Проблема оценки достоверности заключения судебно-медицинского эксперта | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Проблема оценки достоверности заключения судебно-медицинского эксперта

Рассматриваются вопросы теории и практики оценки заключения судебно-медицинского эксперта, отраженные в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» и Приказе Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 г. № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинскихэкспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации».

Problem of estimating credibility of forensic expert's conclusion.pdf Логическим продолжением процесса собирания ипроверки доказательств является их оценка.О значении оценки доказательств в специальнойлитературе сказано немало [1. С. 22]. Следует отме-тить, что в теории уголовного процесса и в криминали-стике нет четкого определения понятия оценки доказа-тельств. Так, одни авторы говорят о ней как о«…логическом мыслительном процессе определенияроли собранных доказательств в установлении истины»[2. C. 65], как о «…мыслительной деятельности, состо-ящей в анализе и синтезе содержания и формы доказа-тельства» [3. С. 65]; другие указывают на то, что«…оценку доказательств следует различать как дея-тельность, как результат этой деятельности и судебныйакт» [4. C. 8]. Подчеркивая значение оценки доказа-тельств, некоторые авторы говорят, что в целом онасоставляет «сердцевину» уголовного процесса [5. C. 5;6. 29-53]. При этом тут же следует уточнение, что дан-ное суждение ни в коей мере не должно умалять значе-ние других элементов доказывания - собирания и про-верки доказательств.В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ одним издоказательств в уголовном судопроизводстве являетсязаключение эксперта, которое содержит информацию офактах, полученных посредством применения специ-альных знаний. В свою очередь, эти факты использу-ются для установления необходимых обстоятельств,имеющих значение для принятия объективного реше-ния по делу.Во многом алгоритм оценки заключения экспертаможет быть установлен на основании ПостановленияПленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г.№ 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» [7].Пленум еще раз подчеркнул, что при оценке за-ключения эксперта должны быть установлены отно-симость, достоверность, допустимость. Соответствен-но, в такой последовательности и должна осуществ-ляться деятельность участников судопроизводства,связанная с оценкой заключения судебно-медицин-ского эксперта.Установление относимости доказательства заклю-чается в определении его связи с обстоятельствамидела, с предметом доказывания. Допустимость доказа-тельства предполагает соответствие процесса его соби-рания и исследования требованиям закона. При этом,как отмечает Р.С. Белкин, указанные элементы - допу-стимость и относимость доказательства - тесно взаи-мосвязаны. Вопрос о допустимости встает только прирассмотрении относимых доказательств, а относимымимогут быть признаны только допустимые доказатель-ства [8. C. 15-65]. Достоверность доказательства - этоправильное отражение фактов реальной действитель-ности, имеющих значение для дела.Основная задача оценки заключения эксперта со-стоит в определении возможностей искомого в каче-стве доказательства.Следует учитывать, что до настоящего времени врамках уголовного судопроизводства оценка заключе-ния судебно-медицинского эксперта имеет свои осо-бенности и трудности. Основная трудность оценки со-стоит в том, что заключение эксперта - это документ,содержащий описание исследования, проведенноголицом, обладающим специальными знаниями, а выво-ды по вопросам, поставленным перед экспертом, оце-ниваются субъектом, ведущим производство по уго-ловному делу и не имеющим специальных знаний вданной области.В юридической литературе освещены общие элемен-ты оценки заключения эксперта, включающие в себя:1. Анализ соблюдения процессуального порядкаподготовки, назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы.2. Определение полноты заключения.3. Оценку научной обоснованности заключения, до-стоверности выводов и определение их места в системедоказательств.