Референциальный статус пространственной и темпоральной полиситуативности в формах настоящего времени во французском и татарском языках | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 368.

Референциальный статус пространственной и темпоральной полиситуативности в формах настоящего времени во французском и татарском языках

Исследуется референциальный статус пространственной и темпоральной полиситуативности в формах настоящего времени. Рассматривается системное темпорально-аспектуальное значение данной временной формы. На материале французского и татарского языков доказывается, что синтагма-репрезентант в форме презенс определяет референциальное значение темпоральной и пространственной полиситуативности как тонкальной или нонкальной симультанности соответственно, а также может детерминировать ее нереферентный статус. Неглагольно-выраженный референциальный интервал позволяет обрести серии диахронных ситуаций или блоку синхронных ситуаций референциальный статус при условии включенности в него и включения его в зависимости от его длительности.

Reference status of spatial and temporal polysituation in present tenses in French and Tatar languages.pdf Средства неглагольной темпоральности в ряде случаев дублируют значения, выражаемые граммемами времени, в случае временных форм с количественным темпорально-аспектуальным значением неограниченной длительности, к которым относится форма презенс, они обретают первостепенное значение. Схема древовидной структуры временных отношений нонкальной и тонкальной тернарной расчлененности используется при анализе внутренней структуры сложных полипредикативных комплексов. Магистральной семантической нитью взаимного порядка связанных между собой действий является бесконечная линия времени. Рассмотрим следующие примеры: Ils etaient tombes malades. Us m 'ont appele. Us se sentaient mal / Алар чирл^г^н иде. Алар мика шалтыратты. Х^лл^ре начар иде (Алар шзл^рен начар хис ит^л^р иде) /Они заболели. Они мне позвонили. Они чувствовали себя плохо. Мы имеем разнопорядковость и однопорядковость темпорально локализованных в разных временных периодах интервалов сложноорганизованного процесса, который можно развернуть и продолжить дальше, включив настоящий момент: lis etaient tombes malades. Ils m 'ont appele. Ils se sentaient mal. Je suis venu les voir. Je leur donne des medicaments /Алар чирл^г^н иде. Алар мика шалтыратты. Х^лл^ре начар иде. Мин аларга бардым. Мин аларга дару биреп торам /Они заболели. Они мне позвонили. Они чувствовали себя плохо. Я приехал их навестить. Я их лечу лекарствами, назначенными врачом. Введем в данный пример неглагольные темпоральные маркеры: Hier ils etaient tombes malades. Aujourd hui ils m'ont appele. Ils se sentaient mal. Je suis venu les voir. Je leur donne des medicaments /Кич% алар чирл^г^н иде. Бтген алар мика шалтыратты. Х^лл^ре начар иде. Мин аларга бардым. Мин аларга дару биреп торам. / Они заболели. Они мне позвонили. Они чувствовали себя плохо. Я приехал их навестить. Я их лечу лекарствами. Неглагольные темпоральные маркеры накладывают свою темпоральную ось времени c присущими ей интервалами (день, час, минута и т.д.) на эту процессную ось, состоящую из интервалов процесса [1. С. 45]. Неглагольные маркеры соотносят интервал процесса не только с разными временными периодами, но и с дискретными интервалами реального времени, т.е. выражают его метрические свойства. Грамматические элементы передают отношения между явлениями в более абстрактной категориально-отвлеченной форме, тогда как лексические элементы благодаря их автономной номинативной функции конкретизируют эти отношения. Грамматическое время определяет общий временной план, лексические средства уточняют их [2. С. 18]. Процессная ось несет информацию о взаимном порядке процессов во временной тернарной секвентно-сти. Временная ось несет чисто временную информацию. Дополнительно она также может выражать взаимный порядок интервалов времени. Презенс выражает актуальный момент или описывает действия, параллельные ей, постоянные, актуальные для достаточно обширного периода времени, включающего и данный момент. Презенс может выражать также и древовидные параллельные ответвления от процессной оси, которым соответствуют специальные неглагольные маркеры симультанности на временной оси с семантическим примитивом en meme temps / шулук вакытта /в то же время. Основная референциальная точка является центром темпоральной организации событий, выраженных глагольными формами в рамках одного временного блока или полипредикативного комплекса. Временной блок объединяется понятием таксиса. Вспомогательная ре-ференциальная точка выражает соотнесенность между временными блоками в рамках макроконтекста. В обоих языках предикатоид представляет собой процесс сворачивания всей процессной информации одного блока в одно родовое наименование, при этом используются названия событий (праздник, демонстрация) и процессные имена существительные (отдых, труд). Предикатоид имплицирует закрытый интервал макропроцесса. Отношения между блоками могут быть двояко интерпретированы в зависимости от выбора блока - предшествование первого второму или следование второго за первым: труд — отдых, но с сохранением логической последовательности. Для татарского языка характерно представление процессной информации одного блока герундиальным оборотом. Каково же влияние полиситуативности на референциальный статус темпорального контекста? По мнению А.