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Предисловие к статье Г.В. Вернадского «Возвышение науки в России 1700-1917» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Полнотекстовая версия