Анализ соблюдения процессуального порядка под-готовки, назначения и проведения судебно-медицин-ской экспертизы.В ходе оценки процессуального порядка назначенияи производства судебно-медицинской экспертизы ана-лизу подвергается соблюдение установленных закономтребований при вынесении постановления о назначе-нии экспертизы, соблюдение прав подозреваемого, об-виняемого, потерпевшего при назначении и производ-стве экспертизы и ознакомлении с ее результатами входе предварительного расследования. Помимо этогоустанавливается процессуальный порядок разъясненияэксперту его прав и обязанностей, а также правиль-ность оформления заключения эксперта [9. Т. 1.С. 104-105; 10].Объективность заключения гарантируется рядомпроцессуальных требований, предъявляемых к лично-сти эксперта, а именно его квалификации и компетент-ности в решении поставленных перед ним вопросов,которые сводятся к установлению у него специальногообразования, определенной специализации, стажа ра-боты, наличия квалификационной категории и (или)ученой степени и звания, прохождения цикла повыше-ния квалификации, а также к материалам, представлен-ным на исследование (получение из процессуальныхисточников, достоверность и т.д.).Таким образом, субъекты доказывания вынужденыкак бы проводить оценку квалификации и компетент-ности эксперта самостоятельно еще на стадии назначе-ния экспертизы. Однако, как показывает практика,большинство следователей, и это естественно, не обла-дают в достаточной мере соответствующими знаниямив области судебной медицины, поэтому говорить о вы-боре ими эксперта, а кроме того, и об оценке его ком-петентности, не совсем корректно.Еще более сложной становится оценка квалификацииэкспертов при назначении комплексных экспертиз. Вэтом случае, кроме профессиональных данных, необхо-димо учитывать и личностные характеристики каждогоиз экспертов, что может значительно повлиять на фор-мирование общих выводов в заключении. То есть в про-цессе оценки фактически необходимо устанавливатьвозможности в привлечении определенных экспертов вгруппу для производства комплексной экспертизы.Следующим элементом, подлежащим оценке, явля-ется проверка незаинтересованности эксперта при про-изводстве им экспертизы. А.Я. Палиашвили утвержда-ет, что сомнение в незаинтересованности эксперта мо-жет возникнуть в случаях, когда кем-либо из участни-ков процесса указываются обстоятельства заинтересо-ванности эксперта [11. С. 3]. Законодатель закрепилданную позицию в ст. 70 УПК РФ, где перечисленыоснования (самоотвода) отвода эксперта.Оценка правильности составления самого заключе-ния сводится к установлению наличия всех реквизитовзаключения, перечисленных в ст. 204 УПК РФ, т.е.строгого соблюдения структуры заключения, установ-ления логической последовательности и взаимосвязивводной, описательной, исследовательской и заключи-тельной частей заключения судебно-медицинскогоэксперта.Определение полноты заключения. Под оценкойполноты исследования всегда понимаются пределыпроизводства этих исследований. С одной стороны,эксперт должен ответить на поставленные субъектом,назначившим экспертизу, перед ним вопросы. С другойстороны, в процессе производства экспертизы могутбыть установлены обстоятельства, в отношении кото-рых вопрос не ставился. Согласно закону, если экспертустановит обстоятельства, имеющие значение для дела,по поводу которых ему не были поставлены вопросы,он вправе указать их в своем заключении. Подчеркнем,что это только его право, но не обязанность, хотя онаможет и стать таковой. В этом аспекте следователь илисуд могут оценить лишь наличие в заключении судеб-но-медицинского эксперта исследовательской части, атакже наличие ответов на все поставленные перед экс-пертом вопросы либо наличие обоснованного отказадать ответ на какой-либо из поставленных вопросов.Объективной предпосылкой полноты и достоверно-сти заключения эксперта является требуемый объемматериальных объектов и материалов дела.Эксперт уясняет достаточность представленных емуматериалов, являются ли они, исходя из обстоятельствдела, именно теми объектами, которые должны былиисследоваться; достоверны ли те факты, установленныеследственным путем, которые эксперт использовал вкачестве исходных данных; надлежаще ли использова-ны нормативные правовые акты при выяснении соот-ветствия исследуемых действий установленным прави-лам; достоверность, надлежащее качество, требуемоеколичество образцов для сравнительного исследования.