Характер межличностных отношений в полиэтничной среде как показательпсихологической безопасности личности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Характер межличностных отношений в полиэтничной среде как показательпсихологической безопасности личности

Описаны основные результаты эмпирического исследования восприятия межличностных отношений респондентами разнойэтнической принадлежности. Демонстрируется возможность использования данных о характере межличностных отношенийдля анализа психологической безопасности личности в условиях разных этноконтактных сред.

Interpersonal relations in polyethnic environment as person's psychological safety indicator.pdf Современная этническая среда представляет собоймногокультурное образование, где «"этнокультурные"символы и артефакты, трансформированные в "про-дукты потребления", свободно пересекают националь-ные границы, испытывая на себе влияние многообразиятипов структур и значений "этнических различий" и, всвою очередь, оказывая влияние на формирование та-кого многообразия» [1. С. 28]. Для описания широкогодиапазона социальных и культурных феноменов,включающих в себя смешение двух и более культур, внауке используются разнообразные понятия: «гибрид-ность» (J. Hutnyk), этнокультурная «мозаичность»(В.А. Тишков), «мультикультурализм» (Дж. Берри),«этнофункциональное смешение» (А.В. Сухарев),«глобалитет» (И.В. Кондаков), «мультикультураль-ность» (К. Леггеви), «многокультурие» и «транскуль-тура» (М. Эпштейн), «полиэтничность» (С.К. Бондыре-ва, Е.Б. Весна, Сайко Э.В. и др.) и «полиэтничная сре-да» (Гуриева С.Д., Мольденгауэр Н.В.) и др.Психологический анализ общества как полиэтнич-ного построен на представлении о том, что многие лю-ди в современном мире не принадлежат к одной этни-ческой группе, а являются членами двух и более общ-ностей, носителями нескольких культур, которые «за-мыкаются» друг на друга в самых различных комбина-циях, находясь при этом в постоянной динамике. По-лиэтничное общество есть тем самым общество соци-ального разнообразия, причем, как считают ученые,принципиально изменчивого. В контексте современ-ных глобализационных трансформаций этнокультур-ное пространство часто рассматривается как системасимволов-медиаторов «вечного праздника различий»,игры, участвуя в которой индивид выполняет функциюсамореализации [2], приобретая возможность статьиным, уникальным и только в этой уникальности -востребованным [3].Влияние ситуации полиэтничности на межличност-ные взаимоотношения вызывает неоднозначную оцен-ку исследователей. С одной стороны, высказываютсямнения, что полиэтничная среда расширяет возможно-сти взаимодействия с представителями других этниче-ских общностей, приобретения знаний об особенностяхсвоей и других этнических групп, формирует и разви-вает этническую осведомленность и навыки межкуль-турного взаимодействия. При этом подчеркивается, чтоопыт межэтнического взаимодействия обусловливаетинтерес и к собственной этничности, что способствуетболее раннему формированию этнической идентично-сти в целом [4]. Таким образом, человек приобретаетвсе более осмысленную действительность, наполняетее новыми смыслами и символами, обретает все болеебогатую идентичность. С другой стороны, считается,что сама жизнь в полиэтничном пространстве даже вблагоприятных ее проявлениях приводит к межгруппо-вой напряженности в широком смысле слова. Напря-женность может выражаться не только в форме кон-фликтных действий, но и в скрытой, тлеющей форме,когда общение с представителями других культур вос-принимается как источник конфликтов [5]. Так, в ис-следовании, проводившемся в Москве, было выявлено,что русские как принимающее население по отноше-нию к мигрантам не испытывают полного чувства уве-ренности в своей безопасности в поликультурной сре-де. Из всех трех компонентов интегральной безопасно-сти (экономической, культурной и физической) осо-бенно низкими оказались показатели физической (от-сутствие опасения за свое здоровье) и экономической(отсутствие боязни сильной конкуренции за рабочиеместа) безопасности. Культурная безопасность (уве-ренность в сохранности собственной культуры) такжеоказалась сниженной, но в меньшей степени.