Основные направления внешней политики Канады в 1984-1993 гг. (по материалам Архива внешней политики РФ) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 376. DOI: 10.17223/15617793/376/14

Основные направления внешней политики Канады в 1984-1993 гг. (по материалам Архива внешней политики РФ)

Статья посвящена анализу внешней политики Канады в «эру Б. Малруни». Автор рассматривает такие направления канадской политики, как европейское, азиатско-тихоокеанское, латиноамериканское. Главное же внимание уделяется стремлению канадского руководства основать в Северной Америке зону свободной торговли. В целом внешнеполитический курс Канады в 1984-1993 гг. характеризуется как «сбалансированный континентализм».

Basic directions of the Canadian foreign policy in 1984-1993 (on materials of the Archive of foreign policy of the Russi.pdf В 2012 г. отношения между Россией и Канадой отмечали две знаменательные даты: во-первых, исполнилось 70 лет со дня установления дипломатических (советско-канадских) отношений, а во-вторых, минуло 20 лет с начала формирования договорно-правовой базы между Российской Федерацией и Канадой. Именно Канада накануне Нового 1992 г. одной из первых стран Запада признала Россию в качестве суверенного государства и преемника СССР на международной арене. Возглавлял правительство страны тогда Брайан Малруни. В канадской научной литературе в конце ХХ -начале ХХ1 в. появилось значительное количество исследований, посвященных личности Б. Малруни и его внешней политике. Причем некоторые авторы весьма неоднозначно оценивали усилия этого премьер-министра Канады, предпринимаемые на международной арене [1]. В нашей стране внешнеполитическая деятельность Б. Малруни остается пока малоизученной, хотя отдельные моменты его активности освещены в некоторых работах С.Ю. Данилова [2]. Несмотря на то что Б. Малруни сделал ставку на новую Россию (именно в годы его правления произошло становление российско-канадских отношений), у нас пока не предпринималось попыток комплексного анализа внешней политики этого премьер-министра Канады. Поэтому причиной появления данной статьи стало стремление частично восполнить существующий пробел. Б. Малруни одержал победу над соперниками в борьбе за место лидера консервативной партии Канады в июне 1983 г. Спустя год он повел консерваторов к завоеванию большинства мест в канадском парламенте. В результате очередных парламентских выборов, состоявшихся 4 сентября 1984 г., консервативная партия, руководимая Б. Малруни, одержала убедительную победу, заняв 211 депутатских мест из 282, а ее лидер 17 сентября 1984 г. стал восемнадцатым премьер-министром Канады [3. С. 271]. Внешнеполитический курс правительства Б. Мал-руни в зарубежной историографии получил название «политики континентализма», так как в качестве первоочередной меры новое канадское руководство предлагало заключить соглашение о создании зоны свободной торговли в Северной Америке. Это, доказывало оно, откроет канадским производителям доступ на широкий американский рынок, позволит рационализировать производство и избежать американского протекционизма. Во второй половине сентября 1984 г. Б. Малруни в качестве премьер-министра Канады совершил свой первый зарубежный вояж - официальный визит в Соединенные Штаты Америки. В ходе этого визита руководители двух стран рассмотрели потенциальные возможности увеличения товарооборота и взаимных капиталовложений. А уже в марте следующего года последовал ответный визит президента США Р. Рейгана в Канаду. В ходе канадо-американских переговоров на высшем уровне были заключены соглашение о правовой помощи в борьбе с преступностью и новый договор о тихоокеанском лососе. Канаде также был предоставлен больший, чем прежде, контроль над новой североамериканской системой раннего предупреждения о нападении. Несмотря на нерешенность проблемы «кислотных дождей», канадская печать констатировала «закрепление сближения между двумя странами» и заявила следующее: «.