Несколько иной характер приобретает оценка за-ключения эксперта судьей, который не назначал судеб-ную экспертизу, а исследует ее результаты в ходе су-дебного разбирательства. Для исключения ошибочно-сти выводов в отношении достаточности и качествапредоставленных материалов экспертизы ряд ученыхпредлагает ее проводить в несколько этапов:- оценка подлинности, пригодности и полноты объ-ектов экспертного исследования;- оценка достаточности в количественном и каче-ственном отношении материалов экспертизы.Оценка научной обоснованности заключения, до-стоверности выводов и определение их места в си-стеме доказательств.С этапом оценки научной обоснованности заключенияэксперта связана оценка методики исследования, приме-няемая экспертом в ходе производства экспертизы.В ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятель-ности в Российской Федерации» говорится: «Экспертпроводит исследования объективно, на строго научнойи практической основе, в пределах соответствующейспециальности, всесторонне и в полном объеме. За-ключение эксперта должно основываться на положени-ях, дающих возможность проверить обоснованность идостоверность сделанных выводов на базе общеприня-тых научных и практических данных» [12]. Из этогоследует, что экспертные выводы не должны требоватьдля своей интерпретации специальных знаний, т.е.должны быть доступными для понимания следовате-лем, судьей и другими заинтересованными в этом ли-цами. Это не значит, что выводы не могут содержатьспециальных терминов и обозначений, необходимыхдля уяснения сути выявленных признаков. Пониманиеистинного содержания использованных терминовдолжно позволять однозначно толковать вывод экспер-та и исключать возможность иного понимания смыслаэкспертного вывода участниками уголовного процесса.Поэтому заключение эксперта должно быть доступ-ным для оценки лицами, участвующими в рассмотре-нии дела.Помимо этого, отдельно подлежит оценке научнаяобоснованность заключения эксперта. Индикаторамиоценки правильности выбранной методики являются:1) смысловое соответствие проведенного исследо-вания его результатам, т.е. соответствие исследова-тельской части заключения его выводу, а также их вза-имосвязь;2) программные продукты и специальные техниче-ские устройства, применяемые при производстве экс-пертизы.Если об оценке методов исследования и логическойвзаимосвязи частей заключения как элементов оценкинаучной обоснованности заключения в научной лите-ратуре неоднократно упоминалось, то в отношенииоценки технической стороны производства экспертизыпишут меньше, так как она считается понятной еще настадии включения нового вида судебно-медицинскойэкспертизы в состав судебных экспертиз. При оценкевторого пункта в обязательном порядке необходимоучитывать допустимость использования программныхи технических устройств, их законность, сертифициро-ванность, наличие рекомендаций по их применению ввиде различных «Информационных писем», методиче-ских рекомендаций, бюллетеней, «Новых медицинскихтехнологий», издаваемых в ведущих судебно-меди-цинских организациях страны и мира, например, такихкак ФГБУ «Российской центр судебно-медицинскойэкспертизы». При этом необходимо учитывать особен-ности использования тех или иных программ и техни-ческих устройств, прежде всего, возможности приме-нения их конкретным экспертом (наличие допуска дляработы и т.п.).Таким образом, причиной ошибок не только у субъ-ектов доказывания, но и у самих экспертов может слу-жить недостаточная оценка, качество и полнота ис-пользуемых технических средств, применяемых припроизводстве судебно-медицинской экспертизы.В качестве примера можно привести ситуацию про-изводства экспертизы, связанной с установлением сте-пени алкогольного опьянения в случае смерти челове-ка. Как правило, фактом, определяющим степень опья-нения, служит результат судебно-химического исследо-вания, в ходе которого определяется концентрация эти-лового спирта в крови. Нередко установление опреде-ленной концентрации этилового спирта бывает доста-точным для того, чтобы сделать вывод о том, находилсяли человек в состоянии алкогольного опьянения, а такжео степени опьянения. Правовые последствия при такомэкспертном заключении вполне предсказуемы: от при-знания виновности водителя, управляющего транспорт-ным средством в состоянии опьянения, до отказа в вы-плате страховой суммы членам семьи погибшего.