По мнению автора данного исследования, получен-ные результаты свидетельствуют о том, что русские вситуации притока инокультурных мигрантов ощущаюттревогу и не могут чувствовать себя в безопасности,хотя реальной угрозы практически нет [6]. Между тем,согласно гипотезе мультикультурализма, сформулиро-ванной Дж. Берри, принятие представителей иныхкультур свойственно только тем индивидам, которыеиспытывают чувство безопасности и уверенности. Инапротив, те, кто испытывает чувство незащищенно-сти, угрозы, будут воспринимать других «в штыки» [7].Итак, современный мир воспринимается человеком какнечто многомерное, многослойное, изменчивое, прони-занное разнообразием этнокультурных связей и отно-шений. Сталкиваясь с многомерностью и разнообрази-ем культурного окружения, с различными культурно-специфическими взглядами на мир, человек неизбежнооказывается перед необходимостью решения проблемоптимального и безопасного функционирования и раз-вития и прежде всего в системе межличностных отно-шений, которые позволяют человеку оценить себя,личный опыт и собственную значимость в межлич-ностном взаимодействии [8].Основная задача исследования заключалась в выяв-лении и сравнении восприятия межличностных отно-шений (в том числе включенность во взаимодействие,уровень эмоциональности, контроль над ситуацией привзаимодействии с другими людьми) респондентами изауто- и полиэтничной среды. Под термином «аутоэт-ничная среда» мы в нашем исследовании понималиситуацию совпадения этнической принадлежности иродного языка респондентов с доминирующим этносом(гр. autos - сам; использовано как соответствующее позначению словам «свой», «собственный»). «Полиэт-ничная среда» (гр. poly - много, многое, разнообразныйсостав чего-либо), соответственно, понималась как си-туация, в которой находятся респонденты, относящиесебя к группе людей, этническая принадлежность ко-торых не совпадает с доминирующим этносом, пред-ставители этнических меньшинств. Понимая относи-тельность и условность применения термина «аутоэт-ничная среда» в ситуации глобального «многокульту-рия» (М. Эпштейн), для распределения респондентовпо группам, находящимся в условиях аутоэтничнойили полиэтничной среды, мы использовали сочетаниетрех показателей: 1) соответствие декларируемой ре-спондентом этничности доминирующему этносу;2) соответствие используемого респондентом языкаобщения в социальной среде родному национальномуязыку; 3) соответствие языка, на котором респондентдумает, языку общения в социальной среде. О принад-лежности респондентов к выборке, находящейся в по-лиэтничной среде, свидетельствовало несовпадениехотя бы по одному показателю.Эмпирическую базу исследования составили дан-ные, собранные автором в ходе серии этнологическихэкспедиций в национальные поселки Камчатского краяв течение 2007-2010 гг., а также данные, полученные вгг. Петропавловск-Камчатский, Киев, Харьков. Всего висследовании приняли участие 172 человека разнойэтнической принадлежности (78 мужчин и 94 женщи-ны), средний возраст 37,4 года. Распределение респон-дентов по группам осуществлялось нами в соответ-ствии с выделенными критериями. Этническая принад-лежность респондентов определялась по самоопреде-лению. По критерию нахождения в ауто-/полиэтничнойсреде респонденты разной этнической принадлежностираспределились следующим образом: в группе респон-дентов, отнесенных по сочетанию трех показателей каутоэтничной среде, оказались лица, идентифицирую-щие себя с доминирующей этнокультурной группой«русские» в России (64 человека) и «украинцы» вУкраине (22 человека); группу респондентов, отнесен-ных к полиэтничной среде, составили представителикоренных народов Севера (ительмены, коряки, чукчи,эвены) (75 человек) и украинского этноса, проживаю-щие в России (11 человек), идентифицирующие себя ссоответствующей недоминирующей этнической груп-пой. В ходе исследования была применена стратегиясравнения социально-психологических характеристикреспондентов по критерию их отнесенности к аутоэт-ничной или полиэтничной среде.