Конституционный Суд Российской Федерации в защиту прав адвокатов (защитников) как субъектовреализации конституционного права личности на судебную защиту | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Конституционный Суд Российской Федерации в защиту прав адвокатов (защитников) как субъектовреализации конституционного права личности на судебную защиту

Последовательно аргументируется тезис о том, что Конституция РФ, не называя адвокатуру в качестве какой-то отдельной,самостоятельной правоохранительной структуры, по существу решает вопрос о ее предназначении и определяет роль в судопроизводстве по обеспечению прав и свобод человека и гражданина. Оказание квалифицированной юридической помощи является, таким образом, конституционно закрепленной обязанностью для адвокатуры и адвокатов (защитников).

Constitutional Court of the Russian Federation in protection of rights of lawyers (defenders) as subjectsof constitutional right of person to judicial protection.pdf Как известно, Конституционный Суд РоссийскойФедерации, являясь судебным органом конституцион-ного контроля, самостоятельно и независимо осу-ществляет судебную власть посредством конституци-онного судопроизводства. Отличительной особенно-стью положения Конституционного Суда в нашейстране является то, что, согласно ст. 10 КонституцииРФ, являясь одним из органов государственной власти,он (Суд) одновременно выступает арбитром междугосударством и гражданами, причем граждане при этомявляются равноправной стороной в споре с государ-ством.Вполне правомерным будет предположить, что,стремясь обеспечить это равноправное положение че-ловека и гражданина в отношениях в государством,Конституция Российской Федерации и объявляет чело-века, его права и свободы высшей ценностью, а при-знание, соблюдение и защиту его прав и свобод - обя-занностью государства (ст. 2 Конституции РФ). Воис-тину, чтобы единичного человека уравнять с государ-ством, надо поставить его выше. По образному выра-жению судьи Конституционного Суда РФ К.В. Аранов-ского, «Конституция Российской Федерации ставит навершину конституционных ценностей человека, егоправа и свободы» [1. С. 71].Обеспечение исполнения прав и свобод человека игражданина Конституция РФ возлагает на правосудие(ст. 18 Конституции РФ), которое, опять-таки в силувеления Конституции, осуществляется на основе состя-зательности и равноправия сторон (ч. II ст. 123 Консти-туции РФ). Сторонами же в любом судебном процессепо защите публичных интересов выступают государ-ство в лице того или иного органа власти и гражданин.Из сказанного вполне резонным напрашивается пред-положение о том, что в силу усложненности действу-ющего в любом государстве законодательства и непро-стых судебных процедурных правил каждому человекупри защите его прав и свобод потребуется помощь со-ответствующего специалиста, юриста-профессионала.Конституция РФ решает и эту задачу, предоставляякаждому гарантированное право на получение квали-фицированной юридической помощи, причем в уста-новленных законом случаях подобного рода помощьоказывается бесплатно, а фактически - за счет государ-ства. Особо Конституция РФ регулирует право пользо-ваться помощью адвоката (защитника) лицам, ставшим(поставленным) в положение участников уголовно-процессуальных отношений: задержанному, заключен-ному под стражу, обвиняемому в совершении преступ-ления. Адвокат (защитник) предоставляется им в мо-мент постановки названных лиц в соответствующеепроцессуальное положение (ст. 48 Конституции РФ).Так, Конституция РФ, не называя адвокатуру в каче-стве какой-то отдельной, самостоятельной правоохрани-тельной структуры, по существу решает вопрос о еепредназначении и определяет роль в судопроизводствепо обеспечению прав и свобод человека и гражданина.Оказание квалифицированной юридической помо-щи является, таким образом, конституционно закреп-ленной обязанностью для адвокатуры и адвокатов (за-щитников), в то время как для каждого человека - этоего право получить такую помощь от адвоката, котороеему к тому же гарантируется государством. Государ-ством гарантируется, а адвокатами реализуется, предо-ставляется.Однако оказание юридической помощи - не само-цель, это условие, средство реализации другого кон-ституционного права личности - права на судебнуюзащиту. В итоге мы наблюдаем ситуацию, напомина-ющую некую юридическую мозаику, когда право наполучение квалифицированной юридической помощисамо по себе уже является самостоятельным конститу-ционным правом каждого, причем понимаемым и ис-пользуемым в самом широком смысле слова. И в то жевремя это право выступает гарантией реализации дру-гого конституционного права личности - права на су-дебную защиту. Указание на это содержится уже в ст. 1Федерального закона «Об адвокатской деятельности иадвокатуре в Российской Федерации», где раскрывает-ся понятие адвокатской деятельности и отмечаются еецели: защита прав, свобод и интересов доверителей, атакже «обеспечение доступа к правосудию».