Вместе с тем, если учитывать все особенности соот-ветствующей экспертной методики, то дело обстоитгораздо сложней. Действующие нормативные правовыеакты предъявляют достаточно жесткие требования котбору и доставке биологического материала, предна-значенного для судебно-химического исследования.Так, например, Приказом Минздравсоцразвития РФот 12 мая 2010 г. № 346н «Об утверждении Порядкаорганизации и производства судебно-медицинскихэкспертиз в государственных судебно-экспертныхучреждениях Российской Федерации» установлено:«Взятие крови производят сухим шприцем из бедрен-ной вены трупа в стерильную склянку (например, из-под пенициллина и др.), которую заполняют доверху.Кровь из трупа необходимо брать не позднее первых24 часов после наступления смерти и направлять сразуже на биохимическое исследование. При невозможно-сти направить кровь на анализ сразу после ее взятиякровь можно хранить в холодильнике при температуре4-8°C в течение 10 суток (биохимические показателистабильны при хранении крови в холодильнике в гер-метически закупоренной посуде). Следует избегатьконтакта крови с водой и мокрым инструментом; неследует допускать замораживание крови в морозиль-ной камере» [13. П. 88. 3.1].В Рекомендациях по организации работы по отбору,транспортировке и хранению биологических объектовдля проведения химико-токсикологических исследова-ний на наличие алкоголя требования еще более уже-сточаются: «Для химико-токсикологических исследо-ваний на наличие алкоголя и его суррогатов, наркоти-ческих средств, психотропных и других токсическихвеществ, вызывающих опьянение (интоксикацию), и ихметаболитов обеспечивается доставка образцов крови вхимико-токсикологическую лабораторию не позднеедвух суток после отбора. Кровь после отбора до моментаотправки в химико-токсикологическую лабораториюхранится в холодильнике при температуре 0-2 град. C».Так же строго регламентируется необходимость взятиякрови только из бедренной вены [14. П. 2].Все вышеперечисленное направлено на то, чтобысвести к минимуму возможность экспертной ошибки,связанную с посмертным образованием алкоголя в ор-ганизме.Факт того, что этиловый спирт может образоватьсяв теле человека после наступления смерти, общеизве-стен. О возможных ошибках при интерпретации ре-зультатов судебно-химического исследования упоми-нается и в специальной литературе: «Экспертиза алко-гольной интоксикации и оценка количественного опре-деления этилового спирта всегда должны проводитьсяс учетом тех возможных изменений, которые претерпе-вает алкоголь в трупе в зависимости от ряда внешнихили внутренних факторов (новообразование алкоголя идругих редуцирующих веществ при гнилостном разло-жении трупа, разрушение алкоголя в трупе, посмертнаядиффузия алкоголя из желудка в окружающие органыи ткани и т.п.). Процессы новообразования, разруше-ния и диффузии алкоголя, протекающие в трупе, в тойили иной степени влияют на изменение алкогольныхконцентраций в различных тканях и жидкостях. Уста-новлено, что в трупе в результате гнилостного разло-жения тканей может образоваться этиловый алкоголь.Концентрации новообразованного алкоголя, приводи-мые различными исследователями, сравнительно не-большие (в среднем до 2,4‰). Наибольшее новообра-зование отмечено в сосудах грудной полости и в кровииз полостей сердца (соответственно 2,63 и 2,49‰),наименьшее - в крови из сосудов конечностей (0,15‰).В моче трупов новообразование алкоголя не происхо-дит» [15. С. 255].На основании вышеизложенного можно сделатьвывод о том, что использование только лабораторныхданных может привести к фатальной экспертнойошибке, поэтому в ряде случаев необходимо ком-плексное обследование лица, включающее как клини-ческие, так и инструментальные методы исследования[15. С. 245-246].