В. Бондарко, сема повторяемости недискретного самого по себе действия рассматривается в функционально-семантическом поле временной локализованно-сти, в котором происходит частичное перекрещивание с функционально-семантическим полем глагольной кратности как одним из типов временной нелокализо-ванности. Пересечение (но не совпадение) сферы временной нелокализованности с аспектуальной категорией кратности означает также, что существует взаимодействие между локализованностью / нелокализован-ностью действия и количественностью. Этот вывод относится к обоим сопоставляемым языкам, так как является универсальным. Ограниченная кратность совмещается с локализованностью действия во времени при функционировании непредельных глаголов (в ограниченно-кратной функции) [3. С. 234]. Каково же это взаимодействие между множественностью ситуаций и темпоральным контекстом? Во французском и татарском языках выделяются следующие формы настоящего времени - Present и Х^зерге Заман. Лингвисты предлагают различные определения временной формы презенс во французском языке. Д. Мэнгно считает, что презенс используется для обозначения всех действий, действительных на момент речи [4. С. 66]. Согласно теории Г. Гийома, настоящее время состоит из части прошедшей и части предстоящей, что логически объясняет относительную временную протяженность совершаемого действия [5. С. 51]. П. Имбс называет форму Present «наименее дифференцированой» [6. С. 151]. В.Г. Гак ее определяет как «не показывающую временных пределов действия» [7. С. 335]. А. Клюм рассматривает презенс как длительное время, где процесс наблюдается самим говорящим [8. С. 164]. Э.И. Богомолова в качестве релевантных сем настоящего времени выделяет три действия: 1) действие, совпадающее с моментом речи, 2) длительное действие, не ограниченное пределом, 3) реальное действие [9. С. 139]. Present является морфологически наиболее экономной и наиболее частотной формой в силу ее структурно-семантической экстенсивности. Х^зерге Заман обозначает действие, одновременное с моментом речи. Это общее темпоральное значение приобретает в контексте семантические оттенки различной протяженности действия, его обычности, повторяемости и т.п. [10. С. 34; 11. C. 223]. Согласно Ф.А. Ганиеву, семантический потенциал формы настоящего времени в татарском языке оказывается значительно более широким, чем в других тюркских языках, в которых соответствующие значения выражаются специальными формами [12. C. 103-106]. По мнению Д.Г. Тумашевой, общим темпоральным значением данной формы является выражение одновременности с моментом речи в контексте [13. С. 30]. Качественно-темпоральное значение - нонкальная симультанность - определяет временную локализацию полиситуативности в плане настоящего. Из значений качественной темпоральности презенс может обозначать во вторичных функциях предшествование и следование моменту речи. Ввиду своей полифункциональности он может соотноситься с любым временным моментом; например, в функции транспозиции функционирует как настоящее историческое. Окончательное решение об определении выражаемого им качественно-темпорального значения принимается исходя из контекстного окружения и семантики глагола. Данная временная форма может функционировать вне темпоральной локализации в виде вневременного презенса. Количественное темпорально-аспектуальное значение презенса - «дление», продолженность, неограниченная длительность - не имплицирует наличия ограниченного временного интервала субъектно-предикатно-объектной ситуации. Виды квантификационно-детерминированой поли-ситуативности определяются в зависимости от распределения гомогенных ситуаций во времени или в пространстве, а также в зависимости от их способа репрезентации. Пространственная полиситуативность обозначает распределение ситуаций в пространстве, синхронность единичных ситуаций. В обоих языках формы настоящего времени поливалентны и могут выступать в дейктическом значении. Дейктическое значение наличной привычки nunc закономерно выражено этой формой [2. С. 120]. Именно дейктическим значением объясняется склонность к выражению синхронности формой презенс, так как неограниченные во времени ситуации объединяются качественно-темпоральным значением нонкальности на момент речи. Синхронность может предполагать разные виды совпадения временных интервалов гомогенных ситуаций: тотальное совпадение с единым общим интервалом, частичное совпадение на какой-то момент, неограниченное совпадение. Синхронные ситуации могут иметь общий интервал (тотальное совпадение), общий момент (частичное совпадение), не иметь границ во времени (неограниченное совпадение). Маркером синхронности гомогенных ситуаций может быть признан любой темпоральный локализатор, выражающий ограниченный временной интервал. В обоих языках пространственная полиситуатив-ность реализует неограниченное совпадение временных интервалов ситуаций при ее репрезентации непредельными глаголами и ограниченное совпадение при использовании предельных глаголов. Характеристики презенс в реализации временной референции предполагают способами обретения рефе-ренциального статуса полиситуативной серией, представленной им и выделенной в примерах курсивом: 1) неглагольное выражение референции (1, 2); 2) отсутствие референции (3) и т.