В эмпирическом исследовании для изучения степе-ни включенности во взаимодействие, уровня эмоцио-нальности и контроля над ситуацией использовалсяопросник межличностных отношений В. Шутца в адап-тации А.А. Рукавишникова [9]. Для изучения степениудовлетворенности респондентов собой и жизнью в це-лом применялись методика диагностики степени удо-влетворенности основных потребностей и методикадиагностики неудовлетворенности социальными до-стижениями Л.И. Вассермана в модификации В.В. Бой-ко, позволяющая оценить степень социальной фруст-рированности в различных сферах жизни: профессио-нальной деятельности, социальном окружении, семей-ных взаимоотношениях [10]. Статистические расчетывыполнены с использованием пакета прикладных ком-пьютерных программ универсальной обработки таб-личных данных Microsoft Excel XP и пакета статисти-ческого анализа SPSS for Windows V 13.0.Анализ результатов, полученных по опроснику меж-личностных отношений, осуществлялся нами исходя изпостулатов трехмерной теории межличностных отноше-ний В. Шутца, согласно которой существуют три обла-сти межличностных потребностей, внутри каждой изних наблюдается особая интенсивность личного поведе-ния и поведения, которое человек требует от других лю-дей: потребность включения, потребность контроля,потребность в аффекте. Как утверждает автор, для нор-мального функционирования индивида необходимо,чтобы существовало равновесие в трех областях меж-личностных потребностей между ним и окружающимилюдьми [11]. В табл. 1 представлены результаты сравни-тельного анализа данных, полученных по методикеВ. Шутца в двух группах респондентов.Т а б л и ц а 1Средние значения по шкалам опросника межличностных отношений В. ШутцаШкала Полиэтничная среда (n = 86) Аутоэтничная среда (n = 86) Эмпирическое значениеt-критерия СтьюдентаВключение:Комфортность ощущения себяв общенииПотребность быть принятымокружающими5,85,55,43,31,58,3***Контроль:Избегание ведущей роли в общенииНепринятие контроля над собой4,84,44,15,22,4*3,04**Аффект:Желание устанавливать чувственныеотношенияКоличество близких связей5,765,33,91,892,07** p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01; *** p ≤ 0,001.Как следует из анализа показателей по шкаламвключения, означающих потребность создавать и под-держивать удовлетворительные отношения с другимилюдьми, для респондентов обеих групп характерен до-статочно высокий уровень комфортности ощущениясебя в обществе, что свидетельствует о потребности впостоянных социальных контактах, на основе которыхвозникает чувство взаимного интереса, взаимодей-ствие, сотрудничество, желание чувствовать себя цен-ной и значимой личностью. По шкале «Потребностьбыть принятым окружающими» обнаружена статисти-ческая разница в двух группах (p ≤ 0,01). По данным,представленным в табл. 1, видно, что респонденты изполиэтничной среды имеют выраженную потребностьчувствовать себя ценной и значимой личностью, бытьпринятыми обществом, принадлежать к группе. По-требность быть включенным в данном случае объясня-ется желанием нравиться, привлекать внимание, инте-рес. При этом респонденты из полиэтничной средыищут общения, желая завоевать любовь всего окруже-ния. В группе респондентов из аутоэтничной средытакже наблюдается стремление к общению с окружа-ющими, респонденты ощущают себя в социуме доста-точно комфортно, но в то же время склонны общаться смалым количеством людей, ограничиваясь привычнымкругом своих контактов, не чувствуют нужды бытьпринятыми всеми.Анализ по шкалам контроля, означающим потреб-ность создавать и сохранять удовлетворительные от-ношения с людьми, позволил установить ряд особенно-стей в двух группах. По данным автора методики, наэмоциональном уровне данная потребность определя-ется стремлением создавать и сохранять чувство вза-имного уважения, опираясь на компетенцию и ответ-ственность. Поведение, вызванное потребностью кон-троля, относится к процессу принятия решения людь-ми, а также затрагивает области силы, влияния и авто-ритета. Сопоставляя средние значения, полученные вгруппах, мы выявили значимые различия по обеимшкалам: респонденты из полиэтничной среды значи-тельно чаще склонны избегать ответственности, имеютвысокую потребность в зависимости, колеблются припринятии решений (p ≤ 0,05). Результаты позволяютговорить о респондентах из полиэтничной среды как олюдях, готовых в общении принимать давление и кон-троль над собой (p ≤ 0,01). Полученные данные позво-ляют заключить, что в группе респондентов из полиэт-ничной среды более выражена тенденция личностиизбегать ответственности за исход совместных собы-тий в группе, занимать подчиненную позицию, предо-ставляя партнерам по общению ведущие роли.