Упоминание в заключении эксперта содержания ирезультатов исследований с указанием примененныхметодик вытекает непосредственно из нормы, содер-жащейся в уголовно-процессуальном кодексе (п. 9 ч. 1ст. 204 УПК РФ). В таком случае оценка сводится кустановлению разработанных научных основ и науч-ных положений используемой экспертом методики.Так, А.И. Винберг говорил, что «неправильная методи-ка зачастую приводит к неправильным выводам, за-ключение экспертизы, базирующееся на неправильныхметодах исследования, не может считаться полноцен-ным доказательством» [16. С. 145]. Кроме этого, надопомнить, что судебно-экспертные учреждения одного итого же профиля должны осуществлять деятельностьпо организации и производству судебной экспертизына основе единого научно-методического подхода кэкспертной практике, профессиональной подготовке испециализации экспертов [13. С. 11].Часто предметом экспертного исследования явля-ются наиболее критические звенья причинной связи поуголовному делу. Исходя из п. 1 ст. 196 УПК, назначе-ние и производство судебной экспертизы обязательно,если необходимо установить «причины» смерти, а не«причину» смерти, а именно установление всех причинсмерти, предусмотренных Международной классифи-кацией болезней (МКБ-10): внешней (основной) инепосредственной [17]. Эксперт обязан указывать всепричины смерти, так как в ряде случаев, при квалифи-кации преступления следователю и суду требуетсяточно знать не только какие травмы привели к смертиили способствовали ее наступлению, но знать также инепосредственную причину смерти, для установлениястепени виновности обвиняемого.Посредством судебно-медицинской экспертизыустанавливаются непосредственная причина смерти ихарактер тех материальных взаимодействий, которыеее вызвали.После того как экспертом установлены обстоятельства(механизм образования) и последствия (повреждения ивред здоровью), обусловленные физическим взаимодей-ствием материальных объектов, субъект доказыванияпереходит к установлению причинно-следственной связимежду действиями конкретного лица и преступным ре-зультатом. Звенья причинности, исследованные и уста-новленные экспертами, сопоставляются с другими досто-верно установленными звеньями причинной связи поуголовному делу с целью восстановления механизма рас-следуемого события в целом [18. С. 10-15].Подлинным и не нуждающимся в доказывании яв-ляется утверждение о том, что важно качественно про-вести анализ заключения судебно-медицинского экс-перта. Все-таки на практике нередко проводится толькооценка формальной стороны составленного экспертно-го заключения. К сожалению, отсутствие у сотрудни-ков правоохранительных органов специальных знанийфактически не позволяет им провести исследованиезаключения судебно-медицинского эксперта на пред-мет оптимальности выбора научной методики, компе-тентности экспертов и пределов их компетенции. Так,по мнению Е.Р. Россинской, «…оценка научной обос-нованности экспертной методики и правомерности ееприменения в данном конкретном случае являетсявесьма сложной, поскольку судья, прокурор, следова-тель, дознаватель... как правило, не являются специа-листами в той области знания, к которой относитсяисследование» [19. С. 270-271]. Возможность же ис-пользования для оценки заключения судебно-медицинского эксперта методических пособий и спра-вочных материалов является достаточно затруднитель-ной, поскольку данная литература часто обновляется,носит разрозненный, а порой и противоречивый харак-тер. Кроме того, совершенно справедливой представля-ется точка зрения ряда авторов, полагающих, что«…орган, назначивший экспертизу, не в состоянииоценить ни научную обоснованность выводов эксперта,ни правильность выбора и применения им методов ис-следования, ни соответствие этих методов современ-ным достижениям соответствующей области знания,поскольку для такой оценки этот орган должен обла-дать теми же познаниями, что и эксперт», «...либо про-водить оценку обоснованности этого вида доказатель-ства с участием специалиста должного уровня» [20.