д. В данной статье рассматриваются примеры из сказки А. Сент-Экзюпери «Маленький принц» (4-8) и из произведения А. Дюма «Три мушкетера» (1-3). (1) - ...je crains qu'Athos n'ait pas ete etrille par de la valetaille, les valets sont gens qui frappent fort et ne finissent pas tot. - Ma foi! J'admire ces trois magnifiques chevaux que les gargons d'6curie tiennent en bride; c'est un plaisir de prince que de voyager sur de pareilles mon-tures (р. 383). - Атосны хезм^тчел^р кыйнап ташлаган булмагае дип куркам: нык сугыша торган халык бит алар, сугышудан тиз генfy туктамыйлар. - Ън^ теге ат караучылар тотып торган бик ш^п лч атка сокла-нып карап торам ^ле. Валлаци, андый атларга атлану принцларга гына т^ти торгандыр (б. 261). - .а я боюсь, что Атоса могла избить челядь: этот народ дерется крепко и не скоро прекращает драку. - Да вот любуюсь этими тремя превосходными скакунами, которых конюхи держат на поводу. Право, удовольствие ездить на таких лошадях доступно только принцам (с. 281). Темпоральный контекст первой фразы предполагает форму Present и Х^зерге Заман с вневременным значением синтагм frappent fort /сугыша торган (герундиальный оборот), ne finissent pas / туктамыйлар, использованную для описания привычек и предпочтений слуг. Вторая фраза предполагает у синтагмы tiennent / тотып торган (герундиальный оборот) в форме Present значение нонкальной симультанности, рефе-ренциальной точке момента речи. На ее наличие дополнительно указывает глагол перцептивной семантики j'admire /сокланып карап торам, имплицирующей не только момент речи, но и момент любования. Пер-цептивность дополнительно акцентирована соответствующими временными fyле и пространственными дейктиками fyнfy теге / ces. Интегрированный полиситуативный контекст имеет значение нонкальной симультанности, являясь референтным благодаря как глагольно выраженной референциальной точке (перцептивный глагол в форме презенс выражает референциальную точку), так и неглагольным пространственным репрезентантам дейк-тичности. (2) "Ah! Vous etes bons menagers, vous autres! Vous venez sur les chevaux de vos laquais et vous faites mener vos chevaux de luxe en main, doucement et a petites journees." (р. 418). - ...Мен^ сез, ичмасам, малный б^р^к^тен бел^ торган кешел^р! Ш>зегез хезмfyтчелfyрегез атына атлан-гансыз, ^ азегезней бер диг^н чабышкыларыгызны кай-лап ял иттер^-ял иттер^, тезгенн^ренн^н кит^кл^теп кен^ алып кайттырасыз (б. 285). - Вот вы бережливые хозяева! Сами едете на лошадях лакеев, а своих прекрасных скакунов приказали вести на поводу, потихоньку, небольшими переходами (с. 306). Темпоральный контекст предполагает значение нонкальной симультанности моменту речи у синтагм в форме Present Stes bons, faites mener, venez. В татарском варианте им соответствует синтагма в форме Щтик^ле №тк^н Заман атлангансыз со значением нонкального предшествования, описывающая ситуацию оседлания лошадей слуг, и синтагма кайттырасыз в форме Х^зерге Заман со значением нонкальной симультанности. Интегрированный полиситуативный контекст имеет значение нонкальной симультанности референ-циальной точке во французском языке и нонкального предшествования в татарском языке. (3) "Six gardes de Son Eminence arretent six mousquetaires de sa Majeste!" (р. 46). «Кардиналный алты гвардиячесе король х^зр^тл^реней алты мушке-терын кулга ала!» (б. 33). «Шесть гвардейцев кардинала арестовывают шесть мушкетеров его величества!» (с. 36). В темпоральном контексте нонкальной референ-циальной точкой является момент реплики. Синтагмы arrStent / кулга ала в форме Present и Х^зерге Заман имеют значение как тонкальной симультанности пред-текстной референциальной точке в прошлом, так и значение нонкальной симультанности моменту реплики. Данное употребление временной формы презенс характеризуется как вневременное, исключающее временную референцию. Это констатация факта с эмфатическим оттенком безотносительно к временной локализации. Интегрированный полиситуативный контекст представляет собой выражение определенной пространственной полиситуативности через количественно-конкретизированное совпадение six gardes /алты гвардиячесе и six mousquetaires /алты мушкетерын. Отсутствие временной референции компенсируется пространственной референтностью, одним из средств выражения которой является количественная конкретизация. Таким образом, изоморфизм сопоставляемых языков заключается в возможности обретения референци-ального статуса пространственной полиситуативно-стью через неглагольную репрезентацию референци-ального интервала, с которым синхронные ситуации могут совпадать тотально или частично. В