Третий блок шкал позволил определить уровеньаффекта во взаимодействии, который означает стрем-ление создавать и сохранять взаимные эмоциональныеотношения. Его показатели в группе из полиэтничнойсреды по шкалам «Желание устанавливать чувствен-ные отношения» и «Количество близких связей» гово-рят о склонности респондентов к установлению чув-ственных отношений с окружающими и стремлениювключить в их круг как можно большее количестволюдей. Респонденты из аутоэтничной среды продемон-стрировали более низкие показатели по данным шка-лам (p ≤ 0,05). Так, было выявлено, что респонденты изаутоэтничной среды демонстрируют осторожность приустановлении близких отношений с людьми. В сравни-ваемой группе респондентов из полиэтничной средывыявлена меньшая избирательность в дружеских кон-тактах, готовность устанавливать чувственные связи сбольшим числом лиц. Желание укрепить социальныесвязи, свойственное респондентам данной группы, мо-жет быть объяснено стремлением через взаимодей-ствие с другими людьми, реализацию потребности впринятии, принадлежности к группе, получении одоб-рения со стороны как можно большего количества лю-дей обрести чувство безопасности, почувствовать со-циальную поддержку.Следующий этап нашего исследования был посвя-щен анализу результатов, полученных в ходе диагно-стики степени удовлетворенности основных потребно-стей (табл. 2).Т а б л и ц а 2Средние значения по шкалам методики диагностикиудовлетворенности основных потребностейШкалаПолиэтнич-ная среда(n = 86)Аутоэтнич-ная среда(n = 86)Эмпирическоезначениеt-критерияСтьюдентаМатериальные по-требности 19,04 21,82 1,66Потребности в без-опасности 16,45 22,68 4,49**Социальные потреб-ности 19 14,96 2,35*Потребности в при-знании 18 21,51 2,39*Потребности в само-актуализации 23,82 30 4,44*** p ≤ 0,05; ** p ≤ 0,01.Статистический анализ данных показал достовернозначимые различия в двух группах в удовлетворенно-сти всех представленных потребностей, кроме матери-альных (по показателям данного вида потребностей обегруппы находятся в зоне частичной неудовлетворенно-сти). Для респондентов из поликультурной среды пока-затели уровня удовлетворенности потребности в без-опасности ниже, чем в группе респондентов из аутоэт-ничной среды (р  0,01). Известно, что прогнозируе-мость, предсказуемость и высокая степень контролянад миром обеспечивают личности ощущение устой-чивости, постоянства, а значит, защищенности, уве-ренности в том, что мир неизменен. Возможно, чтоименно восприятие респондентами из аутоэтничнойсреды этнического пространства как относительно од-нородного, состоящего преимущественно из «своего»окружения, служит фактором, снижающим потреб-ность в безопасности. У респондентов из полиэтничнойсреды представление об окружающем пространствехарактеризуется непростроенностью собственных вза-имоотношений с миром, противоречивостью убежде-ний, непредсказуемостью, вызванной в том численаслоением нескольких этнических картин мира, чтообъясняет поиск личностью тех ориентиров, которыепризваны обеспечить защищенность и комфорт. Пока-затель удовлетворенности в признании у респондентовиз полиэтничной среды также достоверно ниже(p ≤ 0,05), чем в сравниваемой группе. Выявленныеразличия в показателях двух групп могут объяснятьсяспособностью человека «реализовывать свою потреб-ность в признании в контексте этнических и межэтни-ческих взаимоотношений» [12. С. 215].