встреча со всей определенностью доказала, что трудный период в американо-канадских отношениях остался позади» [4. Л. 161]. В сентябре 1985 г. правительство Канады выступило с новой инициативой, предложив Соединенным Штатам начать переговоры об установлении двустороннего режима свободной торговли [5. С. 44]. В ходе последующих встреч с Р. Рейганом Б. Малруни стремился сделать акцент на общность интересов двух стран, продемонстрировать готовность Канады к дальнейшему военно-политическому и экономическому сближению [6. Л. 93]. Переговоры о создании зоны свободной торговли продолжались более двух лет и закончились результативно. В январе 1988 г. было подписано канадо-американское Соглашение о свободной торговле (ФТА), которое предусматривало ликвидацию барьеров в двустороннем обмене товарами и услугами, а также совместное урегулирование торговых конфликтов и споров [7. С. 659-662]. Обсуждая условия договора, обе стороны пошли на значительные уступки. От соглашения 1988 г. выигрывали автомобильные и авиационные корпорации США, американские фермеры, производители средств связи, полиграфические, телевизионные и рекламные компании. С канадской же стороны в выигрыше оказывались добывающая промышленность, особенно добыча нефти и газа, урана и производство стали, меди, алюминия, цинка, цемента [8. С. 102-105]. В целом соглашение, вступившее в силу в январе 1989 г., способствовало тому, что к середине 1990-х гг. канадский экспорт в США увеличился на 100 млрд долл. и превысил исходный уровень в два раза. В результате и без того немалая доля Соединенных Штатов в экспорте и импорте Канады (72 и 65% в 1989 г.) стала еще больше -80 и 75% соответственно [9. С. 49]. Тесные отношения Канады с США в экономическом поле были подкреплены тесным сотрудничеством в военно-политической сфере. Это в полной мере проявилось в ходе эволюции канадской позиции в отношении кризиса в Персидском заливе. С самого начала ирако-кувейтского конфликта Оттава решительно осудила действия Багдада, активно подключилась к усилиям международного сообщества по обузданию агрессии. Канадское правительство последовательно поддерживало предпринимаемые в рамках ООН экономические и военно-политические меры воздействия на режим С. Хусейна, присоединилось к многосторонним военным силам в Персидском заливе. В целом позиция Канады первоначально характеризовалась линией на предпочтительность политического урегулирования кризиса через максимальное задействование потенциала ООН [10. Л. 72]. По мере эскалации кризиса в Персидском заливе стало происходить наращивание вовлеченности Канады в конфликт по военной линии. Канадцы полностью солидаризировались с точкой зрения США о неприемлемости для союзников какой-либо паузы в боевых операциях против Ирака, поддержали жесткую увязку Вашингтоном прекращения огня с безоговорочным уходом иракских войск из Кувейта [10. Л. 73]. Вместе с тем пристальное внимание к соседям по североамериканскому континенту вовсе не означало, что в годы правления Б. Малруни Канада «позабыла» о других внешнеполитических направлениях. Кроме «континентального» (американского), в качестве приоритетных направлений внешней политики в официальных документах Канады того времени также фигурировали европейское, азиатско-тихоокеанское и латиноамериканское. На европейском направлении в канадской политике «эры Малруни» доминировали проблемы безопасности и политические вопросы, а традиционно важные торгово-экономические контакты были отодвинуты на задний план. Во второй половине 1980 - начале 1990-х гг. основные интересы Канады были связаны с переменами в странах Восточной Европы, их постепенной демократизацией, выходу из-под влияния СССР. По мнению канадского руководства, Европейское экономическое сообщество должно было стать «магнитом и моделью для переживающих реформы стран Восточной Европы» [11. С. 66]. Все большее значение в данном контексте приобретали отношения с Советским Союзом. Поначалу Б. Малруни и его кабинет не доверяли ни М.