случае наличия точечной неглагольной внешней референци-альной точки моменты единичных ситуаций включают референциальную точку по мере реализации. Каждая ситуация в отдельности в какой-либо момент совпадает с референциальной точкой. В случае большого неглагольного референциального интервала моменты единичных ситуаций совпадают с ним. Способ репрезентации пространственной полиситуативности не влияет на ее референциальный статус. Темпоральная полиситуативность обозначает распределение ситуаций во времени, диахронность единичных ситуаций. Ядерными средствами реализации темпоральной полиситуативности выступают маркеры полиситуативности. Этот тип обстоятельств обозначает полиситуативность через номинацию количественного сегмента, секвентность, частотность и выражается: 1) числительными (точным количеством ситуаций) и квантитативами (неопределенным количеством ситуаций) в функции обстоятельств в сочетании с де-семантизированными именами существительными; 2) наречиями частотности; 3) именами прилагательными, выполняющими функцию обстоятельств на глубинном уровне. Данные обстоятельства имплицируют дискретность общего интервала полиситуативности и моменты единичных ситуаций. Темпоральная полиси-туативность всегда характеризуется проспективной направленностью и линейностью в соответствии с про-спективностью и линейностью времени. Количественное темпорально-аспектуальное значение неограниченной длительности формы настоящего времени допускает временную локализацию нескольких ситуаций. Речь идет об отсутствии общего интервала темпоральной полиситуативности и возможности охвата значением предиката диахронной серии ситуаций. Реализация значений неопределенной темпоральной полиситуативности через интервальность и частотность является типичной для формы настоящего времени, которая может указывать как на актуальную ситуацию из серии подобных, действительную на данный момент, так и на привычность ситуаций вообще. В обоих языках предельные глаголы в форме пре-зенс могут выражать темпоральную полиситуативность без участия маркеров частотности / интервальности. Непредельные глаголы в форме презенс выражают ее только при участии маркеров частотности / интерваль-ности. Маркеры темпоральной полиситуативности выступают единственными средствами реализации темпоральной сегментации ситуаций при ее выражении непредельными глаголами. Неопределенная темпоральная полиситуативность репрезентирует неопределенное количество ситуаций, проспективная направленность которых определяется осью времени. Отличие их заключается в средствах репрезентации. В данной статье сопоставительный анализ эмпирического материала на предмет реализации референциального статуса неопределенной темпоральной полиситуативности (4-8) проводится с привлечением временной формы презенса. Неопределенная темпоральная полиситуативность представлена всеми способами репрезентации: глагольной квантификацией (4), частотностью (5), интервальностью (6-8). (4) 'Je connais une planete ouil y a un monsieur cramoisy. Il n'a jamais respire une fleur. Il n'a jamais regarde une etoile. Il n'a jamais aime personne. Il n'a jamais rien fait d'autre que des additions. Et Ш^е la journee il repete comme toi: 'Je suis un homme serieux!' (р. 25). - Мин шундый планета бел^м. Анда кызыл йшзле бер кеше яши. Ул гомере буена бер тапкыр да ч^ч^к исн^м^г^н. Бер тапкыр да йолдызга карамаган. Бер вакытта да беркемне д^ яратмаган. Беркайчан бер-ни д^ эшл^м^г^н. АныЬ берд^нбер шшгыле - саннар кушу. Ирт^д^н кичк^ кад^р ул н^къ синеЬ шикелле цаман бер ак сазне кабатлый: «Мин китди кеше! Мин китди кеше!» (б. 27). - Я знаю одну планету, там живет такой господин с багровым лицом. Он за всю жизнь ни разу не понюхал цветка. Ни разу не поглядел на звезду. Он никогда никого не любил. И никогда ничего не делал. И с утра до ночи он твердит одно: «Я серьезный человек! Я серьезный человек!» - совсем как ты (с. 39). Темпоральный контекст прямой речи скоординирован относительно референциальной точки момента речи. Все синтагмы в формах Present / Х^зерге Заман connais / бел^м, il y a /яши, repete / кабатлый, suis un homme serieux / китди (неглагольное именное сказуемое) имеют значение нонкальной симультанности, а синтагмы в форме Passe Compose и Щтик^ле №тк^н Заман a respire / исн%м%г%н, a regarde /карамаган, a aime /яратмаган, a fait /эшл^м^мг^н выражают значение нонкального предшествования. Интегрированный полиситуативный контекст il repete /ул бер тк стзне кабатлый представляет собой неограниченную серию диахронных ситуаций, интегрированную в контекст нонкальной симультанности. Значение полиситуативности выражено семантикой глагола repete /кабатлый и значением интервальности. Бикомпозитное обстоятельство tout la journee / ирт^д^н кичкfy кад^р позволяет дополнительно реконструировать распределение моментов единичных ситуаций в заданном интервале, которое носит интерпретационный характер. Линейная полиситуативность не локализована во времени, так как бесконечное множество моментов единичных ситуаций исключает реализацию их референциального статуса из-за отсутствия общего интервала. Неопределенная