В науке признана идея о том, что реализация по-требности в признании есть не только реализация при-тязаний на социально значимый формальный статус, нои реализация притязаний в сфере символической функ-ции человеческих ценностей, имеющих историческисложившиеся значения и смыслы для каждой культуры[12]. Нам представляется, что для респондентов из не-доминирующих этнических групп, которые представ-ляют группу из полиэтничной среды, потребность впринятии собственной культуры членами межличност-ного взаимодействия, по-видимому, чрезвычайно акту-альна. Поскольку группу респондентов из полиэтнич-ной среды преимущественно составили представителикоренных народов Севера (87,2%), позволим себе неко-торые размышления о восприятии данными народамикультуры доминирующего большинства. Мы предпо-лагаем, что предъявление народами Севера своих правна общественное уважение со стороны других нацио-нальностей связано с потребностью не только призна-ния отдельной личности, но и культуры народов Севе-ра в целом. Несмотря на то что в последние десятиле-тия во всем мире интерес к культуре коренных народовСевера увеличивается, происходит активное осмысле-ние их миропонимания, опыта мироустройства, при-знается уникальность, самобытность их мировоззренияи идентичности, тем не менее на личностном уровневсе еще остро переживается негативный историческийопыт разрушения русскими исконной этнической при-надлежности коренных северян.Многие представители коренных народов не приня-ли «деятельность» Советского государства, выступав-шего «проводником в современный мир лучших тра-диций аборигенного населения» с целью «уничтожитьотсталость, грязь и изоляцию, оберегая в то же времяих древнюю мудрость, чистоту и невозмутимое спо-койствие», в результате чего «северянин должен былстать русским, оставаясь представителем своего наро-да» [13. С. 409], достигнув состояния «социальной ипсихологической интеграции с еще одной культуройбез потери богатств собственной» [14. С. 291]. Пребы-вание народов Севера в течение длительного времени вполиэтничной среде, где им в силу исторически сло-жившихся реалий жизни приходилось не только ощу-щать себя среди «чужих», но и переживать опыт усвое-ния русской культуры как своей собственной, ее тра-диций, языка, отразилось на восприятии собственнойличности в процессе межличностного взаимодействия.Как показали результаты наших исследований, русскаякультура так и не стала релевантной жизненному ми-ровосприятию коренных народов Севера, а потому ча-сто воспринимается ими как внешний, формальныйкомпонент, не отвечающий внутренним существеннымпотребностям личности, и потому ценности этой чужойдля аборигенов культуры переживаются не как истин-ные культурные цели и ценности.Успешные межличностные отношения предполага-ют формирование чувства удовлетворенности в раз-личных сферах жизнедеятельности и возможность са-мореализации в социальной и культурной жизни груп-пы. По двум другим шкалам методики - «Социальныепотребности» и «Потребности в самоактуализации» -показатели в группе респондентов из полиэтничнойсреды выше (p ≤ 0,05; р  0,01), чем в группе из аутоэт-ничной среды. Мы полагаем, что это связано с осозна-нием сложности (а в ряде случаев и невозможности)реализации названных потребностей в условиях чуж-дой им культуры, в которую они погружены в силусложившихся обстоятельств, что, в свою очередь, вы-зывает потребность в других людях, так как «люди смотивациями недостатка должны нуждаться в другихлюдях, поскольку удовлетворение большей части ихпотребностей (любовь, безопасность, уважение, пре-стиж, принадлежность) может прийти только от дру-гих» [15. С. 401].Самоактуализация признана исследователями спо-собностью максимально реализовывать в жизни соб-ственный внутренний потенциал [15]. Стремление ксамоактуализации, по мнению ученых, является пред-посылкой и механизмом, облегчающим адаптацию в лю-бых жизненных условиях. В этом процессе задейство-ваны духовные, ценностные, мотивационно-смысловыеобразования, тесно связанные с общим уровнем лич-ностной зрелости. Установленный эмпирический факт,свидетельствующий о неудовлетворенности потребно-сти в самоактуализации у респондентов из полиэтнич-ной среды (заметим, что данный вид потребностейимеет самый высокий средний показатель), подтвер-ждает осознание респондентами данной группы невоз-можности достижения внутреннего комфорта, а следо-вательно, и чувства психологической безопасности всложившихся условиях. Полученные данные в целомсогласуются с результатами методики диагностикинеудовлетворенности социальными достижениямиЛ.