С. 360; 21. С. 784]. Помимо этого судебно-медицинскиеэксперты нередко используют при составлении заклю-чения так называемый «псевдопрофессиональный»язык, который делает их заключения малоинформатив-ными не только для суда, но и для другого судебно-медицинского эксперта. Например, «…на переднейповерхности футболки в 35,0 см от левого боковогошва и в 62,0 см от ее свободного края имеется след,похожий на кровь, с участками, покрытыми пушистымвеществом…» (описание гнилостных изменений следовкрови), «…в средней трети правого предплечья имеет-ся сухожильного вида тяж…» (описание рубца) или«…на экспертизу представлены останки в виде единогоспрессованного конгломерата…» (описание действиякрайне высокой температуры) и т.п.Если говорить об оценке достоверности выводов,то в данном случае выявляется наличие противоречийв выводах экспертов при комиссионной и комплекс-ной экспертизе, а также обоснованность выводов экс-пертов.Оценка выводов в заключении эксперта рассмотре-на в литературе весьма подробно. В то же время в ка-кой бы форме ни были изложены выводы в заключе-нии - категорической или вероятной, это отнюдь неозначает, что они являются достоверными. Назначениеповторной экспертизы не является способом оценкивыводов, содержащихся в заключении экспертизы,проведенной первоначально. Повторная экспертизавыступает в качестве процессуального акта реагирова-ния соответствующего органа на результаты оценкивыводов, сформулированных в первоначальном экс-пертном заключении. Вместе с тем она назначается сучетом всех рассмотренных выше факторов, по кото-рым оценивается заключение эксперта в целом.Что касается оценки вероятных ошибок, которыемогут быть допущены экспертом в ходе производстваэкспертизы, то их перечень был сформулирован еще в1956 г. А.И. Винбергом и до настоящего времени непретерпел существенных изменений. В связи с этиманализ позиции А.И. Винберга с учетом рассмотрен-ных элементов оценки позволяет выделить следующиеварианты ошибок, которые возможны в ходе производ-ства экспертизы:1) произвольная терминология заключения экспер-та, т.е. несоблюдение в тексте заключения единстватерминологии, применяемой для отображения каких-либо понятий;2) неконкретность выводов эксперта, приводящая вряде случаев к бездоказательности заключения, т.е.половинчатость и неопределенность выводов эксперта;3) стандартность и шаблон исследовательской частизаключения, т.е. проведенное один раз исследованиестановится стереотипом и используется в производствеаналогичных исследований без учета особенностейкаждой конкретной экспертизы;4) попытки давать в заключениях юридическуюквалификацию устанавливаемого факта (например,определение рода смерти - убийство это или само-убийство), в то время как задача эксперта - установитьфакты, получаемые в ходе производства исследования.И лишь оценив все эти элементы, субъект доказы-вания может переходить к оценке заключения экспертав совокупности с другими доказательствами, его местав системе других доказательств.Отметим, что законодатель не придает доказатель-ствам заранее установленной силы, но вместе с тем онуказывает на возможность наличия экспертизы в деле.Итогом оценки заключения эксперта является опре-деление места и роли установленного в ходе производ-ства экспертизы факта в решении вопроса о доказанно-сти или недоказанности тех или иных обстоятельств ифактов, имеющих значение для дела.В результате оценки заключения его можно признать:- полным, научно обоснованным и положить в ос-нование решения субъекта, назначившего экспертизу,наряду с другими доказательствами;- недостаточно ясным или неполным и назначитьдополнительную экспертизу;- необоснованным или противоречивым и назна-чить повторную экспертизу.Таким образом, большое количество ведомствен-ных инструкций (зачастую противоречивых), методи-ческих указаний и специальных терминов, содержаниекоторых требует уяснения, представляет значительныетрудности при оценке заключения эксперта субъекта-ми, осуществляющими эту оценку.По мнению Ю.Ф. Закурдаева и А.В. Гришина,указанные обстоятельства предопределяют необхо-димость привлечения специалиста к сотрудничествуна любом этапе оценки заключения эксперта [18.С. 10-15].Проведенная же в таком аспекте оценка заключенияэксперта способствует не только формированию дока-зательственной базы по преступлениям, но и определе-нию путей дальнейшего его использования как основы,на которой формируются частные криминалистическиеверсии, которые определяют соответствующее поведе-ние следователя при организации расследования по-добных преступлений [20. С. 360].