темпоральная полиситуативность локализована во времени лишь благодаря моменту речи. (5) - Hem! Hem! - dit le roi, je crois bien que sur ma planete il y a quelque part un vieux rat. Je l'entends la nuit. Tu pourras juger ce vieux rat. Tu la condamneras a mort de temps en temps. Ainsi, sa vie dependra de ta justice. Mais tu le gracieras chaque fois pour l'economiser. Il n'y a qu'un (р. 38). - Эц-цем, - ди король. - Минем планета-ныЬ кайсыдыр киренд^ бер карт касе яш^рг^ тиеш. Тшнн^рен аЪын тырнашуын ишетеп ятам. Син шул карт касене хшкем ит^ алыр идеЬ. Вакыт-вакыт аны алем к^засына хшкем ит. АныЬ тормышы бштенл^е бел^н синеЬ кулда булыр. Л^кин, азрак вакыт атк^ч, аныЬ гаебен кичерерг^ туры килер. Карт касене ис^н-сау сакларга кир^к: ул безд^ берд^нбер бит (б. 42). -Гм, гм... - сказал король. - Мне кажется, где-то на моей планете живет старая крыса. Я слышу, как она скребется по ночам. Ты мог бы судить эту крысу. Время от времени приговаривать ее к смертной казни. От тебя будет зависеть ее жизнь. Но потом каждый раз надо будет ее помиловать. Надо беречь старую крысу, она ведь у нас одна (с. 59). Темпоральный контекст монологического высказывания короля ориентирован относительно референ-циальной точки момента речи. Синтагмы во временной форме презенса crois, il y a / яш%рг% тиеш, entends / ишетеп ятам, dit /ди, il y a актуализируют значение нонкальной симультанности, а синтагмы в Futur / Бил-гесез Кил^ч^к Заман (футурума) pourras juger / хлкем ит% алыр идек, condamneras / хлкем ит, dependra / кулда булыр, gracieras / гаебен кичерергfy туры килер выражают нонкальное следование. В татарском варианте выявляются различия в использовании временных форм: синтагма хлкем ит имеет форму повелительного наклонения, а синтагма хлкем итfy алыр идек представлена в условном наклонении. Однако нонкальное следование в будущем может быть хронологически упорядочено благодаря темпоральному локализатору в татарском варианте. Трех-композитное темпоральное биаксиальное обстоятельство азрак вакыт п>т^ч выражает нонкальное следование. Герундий п>т^ч (= после) представляет референциальный момент, азрак вакыт выражает ситуативно-опорный момент, а исходно-опорным моментом является момент приговора крысы к смертной казни. В данном контексте обстоятельство азрак вакыт п>т^ч выступает темпорально зависимым от исходно-опорного момента синтагмы condamneras /хлкем ит, характеризующейся маркером частотности вакыт-вакыт. На глубинном уровне синтагма condamneras / хлкем ит выражает тонкальную референциальную точку в будущем, относительно которой синтагма gracieras /гаебен кичерергfy туры килер имеет значение тонкального следования. Распределению во времени подвергается не отдельная ситуация, а взаимосвязанная пара ситуаций: время от времени накажешь -каждый раз помилуешь. Неопределенная темпоральная полиситуативность представлена синтагмами entends / ишетеп ятам, condamneras /хлкем ит и gracieras / гаебен кичерергfy туры килер и обозначена интервальностью и частотностью. Первая серия ситуаций entends / ишетеп ятам распределена на оси времени через интервальность, обозначенную монокомпозитным темпоральным биак-сиальным обстоятельством la nuit / тлннfyрен, в составе которого имя существительное темпоральной семантики представлено в форме единственного и множественного числа. Вторая серия парных ситуаций распределена через частотность, маркеры которой проставлены перед каждой ситуацией из пары. Серия наказания распределена с частотой de temps en temps / вакыт-вакыт, а серия помилования - с частотой chaque fois. Необходимо отметить согласование по частотности, обусловленное взаимозависимостью ситуаций. В татарском варианте серия помилования частотно не охарактеризована, однако указан интервал времени азрак вакыт п>т^ч между ситуациями наказания и помилования. Частота серии наказания имплицитно распространяется на серию помилования благодаря указанию интервала, через который наступает помилование в зависимости от наказания. Неопределенная темпоральная полиситуативность интегрирована в контекст нонкального следования. (6) - C'est quelque chose de trop oublie, dit le renard. C'est ce qui fait qu'un jour est different des autres jours, une heure, des autres heures. Il y a un rite, par exemple, chez mes chasseurs. Ils dansent le jeudi avec les filles du village. Alors le jeudi est jour merveillieux! Je vais me promener jusqu'a la vigne (р. 67). - Бу да къпт^н онытылган н^рс^, - дип айлата Тллке. - Шундый ^й-бер инде ул, аный аркасында кайсыдыр бер клн башка кънн^рг^, кайсыдыр бер сигать, башка с^гатьл^рг^ охшамыйча, алардан аерылып тора. Мен^, м^с^л^н, минем аучыларымный шундый йолалары бар: п^нкеш^мбе кънне алар авыл кызлары бел^н уенга чыгалар. Искиткеч клн ул п^нкеш^мбе! Ул клнне мин, иркенл^п йлри торгач, х^тта йлзем бакчалары янына ук барып кит^м (б. 73). - Это тоже нечто давно забытое, - объяснил Лис. - Нечто такое, от чего один какой-то день становится не похож на все другие дни, один час - на все другие часы. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день - четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого виноградника (с. 102). Темпоральный контекст прямой речи традиционно составляют синтагмы est different, est jour merveillieux, fait / аерылып тора во временной форме Present / Х^зерге Заман. В данном случае они имеют характеризующее значение, т. е. выражают вневременность философских рассуждений о невозможности двух одинаковых дней или характеризуют уклад жизни знакомых Лису охотников. Синтагмы в презенс различаются по объему значений. Синтагмы a /бар, dansent /уенга чыгалар, характеризующие традиционное времяпрепровождение охотников, ближе к выражению нонкальной симультанности моменту речи. Однако происходит переход от общего к частному, исходя из традиционного времяпрепровождения охотников по четвергам, Лис начинает уточнять свое времяпрепровождение в этот день недели vais / барып Kитfyм. Восхваляемый Лисом четверг est jour merveillieux символизирует все четверги. В татарском варианте синтагмам est different, est jour merveillieux соответствуют неглагольное именное сказуемое искиткеч и сказуемое придаточного предложения образа действия ошамыйча. Интегрированный полиситуативный блок представляет неопределенную темпоральную полиситуа-тивность в контексте нонкальной симультанности ils dansent le jeudi /пfyнKешfyмбе клнне алар уенга чыгалар; le jeudi... je vais me promener / ул клнне мин ...барып Kитfyм. Нейтральное монокомпозитное обстоятельство le jeudi / пfyнKешfyмбе клнне, le jeudi /ул клнне детерминирует интервал ситуаций. Синтагмы dansent /уенга чыагалар, vais / барып Kитfyм выражают конкретные распределенные во времени ситуации, т.е. речь идет о двух параллельных полиситуативных сериях охотники танцуют - Лис гуляет, реализуемых по четвергам и различающихся по содержанию и по составу актантов. Неопределенная темпоральная полиситуативность интегрирована в контекст нонкальной симультанности и в контекст тонкального следования в плане будущего. (7) 'Moi, dit-il encore, je possede une fleur que j'arrose tous les jours.' (р. 46). - Минем ч^ч^гем бар, - ди ул, -мин ц^р ирт^не айа су сиб^м (б. 50). - У меня есть цветок, - сказал он, - и я каждое утро его поливаю (с. 70). Темпоральный контекст прямой речи образуют синтагмы possdde / бар, arrose / сибfyм, форма настоящего времени (Present / Х^зерге Заман) которых в обоих языках выражает нонкальную симультанность моменту речи. Неопределенная темпоральная полиситуативность интегрирована в контекст нонкальной симультанности моменту речи благодаря наличию обстоятельства времени со значением множества интервалов tous les jours / ц%р иртfyне. Этот маркер выделяет моменты единичных ситуаций, референциальный момент речи выступает не как включенный или совпадающий с одним из них, а как параллельный, внешний, т.е. происходит внешняя актуализация вне самой полиситуативности. Если ни один из моментов единичных ситуаций не совпадает с референциальной точкой, следовательно, и вся полиситуативность нереферентна. Метод ментальной реконструкции позволяет рассматривать один из моментов единичных ситуаций как включающий рефе-ренциальную точку: каждый день подразумевает и день диалога, и, следовательно, сам диалог. Таким образом допускается, что неопределенная темпоральная полиситуативность интегрирована в контекст нонкаль-ной симультанности моменту речи. (8) 'Bonjour, dit le petit prince. - Bonjour', dit le marchand. C'etait un marchand de pilules perfectionnees qui apaisent la soif. On en avale une par semaine et l'on n'eprouve plus besoin de boire (р. 70). - Х^ерле клн, - ди Щни принц. - Х^ерле кън, - дип кавап кайтара сатучы. Эч^се килг^нне бетер^ торган яйа дару бел^н сату ит^ иде ул. Шундый бер борчакны йотсай - атна буе эч^сей килми (б. 76). - Добрый день, - сказал Маленький принц. - Добрый день, - ответил торговец. Он торговал новейшими пилюлями, которые утоляют жажду. Проглотишь такую пилюлю - и потом целую неделю не хочется пить (с. 108). Темпоральный контекст каждой из глав, описывающих встречи Маленького принца с каким-нибудь примечательным человеком, предполагает ментальную реконструкцию тонкальной референциальной точки момента встречи. Синтагмы во временных формах имперфекта и презенса не могут выражать референциаль-ную точку, неглагольные темпоральные локализаторы также отсутствуют. Тонкальной референциальной точкой выступает момент диалога, который в контексте всего произведения представляет собой один из подобных моментов речи, сопровождающих встречи. Синтагма с 'etait /сату итfy иде во временной форме Impar-fait (в татарском варианте Д^вамлы №тк^н Заман) имеет значение тонкальной симультанности ей или моменту речи. Синтагмы во временной форме Present apaisent (бетерfy торган), avale (йотсак), eprouve (эчfyсек кил-ми) лишены референтности, они имеют вневременное значение, описывая характеристики чудодейственных пилюль. В татарском варианте им соответствует причастный оборот бетерfy торган и синтагмы в условном наклонении йотсак, эчfyсек килми. Вопрос о принадлежности последнего предложения к изъявительному или сослагательному наклонению остается открытым и допускает двойственную трактовку с сохранением фактора отсутствия референтности. Контекст неопределенной темпоральной полиситуативности оп en avale une par semaine / шундый бер борчакны йотсак включен в нереферентный темпоральный контекст через указание на интервальность. Первая часть маркера полиситуативности une pilule / бер борчакны определяет количество потребления пилюль в неделю, т.