И. Вассермана. Результаты сравнения данных с по-мощью t-критерия Стьюдента представлены в табл. 3.Т а б л и ц а 3Средние значения по методике диагностикинеудовлетворенности социальными достижениямиШкалаПолиэтнич-ная среда(n = 86)Аутоэтнич-ная среда(n = 86)Эмпирическоезначениеt-критерияСтьюдентаСоциальная фрустри-рованность 2,5 1,8 4,73**** p ≤ 0,01.Представленные в таблице данные свидетельствуюто том, что для респондентов из полиэтничной средыхарактерен более высокий уровень социальной фруст-рированности, чем для респондентов из аутоэтничнойсреды (р  0,01). Таким образом, оценка степени удо-влетворенности респондентов собой, социальными до-стижениями и жизнью в целом показала, что в полиэт-ничной среде человек значительно чаще испытываетчувство неудовлетворенности межличностным обще-нием, а также потребность в реализации своих потен-циальных социальных достижений.Следующим этапом нашего исследования явилосьустановление связей между ощущением безопасностиличности и характером межличностных отношений.Согласно данным корреляционного анализа, проведен-ного по всей выборке, потребность в психологическойбезопасности связана с потребностью быть принятымокружающими (r = 0,187*), непринятием контроля надсобой (r = 0,174*), а также с социальной фрустриро-ванностью (r = -0,281*). При более детальном рассмот-рении матриц интеркорреляций в двух группах быливыявлены связи между потребностью в психологиче-ской безопасности и установлением чувственных от-ношений с людьми (r = 0,448**) и потребностью в при-знании (r = 0,193*) в группе респондентов из полиэт-ничной среды и потребностью в психологической без-опасности и установлением чувственных отношений слюдьми в группе респондентов из аутоэтничной среды(r = -0,288**), а также между психологической без-опасностью и потребностью в самоактуализации(r = 0,345*) в группе респондентов из аутоэтничнойсреды. Эти данные позволили прийти к заключению,что в группе респондентов из полиэтничной среды до-стижение психологической безопасности личности свя-зывается с поддержкой со стороны социума, достиже-нием взаимных эмоционально положительных контак-тов с большим количеством людей, а в группе респон-дентов из аутоэтничной среды - с ориентацией на со-циальные достижения и возможностями личностнойсамоактуализации.Исследование показало, что восприятие характерамежличностных отношений у респондентов разныхэтноконтактных сред имеет ряд отличий. При наличиивыраженной потребности в безопасности и признанииреспонденты из полиэтничной среды значительно чащеиспытывают чувство неудовлетворенности межлич-ностным общением, умением ориентироваться в соци-альных ситуациях, своими социальными достижения-ми, а также неспособностью реализовывать в жизнисобственный внутриличностный потенциал. Потреб-ность в социальных контактах, на основе которых воз-никает ощущение принадлежности к группе и соб-ственной значимости, объясняет возникновение неуве-ренности, проявляющейся в неестественности поведе-ния, зависимости от партнеров по общению, избеганииответственности за исход совместных дел и неспособ-ности к адекватному самовыражению в общении. Входе исследования было обнаружено, что в полиэтнич-ной среде вследствие фрустрированности ведущих по-требностей повышается склонность к установлениючувственных отношений с большим количеством лю-дей, возникает потребность быть принятыми всемокружением; было установлено также, что достижениепсихологической безопасности респонденты из разныхэтноконтактных сред связывают с актуализацией раз-ных потребностей.Таким образом, восприятие межличностных отно-шений респондентами из разных этноконтактных средможет выступать индикатором ощущения психологи-ческой безопасности личности. В связи с этим откры-ваются новые ракурсы исследования психологическойбезопасности и возможности проведения эффективнойпсихологической работы при создании условий дляреализации внутриличностных и межличностных по-требностей человека с учетом его этнической принад-лежности и особенностей этноконтактной среды.