С. Горбачеву, ни его «перестройке». Так, в марте 1988 г. министр международной торговли Канады П. Карни дал следующую характеристику СССР и его лидеру: «Горбачев - не либеральный демократ. Он не хочет переделать Советский Союз по нашему образу и подобию. Нет гарантий того, что осуществляемая М. Горбачевым программа реформ окажется успешной. Но даже если он преуспеет, Советский Союз в итоге по-прежнему будет представлять собой внушительную военную силу, превратится в менее тоталитарное, но все же авторитарное государство» [12. Л. 142]. Позиция канадского правительства изменилась лишь в 1989 г., когда реформы в СССР стали носить необратимый характер. В рамках официального визита Б. Малруни в Советский Союз, состоявшегося в ноябре указанного года, было подписано столько же межправительственных соглашений, сколько их было заключено за предшествующие 20 лет. Среди наиболее важных из них следует упомянуть Советско-канадскую политическую декларацию, Соглашение о сотрудничестве в Арктике и на Севере, Соглашение о сотрудничестве по вопросам окружающей среды, Соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений, Соглашение о предотвращении инцидентов на море за пределами территориальных вод [13. С. 59, 64]. Наконец, личным успехом Б. Малруни, проявлением его политического чутья стало установление отношений с новой Россией в конце 1991 - первой половине 1992 г. В ходе двух официальных визитов Б.Н. Ельцина в Канаду в 1992 г. (рабочего в феврале и государственного в июне) была установлена солидная договорно-правовая база между двумя странами. Так, были подписаны Российско-канадская декларация о дружбе и сотрудничестве, Соглашение о торговых и коммерческих отношениях, Соглашение о сотрудничестве в Арктике и на Севере и многие другие [14. С. 152-153]. В посвященном Азиатско-Тихоокеанскому региону разделе опубликованной в 1989 г. внешнеполитической программы «Курс на глобализацию» основное внимание уделялось проблемам торгово-экономического сотрудничества с Японией, КНР и новыми индустриальными странами. Кроме традиционных слов о важности японского рынка, в документе постоянно подчеркивалось стремление канадского руководства «приобщиться» к передовым японским технологиям. Так, оно планировало: - расширить участие канадских ученых и инженеров в японских научно-исследовательских программах и проектах; - подготовить высококвалифицированные кадры в передовых японских научно-исследовательских институтах и лабораториях; - обеспечить доступ канадских исследователей к японским технологиям и промышленным лабораториям [15. С. 100-101]. После занятия Б. Малруни должности премьер-министра произошла активизация политических и экономических контактов Канады и КНР. Так, в июле 1985 г. состоялся визит в Канаду председателя КНР Ли Сяньняня, а в мае 1986 г. в КНР с официальным визитом находился премьер-министр Канады. В ходе своего визита Б. Малруни провел встречи со всеми основными лидерами КНР: Дэн Сяопином, Ху Яобаном, Чжао Цзыяном и Ли Сяньнянем [16. С. 155]. Стала быстро расти и двусторонняя торговля. Так, товарооборот между Канадой и КНР в 1986 г. составлял 1,4 млрд долл., в 1987 г. - 1,8 млрд долл., а в 1988 г. - уже 2,25 млрд долл. Канада к концу 1980-х гг. стала четвертым торговым партнером Китая после США, Японии и Великобритании (с Гонконгом), несколько опережая Советский Союз [17. С. 136, 195]. Крупным успехом канадского бизнеса на рубеже 1980-1990 гг. стала продажа КНР двух ядерных реакторов для производства электроэнергии. В основе обновления канадского видения перспектив политического развития Азиатско-Тихоокеанского региона, впервые изложенного в выступлении министра иностранных дел Канады Дж. Кларка 17 июля 1990 г., лежал тезис о необходимости активизации многосторонней дипломатии с тем, чтобы вслед за Европой «растопить лед "холодной войны" и в этой части мира» [18. Л. 63]. В конкретном плане канадцы предлагали в перспективе выйти на многосторонние договоренности по таким направлениям, как заблаговременное уведомление о военных и военно-морских маневрах, введение режима «открытого неба», создание механизма урегулирования кризисных ситуаций и конфликтов. Начать процесс формирования такого диалога предполагалось на севере АТР при участии СССР, США, Японии, Канады, Китая, Северной и Южной Кореи [18. Л. 64]. В соответствии с одобренной кабинетом министров в октябре 1989 г. «Новой политической стратегией» в качестве нового внешнеполитического приоритета была также определена и Латинская Америка. Это обстоятельство стало ответом на происходившие в большинстве стран Латинской Америки позитивные процессы. Переход от диктатуры к демократии, либерализация национальных экономик, снижение протекционистских барьеров и поощрение иностранных инвестиций - все это, по мнению Оттавы, создавало благоприятные предпосылки для продвижения канадских интересов