Обеспечение доступа к правосудию есть не чтоиное, как обеспечение права на суд, на рассмотрениедела в суде по существу, защита прав и свобод лично-сти при помощи и посредством судебного разбиратель-ства. В особенности наглядно это проявляется в уго-ловном судопроизводстве - в своей тяжбе с государ-ством, в защите от предъявленного со стороны госу-дарства обвинения в совершении преступления госу-дарство проявляет великодушие, оно не оставляет че-ловека в споре с ним один на один, а предоставляетэтому человеку советника по правовым вопросам, ад-воката (защитника).Адвокатура является не единственной правозащит-ной организацией, оказывающей юридическую помощьнаселению. Такую помощь гражданам, да и юридиче-ским лицам, оказывают различного рода юридическиеслужбы на предприятиях и в негосударственных орга-низациях и фирмах, в том числе специально создавае-мые общественные организации правозащитного харак-тера. Отличительным же признаком адвокатуры являет-ся то, что эта структура гражданского общества специ-ально создана и предназначена для оказания правовойпомощи в сфере судопроизводства, где она выполняетдостаточно важную государственную функцию - участ-вует в отправлении правосудия. Именно поэтому дея-тельность адвокатуры регламентируется законом, т.е.государственно-властным предписанием. Государствопри этом оставляет за собой также некоторые контроль-ные функции за деятельностью адвокатуры.В силу ранее сказанного общество в целом и от-дельные граждане весьма заинтересованы в соблюде-нии правового статуса адвокатуры и адвокатов, в рас-ширении рамок их деятельности, в повышении эффек-тивности их работы. Понимая роль и значение деятель-ности адвокатов в деле обеспечения и защиты прав,свобод и интересов граждан, Конституционный СудРФ с самого начала своей деятельности весьма внима-тельно относился к соблюдению прав адвокатов и лиц,имеющих ученую степень по юридической специаль-ности, которые единственно могут выступать предста-вителями сторон в конституционном судопроизвод-стве, тем более в случаях, когда адвокаты обращались вСуд за защитой своих прав. Защита прав адвокатов все-гда есть опосредованная защита прав и свобод пред-ставляемых ими граждан.В связи со сказанным могут быть интересны дела,рассмотренные Конституционным Судом РФ, в кото-рых адвокаты выступали в качестве потерпевшей сто-роны, а Суд подтвердил законность их претензий.Два таких дела были рассмотрены Конституцион-ным Судом РФ в 2005 г.Первым явилось дело по жалобам адвокатовП.А. Астахова, С.Д. Замошкина, В.К. Карцевой иЮ.А. Костанова на нарушение их конституционныхправ и свобод положениями ст. 7, 123, ч. III ст. 124,ст. 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодексаРФ от 25 января 2005 г. № 42-О [2. С. 441-445]. Каж-дый из названных адвокатов обратился в Суд индиви-дуально, как гражданин, и приводил в своих обраще-ниях примеры из конкретных уголовных дел (ходатай-ства к следователю, прокурору и в суд), однако прини-мавшиеся по этим обращениям решения выносилисьбез учета всех доводов стороны защиты и приведениямотивов, по которым эти доводы были проигнорирова-ны или отвергнуты.Рассматривая названное дело, КонституционныйСуд напомнил, что вопрос о гарантиях права на полу-чение обоснованного и мотивированного решения пообращению, направленному в суд или иной правопри-менительный орган в связи с производством по уго-ловному делу, ранее им уже рассматривался (Опреде-ление от 8 июля 2004 г. № 237-О по жалобе гр-наН.М. Воскресова), и уже тогда в вышеназванном реше-нии Суд указал, что вытекающие из ст. 46 (ч. I и II) и50 (ч. III) Конституции РФ требования справедливогоправосудия и эффективного восстановления в правахприменительно к решениям соответствующих судеб-ных инстанций предполагают обязательность фактиче-ского и правового обоснования принимаемых ими ре-шений, в том числе обоснования отказа в отмене илиизменении обжалуемого судебного акта, что невоз-можно без последовательного рассмотрения и оценкидоводов соответствующей жалобы, т.е. жалобы, подан-ной адвокатом.Еще более ценным в рассматриваемом ОпределенииКонституционного Суда является то, что Суд посчиталподаваемые адвокатами ходатайства по уголовнымделам частным случаем права граждан Российской Фе-дерации на обращения в государственные органы иорганы местного самоуправления, закрепленного вст. 33 Конституции РФ и их же права защищать своиправа и свободы всеми способами, не запрещеннымизаконом (ч. II ст. 45 Конституции РФ). Присовокупив кэтому еще и ст. 21 (ч. I) Конституции РФ об охранегосударством достоинства личности, Суд предписалрассматривать гражданина не как объект государствен-ной деятельности, а как равноправного субъекта, мо-гущего защищать свои права и спорить с государствомв лице любых его органов. Из сказанного вытекаетправо гражданина подать в соответствующий государ-ственный орган или должностному лицу заявление,ходатайство или жалобу и получить на это обращениеадекватный ответ. В противном случае при этом будутнарушены не только процессуальные права участниковуголовного судопроизводства, но и конституционныеправа личности. Именно поэтому обращения назван-ных ранее адвокатов и были заявлены как обращенияграждан, а не как участников уголовного судопроиз-водства. И адвокаты при этом защищали права пред-ставляемых ими граждан, хотя нельзя отрицать, чтоодновременно они защищали и свои конституционныеправа.