Ключевые слова

анализ, доказательства, достоверность, заключение эксперта, криминалистика, судебная медицина, analysis, evidence, assurance, expert's conclusion, criminalistics, forensic science

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Мазур Екатерина СергеевнаЗападно-Сибирский филиал Российской академии правосудия (г. Томск)д-р мед. наук, зав. кафедрой уголовного праваEkSM1@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: Проблемы теории и правового регулирования. М. : Норма, 2009. 240 с.
Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М. : Наука, 1966. 295 c.
Лазарева В.А. Доказательства в уголовном процессе : учеб.-практ. пособие. М. : Высшее образование, 2009. 344 с.
Резниченко И.М. Оценка доказательств в советском гражданском процессе : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1968. 44 с.
Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М. : Юрид. лит., 1964. 179 с.
Ильина Е.Р. Проблемы оценки заключения судебно-медицинского эксперта в современном уголовном процессе : дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2005. 216 с.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» // Российская газе- та. № 296. 30.12.2010.
Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М. : Наука, 1970. 295 c.
Бычкова С.Ф. Теория и практика судебной экспертизы : учеб. пособие : в 4 т. Т. 1: Организация, назначение и производство судебной экс- пертизы. Алматы : Жет Жаргы, 1999. 272 с.
Гришин А.В. О некоторых подходах к оценке заключения эксперта. URL: http://www.yurmir.com (дата обращения: 12.05.2011).
Палиашвили А.Я. Экспертиза в суде по уголовным делам. М., 1973. 144 с.
Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ (ред. от 28 июня 2009) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (принят ГД ФС РФ 05.04.2001) // Парламентская газета. № 100. 02.06.2001.
Приказ Минздравсоцразвития РФ от 12 мая 2010 г. № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте РФ 10.08.2010 № 1811
Приказ Минздравсоцразвития РФ от 27.01.2006 № 40 «Об организации проведения химико-токсикологических исследований при аналитической диагностике наличия в организме человека алкоголя, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ» // Бюл
Руководство по судебно-медицинской экспертизе отравлений / под ред. Я.С. Смусина, Р.В. Бережного, В.В. Томилина, П.П. Ширинского. М. : Медицина, 1980. 432 с.
Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. М. : Госюриздат, 1956. 220 с.
Международная классификация болезней десятого пересмотра МКБ-10 (принята 43-й Всемирной Ассамблеей Здравоохранения) // Свободная энциклопедия. «Википедия». URL: http://www. ru. wikipedia.org
Закурдаев Ю.Ф., Гришин А.В. Взаимодействие адвоката и специалиста в уголовном процессе // Воронежский адвокат. 2008. № 2(56). С. 10- 20.
Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М., 2005. 656 с.
Белкин А.Р. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М. : Норма, 2007. 528 с.
Князьков А.С. Криминалистика : курс лекций / под ред. проф. Н.Т. Ведерникова. Томск : ТМЛ-Пресс, 2008. 1128 с.
 Проблема оценки достоверности заключения судебно-медицинского эксперта | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Проблема оценки достоверности заключения судебно-медицинского эксперта | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Полнотекстовая версия