в данном регионе [18. Л. 106]. Сердцевиной новой латиноамериканской стратегии Оттавы стала задача более активного продвижения канадских экономических интересов в регионе. В этом плане наиболее перспективными представлялись связи с такими странами, как Бразилия, Аргентина, Чили, Венесуэла, Уругвай и Перу [19. С. 941-942]. Центральное же место в обозначенной программе занимала Мексика. Канадское руководство исходило из того, что «новое канадо-мексиканское партнерство» будет способствовать постепенному усилению канадского присутствия на быстрорастущем мексиканском рынке, диверсификации торгово-экономических связей, укреплению канадских переговорных позиций в диалоге с США, а также содействовать проникновению Канады в другие страны Латинской Америки [18. Л. 90]. О намерении руководителей Канады, Мексики и США заключить соглашение о создании Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) впервые было объявлено в феврале 1991 г. С тех пор эта проблема стала определяющей в канадо-мексиканском диалоге. Так, тема НАФТА доминировала в ходе визита президента Мексики Салинаса де Гортари, состоявшемся в апреле 1991 г. В своих заявлениях и премьер-министр Канады, и президент Мексики постоянно твердили о необходимости воспользоваться «историческим шансом» для объединения усилий в период усиления борьбы между экономическими центрами [18. Л. 91]. 17 декабря 1992 г. Б. Малруни и президенты США и Мексики подписали Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА). Одним из главных элементов новой латиноамериканской стратегии стало также участие Канады в межамериканских механизмах сотрудничества. Став в январе 1990 г. полноправным членом Организации американских государств, страна развернула активную работу в рамках этого саммита. При этом основное внимание в Оттаве акцентировали на реформах ОАГ, содействии демократическому и экономическому развитию государств региона. Канадское руководство, обеспокоенное проблемой латиноамериканского внешнего долга, стремилось привлечь внимание лидеров развитых стран к необходимости оказать содействие региону в целях облегчения долгового бремени. Одновременно Оттава предпринимала и односторонние шаги для снятия остроты данной проблемы. Так, правительство Б. Малруни предоставило Аргентине, Бразилии и Мексике кредиты в размере 600 млн долл. для погашения долговых обязательств еще до заключения ими соглашений с МВФ. В Оттаве также было принято решение о выделении Гайане в 1991-1992 гг. кредита в размере 60 млн долл. для поддержки экономических преобразований в стране [18. Л. 108]. В результате всех этих действий канадская торговля со странами региона стала стремительно расти, а имидж Канады в Латинской Америке значительно улучшился. Однако успехи правительства на международной арене не произвели должного впечатления на население Канады. Нерешенность внутренних проблем для большинства канадцев оказалась важнее внешнеполитических перспектив. В начале 1993 г. популярность Б. Малруни упала до рекордно низкой отметки в 17%, и в конце февраля он объявил о своем скором уходе с поста лидера консервативной партии. Официально премьер-министр Канады покинул свой пост 25 июня 1993 г. В опубликованных в 2007 г. мемуарах в качестве главных достижений на посту премьер-министра Б. Малруни назвал именно свои внешнеполитические инициативы. В частности, в них он именует себя «отцом Зоны свободной торговли», тем, кто открыл для канадцев беспошлинный доступ на американский и мексиканский рынки, а также способствовал победе Запада над коммунизмом [20]. Подводя итог, следует заметить, что основы современной внешней политики Канады и конкурентоспособности ее экономики были заложены в годы девятилетнего правления Б. Малруни. Его же внешнюю политику можно условно разделить на два периода. На первом этапе (до вступления в силу ФТА в начале 1989 г.) все было подчинено главной цели - заключить Соглашение о создании зоны свободной торговли с США. На втором этапе Б. Малруни сосредоточил свое внимание на других важнейших внешнеполитических направлениях с тем, чтобы по возможности сбалансировать внешние связи страны. Поэтому, характеризуя внешнеполитический курс Канады в 1984-1993 гг., следует, на наш взгляд, оперировать понятием «сбалансированный континентализм».