е. исчисление ситуаций посредством исчисления объектов их распространения, вторая часть определяет интервал распределения ситуаций во времени par semaine /атна буе. В татарском варианте полиситуативный контекст преобразуется в условие с соответствующим им наклонением. Неопределенная темпоральная полиситуативность может иметь нереферентный статус. Таким образом, изоморфизм языков заключается в универсальности содержания неопределенной темпоральной полиситуативности, при реализации которой отсутствует глагольно-выраженный общий интервал, который мог бы быть признан референциальным, что объясняется неограниченным количеством ситуаций. Изоморфизм языков заключается в возможности получения референциального статуса неопределенной темпоральной полиситуативностью благодаря неглагольной репрезентации общего интервала, референци-альный статус которого определяется контекстом. Неопределенная незамкнутая линейная темпоральная по-лиситуативность предполагает наличие интервалов единичных ситуаций при отсутствии общего. Маркеры темпоральной полиситуативности выделяют моменты единичных ситуаций, неглагольный референциальный интервал часто выступает не как включенный в один из моментов единичных ситуаций, а как параллельный, т. е. происходит внешняя актуализация, вне самой темпоральной полиситуативности. Возможность включения референциальной точки единичной ситуацией из полиситуативной серии контекстуально обусловлена и носит интерпретационный характер. Сопоставительный анализ референциального потенциала полиситуативных контекстов во французском и татарском языках позволил сделать следующие выводы. Изоморфизм двух языков в реализации референ-циального статуса полиситуативности объясняется ее универсальным содержанием, а алломорфизм обусловлен их структурно-типологическими особенностями. Предикат выполняет функцию временного актуализа-тора, выражая темпоральное значение единичной ситуации и всей полиситуативности. Главным объединяющим фактором является единство темпорально-референциального значения распределенных в пространстве и во времени ситуаций. Универсальным условием реализации референциального статуса полиситуа-тивности является наличие общего интервала, который может быть признан референциальным. Синтагма-репрезентант в форме презенс определяет референци-альное значение полиситуативности как тонкальной или нонкальной симультанности соответственно, а также может детерминировать ее нереферентный статус. Не-глагольно-выраженный референциальный интервал позволяет обрести серии диахронных ситуаций референци-альный статус при условии включенности в него и включения его в зависимости от его длительности. Не-глагольно-выраженный референциальный интервал позволяет обрести блоку синхронных ситуаций референци-альный статус при условии их совпадения с ним, объем которого определяется его продолжительностью. Диахронные ситуации референциальны, но не общим интервалом серии, а благодаря включенности ре-ференциальной точки в интервал одной из ситуаций. Синхронные ситуации референциальны не всем блоком, так как каждая ситуация частично совпадает с ре-ференциальным интервалом по мере реализации, она не может рассматриваться как референциальная в отдельности. Речь идет о включенности референциальной точки в интервал полиситуативности. Предельная семантика глаголов и вневременное функционирование презенс выражают дискретную синхронность ситуаций. Объем реализации полиситуативности формой презенс неограничен, любые гомогенные диахронные или синхронные ситуации могут быть представлены единой серией или блоком при условии их отнесенности к плану настоящего значением качественной тем-поральности. Значение предельности / непредельности глагола доминирует над количественным темпорально-аспектуальным значением неограниченной длительности временной формы презенс. Метаязык описания: Нонкальная (от лат. nunc) точка - это момент речи, выступающий как нулевая или орцентрическая точка [14. C. 136]. Тонкальная (от лат. tunc) точка - ориентир во времени, не совпадающий с настоящим моментом [Там же]. Референциальная точка может быть выражена глагольной и / или неглагольной формами. Глагольная референциальная точка репрезентируется временными формами перфекта и претерита. В случае других временных форм референциальная точка определяется неглагольными средствами или методом ментально-логической реконструкции относительно другой глагольной или неглагольной точки [Там же. C. 345]. Квантификационно -детерминированная полиситу -ативность подразумевает наличие множества ситуаций, импликативно проецируемого исходя из содержания высказывания, и предполагает: 1) четкую сегмен-тированность ситуаций; 2) равноправность ситуаций; 3) гомогенность; 4) амбивалентность содержания высказывания - в рамках одной