Подводя итог своим суждениям, Суд определил, чтоположения ст. 7, 123, 124, 125, 388 и 408 УПК Россий-ской Федерации в их конституционно-правовом истол-ковании «не допускают отказ дознавателя, следователя,прокурора, а также суда при рассмотрении заявления,ходатайства или жалобы участника уголовного судо-производства от исследования и оценки всех приводи-мых в них доводов, а также мотивировки своих реше-ний путем указания на конкретные, достаточные с точ-ки зрения принципа разумности основания, по которымэти доводы отвергаются рассматривающим соответ-ствующее обращение органом или должностным ли-цом».Получив такую мощную правовую поддержку, какрешение Конституционного Суда РФ по вопросам ос-новной своей деятельности в процессе судопроизвод-ства, поскольку ходатайства, заявления и жалобы яв-ляются наиболее распространенными формами реаги-рования адвокатов на обнаруживаемые ими недостаткии упущения в процессуальной деятельности дознавате-лей, следователей, прокуроров, да и самого суда, адво-каты (защитники) отныне могли чувствовать себя бо-лее уверенными, а их обращения не могли быть остав-лены без реакции или отвергнуты без рассмотрения.При мотивировке своего решения Конституцион-ный Суд РФ сослался на ст. 33 Конституции РФ о пра-ве граждан направлять индивидуальные и коллектив-ные обращения в государственные органы и органыместного самоуправления. Этим Суд по существу опе-редил и предвосхитил шаги федерального законодателяпо принятию в следующем, 2006 г., Федерального за-кона № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращенийграждан Российской Федерации».Вместе с тем нельзя не отметить, что несколькопозднее, в декабре 2005 г., в Определении № 458-О Кон-ституционный Суд РФ уточнил свою позицию и отме-тил, что право на обращение к государству, согласност. 33 Конституции РФ, не включает в себя право на су-дебную защиту, способы и процедуры реализации кото-рого регламентированы специальными федеральнымиконституционными и федеральными законами.Наряду с отмеченным рассмотренное по обращени-ям адвокатов дело внесло также весомую лепту в раз-витие и утверждение в отечественном судопроизвод-стве конституционного принципа состязательности иравноправия сторон (ч. III ст. 123 Конституции РФ).В том же 2005 г., 8 ноября Конституционный Суд РФрассмотрел другое дело, связанное с правовыми вопроса-ми деятельности адвокатов (защитников) [3].Основанием возникновения данного дела явилосьпроизводство обыска по постановлению следователя впомещении адвокатского бюро «Адвокатская фирма«Юстина» в связи с предположением, что там изготав-ливаются и хранятся поддельные документы. Обыск былпроведен накануне празднования Нового года 29 декаб-ря 2004 г. «в рамках возбужденного прокуратурой За-падного округа Москвы уголовного дела», т.е. не в от-ношении самих адвокатов. Обыск был проведен на ра-бочих местах адвокатов, а также изъят ряд документов.Возмутило адвокатов то, что обыск в их помещениибыл произведен на основании постановления следова-теля, тогда как согласно п. 3 ст. 8 Закона «Об адвокат-ской деятельности и адвокатуре в РФ» обыск в слу-жебном помещении адвокатов может быть произведенлишь на основании судебного решения.Адвокаты, в количестве 21 человека вначале обрати-лись в Дорогомиловский районный суд г. Москвы, кото-рый, однако, не усмотрел в действиях следователянарушений норм УПК РФ и оставил жалобу без удовле-творения. Судебная коллегия по уголовным делам Мос-ковского городского суда, куда адвокаты обжаловалирешение районного суда, отменила первоначальное ре-шение и направила материалы на новое рассмотрение втот же суд, но в ином составе судей. Однако при по-вторном рассмотрении дела Дорогомиловский районныйсуд оставил жалобу адвокатов без удовлетворения.После этого адвокаты обратились в Конституцион-ный Суд РФ, полагая, что примененные судами общейюрисдикции по их делу ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ какне предусматривающие обязательного получения ре-шения суда для производства обыска в помещениях,используемых для адвокатской деятельности, ограни-чивают возможность соблюдения адвокатской тайны итем самым влекут ущемление гарантированных Кон-ституцией РФ прав, в том числе права на неприкосно-венность частной жизни (ст. 23, ч. I), права адвоката назанятие избранной деятельностью (ст. 37, ч. I) и правакаждого на получение квалифицированной юридиче-ской помощи (ст. 48, ч. I).