Ключевые слова

NAFTA, Mexico, the USA, FTA, B. Mulroney, foreign policy of Canada, НАФТА, Мексика, ФТА, США, Б. Малруни, внешняя политика Канады

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Бабаев Эльчин АзизовичКрасноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьеваканд. ист. наук, ст. науч. Сотр. кафедры всеобщей историиelbabaev@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Mulroney B. Memoirs: 1939-1993. Toronto: McClelland & Stewart, 2007. 1121 р.
АВП РФ. Ф. 99. Оп. 57. Д. 18. П. 112. Л. 63-65.
McKenna P. Canada's Policy toward Latin America: a statist interpretation // International Journal. Vol. XLIX, № 4. Autumn 1994. Р. 929-951.
Китайская Народная Республика в 1988 г. Политика, экономика, культура. М. : Наука, 1990. 380 с.
Китайская Народная Республика в 1986 г. Политика, экономика, культура. М. : Наука, 1988. 296 с.
Комкова Е.Г. АТР в планах Оттавы // США: экономика, политика, идеология. 1997. № 8. С. 99-112.
Актуальные проблемы российско-канадских отношений / отв. ред. С.Ф. Молочков. М. : Наука, 1999. 167 с.
АВП РФ. Ф. 99. Оп. 54. Д. 19. П. 103. Л. 141-142.
Ситников Б.П. К новому качеству советско-канадских отношений // США: экономика, политика, идеология. 1990. № 2. С. 59-64.
АВП РФ. Ф. 99. Оп. 57. Д. 18. П. 112. Л. 72-75.
A New Canadian Vision for Europe // International Perspectives. June 1990. P. 66-68.
Комкова Е.Г. Актуальные тенденции и перспективы внешней торговли Канады // Внешняя торговля. 1996. № 7-8. С. 48-53.
Парканский А.Б. США в мировых интеграционных процессах. М. : Наука, 1991. 144 с.
АВП РФ. Ф. 99. Оп. 52. Д. 22. П. 93. Л. 92-95.
Documenting Canada. A History of Modern Canada in Documents. Saskatoon: Fifth House Publishers, 1992. 702 р.
Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ). Ф. 99. Оп. 51. Д. 17. П. 88. Л. 160-162.
Лавровская Т.В. Североамериканская интеграция: экономический и политический аспекты. М. : Наука, 1987. 272 с.
Данилов С.Ю. История Канады. М. : Весь мир, 2006. 256 с.
Brimelow P. The Patriot Game. National Dreams and Political Realities. Toronto : Key Porter Books, 1986. 310 р.
Michaud N., Nossal K. (eds.) Diplomatic Departures: the Conservative Era in Canadian Foreign Policy, 1984-1993. Vancouver: UBC Press, 2001. 344 с.
 Основные направления внешней политики Канады в 1984-1993 гг. (по материалам Архива внешней политики РФ) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 376. DOI: 10.17223/15617793/376/14

Основные направления внешней политики Канады в 1984-1993 гг. (по материалам Архива внешней политики РФ) | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 376. DOI: 10.17223/15617793/376/14