субъектно-предикатно-объектной ситуации выражается онтологическое множество ситуаций [15. C. 23]. Темпоральная полиситуативность, являясь компонентом поля макрокатегории квантификационно-детерминированной полиситуативности, предполагает распределенность гомогенных ситуаций во времени [Там же. C. 24]. Пространственная полиситуативность, являясь компонентом поля макрокатегории квантификационно-детерминированной полиситуативности, предполагает распределенность гомогенных ситуаций в пространстве [Там же. C. 25]. Темпоральный локализатор соответствует обстоятельству времени. Темпоральные локализаторы различаются по своей роли в высказывании. Выделяются дейктичные темпоральные локализаторы, несущие информацию о качественной темпоральности, и нейтральные темпоральные локализаторы (биаксиальные наречия), выражающие значения количественной темпоральности безотносительно к временной вехе [14. C. 123]. Исходно-опорный момент привносится темпоральным локализатором и является дополнительным временным моментом или событийным фоном, рассматриваемым в качестве исходного момента, относительно которого локализуется во времени исходное действие [1. C. 148]. Референциальный момент привносится темпоральным локализатором и является частным временным значением, уточняющим локализацию относительно некоего опорного момента [Там же]. Ситуативно-опорный момент - непосредственно -автономный отрезок, как и линейный интервал между исходным событием и референциальным моментом [Там же]. Типичная или прототипическая субъектно-предикатно -объектная ситуация предполагает на семантическом уровне: 1) наличие одушевленного актанта субъектного типа - актанта-Агенса или актанта-Эксперианцера; 2) наличие других актантов объектного типа; 3) наличие приписываемого актанту субъектного типа предикативного семантического признака - активного действия. На синтаксическом уровне подразумевается высказывание, имеющее в своем составе: 1) субъект; 2) объект; 3) предикат. Внелингвистической ситуации соответствует субъектно-предикатно-объектная ситуация [16. С. 291].

Ключевые слова

временная референция, темпоральный контекст, темпоральная полиситуативность, пространственная поли-ситуативность, time reference, temporal context polisituation temporal, spatial polysituation

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Лутфуллина Гюльнара ФирдависовнаКазанский государственный энергетический университетд-р филол. наук, профессор кафедры иностранных языковgflutfullina@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Закамулина М.Н. Темпоральность во французском и татарском языках: слово, высказывание, текст (сопоставительное исследование). Ка зань : Татарское кн. изд-во, 2000. 288 с.
Закамулина М.Н, Лутфуллина Г.Ф. Темпоральный контекст как средство детерминации референциального статуса именной группы. Ка зань : КГЭУ, 2009. 155 с.
Бондарко А.В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка. М. : Языки славянской культуры, 2002. 736 с.
MaingueneauD. L'enonciation en linguistique frangaise. P. : Hachette, 1991. 128 p.
Guillaume G. Temps et Verbe. P., 1968. 134 p.
ImbsP. L'emploi des temps verbaux en frangais moderne: Essai de grammaire descriptive. P. : Klincksieck, 1960. 269 p.
Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. М. : Добросвет, 2000. 832 с.
Klum A. Verbe et Adverbe // Acta Universitatis Uppsalientis: Studia Romanica Uppsaliensia. Stockholm, 1961. 313 p.
Богомолова Э.И. К вопросу о грамматическом ядре функционально-семантической категории аспектуальности в современном французском языке // Зарубежное языкознание и литература. Алма-Ата, 1972. Вып. 2. С. 138-142.
Харисова Ч.М. Татар теле. Морфология: Югару уку йортлар шчен д^реслек. Казан : М^гариф, 2010. 126 с.
Хисамова Ф.М. Татар теле морфологиясе. Казан : М^гариф, 2006. 334 с.
Татарская грамматика. Т. 2: Морфология / ред. кол. М.З. Закиев, Ф.А. Ганиев, К.З. Зиннатуллина. Казань, 1997. 397 с.
Тумашева Д.Г. Татарский глагол (Опыт функционально-семантического исследования грамматических категорий). Казань : Изд-во КГУ, 1986. 190 с.
Лутфуллина Г.Ф. Сопоставительное исследование категории квантификационно-детерминированной полиситуативности в неродственных языках (на материале французского и татарского языков) : дис.. д-ра филол. наук. Казань, 2011. 450 с.
Квантификация как средство презентации полиситуативности (на материале французского и татарского языков). Казань : Казан. гос. энерг. ун-т, 2010. 170 с.
Лебедева Н.Б. Полиситуативность глагольной семантики : автореф. дис.. канд. филол. наук. Томск, 2000. 42 с. ИСТОЧНИКИ Saint-ExuperyA. Le petit prince. М. : Икар, 2002. 90 р. Сент-ЭкзюпериА. Щни принц / пер. Р. Валиева. Казан : М^гариф, 2000. 96 б. Сент-Эк
 Референциальный статус пространственной и темпоральной полиситуативности в формах настоящего времени во французском и татарском языках | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 368.

Референциальный статус пространственной и темпоральной полиситуативности в формах настоящего времени во французском и татарском языках | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 368.

Полнотекстовая версия