Конституционный Суд РФ обстоятельно, с позицийконституционности проанализировал все статьи УПКРФ, на которые ссылались заявители, и выявил, чтоустанавливаемый ст. 7 УПК РФ приоритет норм Уго-ловно-процессуального кодекса перед иными феде-ральными законами «не является безусловным», онможет быть ограничен как установленной Конституци-ей РФ (ст. 76, ч. III) иерархией федеральных конститу-ционных законов и обычных федеральных законов (кчислу последних относится и УПК РФ), так и правиломо том, что в случае коллизии между различными зако-нами равной юридической силы приоритетным призна-ется последующий закон и закон, специально предна-значенный для регулирования соответствующих отно-шений. Именно последний случай и имел место в рас-сматриваемом деле.Однако Конституционный Суд РФ нашел и еще одиндополнительный и конституционно значимый аргументв рассматриваемой ситуации. При коллизии законовприоритет должен быть отдан тому из них, который«предусматривает больший объем прав и свобод граж-дан и устанавливает более широкие их гарантии». Приэтом Суд сослался на ст. 18 Конституции РФ.При анализе ст. 48 (ч. I) Конституции РФ, гаранти-рующей каждому право на получение квалифициро-ванной юридической помощи, которую и оказывают восновном адвокаты, Конституционный Суд РФ такжевысказал ряд заслуживающих внимания положений вразвитие данного права. Так, он определил как обязан-ность государства обеспечить подготовку квалифици-рованных юридических кадров и определить квалифи-кационные требования в отношении лиц, оказывающихюридическую помощь, а также «создать надлежащиеусловия гражданам для реализации этого конституци-онного права… а адвокатам, - для эффективного осу-ществления их деятельности».Одним из таких условий, по мнению Суда, являетсяинститут адвокатской тайны, призванный обеспечиватьдоверительность отношений между адвокатом и егоклиентом и который также защищен Конституцией РФкак средство обеспечения неприкосновенности частнойжизни, личной и семейной тайны (ч. I ст. 23). Причемадвокатская тайна должна соблюдаться во всех видахсудопроизводств и иной консультативной деятельностиадвокатов.Поэтому проведение следственных действий, вклю-чая производство всех видов обыска, в отношении ад-вокатов допускается только по судебному решению, вкотором к тому же должны быть указаны «конкретныйобъект обыска и данные, служащие основанием для егопроведения, с тем чтобы обыск не приводил к получе-нию информации о тех клиентах, которые не имеютнепосредственного отношения к уголовному делу».Соответственно, в резолютивной части Опреде-ления Конституционного Суда РФ по данному делусодержался вывод о невозможности производстваобыска в служебном помещении адвоката или адво-катского образования без принятия об этом специ-ального судебного решения, т.е. подтвердил консти-туционную законность претензий адвокатов в дан-ном случае.На протяжении двадцатилетнего периода своегосуществования Конституционный Суд РоссийскойФедерации рассмотрел не один десяток дел, посвя-щенных различным аспектам развития и реализацииконституционного права личности на судебную за-щиту в разных видах судопроизводства и отрасляхправа. Почти во всех случаях интересы обращавших-ся в Суд граждан представляли и защищали адвока-ты и лишь в единичных случаях предметом рассмот-рения Суда становились права самих адвокатов (за-щитников). Изложенные в настоящей статье кон-кретные дела относительно прав и свобод адвокатовотносятся именно к такой редко рассматриваемойкатегории дел. Тем более значимо то, что в обоихслучаях Конституционный Суд встал на защиту правадвокатов как выразителей и реализаторов прав исвобод граждан вообще и права личности на судеб-ную защиту в частности.

Ключевые слова

конституционные права, право на судебную защиту, constitutional laws, right to judicial protection

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Ведерников Андрей НиколаевичРоссийский государственный торгово-экономический университет (г. Москва)канд. юрид. наук, докторант кафедры конституционного и государственного праваvedern@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ К.В. Арановского к Постановлению Конституционного Суда по делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона «О государственной гражданской
Определение Конституционного Суда РФ по жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей
Определение Конституционного Суда Российской Федерации по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав статьями 7, 29, 182 и 183 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Российс
 Конституционный Суд Российской Федерации в защиту прав адвокатов (защитников) как субъектовреализации конституционного права личности на судебную защиту | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Конституционный Суд Российской Федерации в защиту прав адвокатов (защитников) как субъектовреализации конституционного права личности на судебную защиту | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Полнотекстовая версия