Ключевые слова

среда, полиэтничная, аутоэтничная безопасность, личность, environment, polyethnic, autoethnic, safety, person

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Бучек Альбина АлександровнаКамчатский государственный университет им. Витуса Беринга (г. Петропавловск-Камчатский)канд. психол. наук, доцент кафедры теоретической и прикладной психологииbuchek@mail.ru
Мещерякова Эмма ИвановнаНациональный исследовательский Томский государственный университетд-р психол. наук, профессор кафедры организационной психологииmei22@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Соловьева А.Н. Культурные различия как основа этнической идентичности в контексте глобализации // Мир психологии. 2009. № 3. С. 28.
Turner T. Anthropology and Multiculturalism: What is Anthropology That Multiculturalism Shoul Be Mindful of It? // Cultural Anthropology. 1993. Vol. 8, № 4. P. 411-429.
Тульчинский Г.Л. Постчеловеческая персонология. Новые перспективы свободы и рациональности. СПб. : Алетейя, 2002. 667 с.
Гуриева С.Д. Установка и межэтнические отношения. СПб. : Нестор-История, 2008. 272 с.
Лебедева Н.М., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г. Тренинг этнической толерантности для школьников : учеб. пособие. М. : Привет, 2004. 358 с.
Татарко А.Н. Мигранты в Москве: угрозы истинные и мнимые // Миграционные процессы и проблемы адаптации / отв. ред. В.В. Константинов. Пенза : ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2009. С. 73-97.
Berry J.W. Multicultural policy in Canada: A social psychological analysis // Canadian Journal of Behavioral Science. 1984. № 16. P. 353-370.
Пепло Л., Мицелии М., Морали Б. Одиночество и самооценка // Самосознание и защитные механизмы личности : хрестоматия. Самара : БАХРАХ-М, 2000. С. 261-281.
Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М. : Изд-во Ин-та психотерапии, 2002. 490 с.
Основы психологии. Практикум / ред.-сост. Л.Д. Столяренко. Ростов н/Д : Феникс, 2000. 576 с.
Шутц В. Глубокая простота. СПб. : Роза мира, 1993. 218 с.
Мухина В.С. Этнопсихология: настоящее и будущее // Феноменология развития и бытия личности. Москва ; Воронеж, 1999. 443 с.
Слёзкин Ю. Арктические зеркала: Россия и малые народы Севера / авторизов. пер. с англ. О. Леонтьевой. М. : Новое литературное обозрение, 2008. 512 с.
Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М. : Ин-т психологии РАН, 1999. 320 с.
Маслоу А. Психология бытия. М. : РЕФЕЛ-бук, 1997. 300 с.
 Характер межличностных отношений в полиэтничной среде как показательпсихологической безопасности личности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Характер межличностных отношений в полиэтничной среде как показательпсихологической безопасности личности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 364.

Полнотекстовая версия