Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. Статья вторая | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 3 (7).

Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. Статья вторая

Данная статья продолжает исследование истории томской книготорговли на рубеже двух столетий, в наиболее значительный период становления книжной культуры крупнейшего сибирского центра. Развиваясь в русле общероссийских тенденций, книжное дело в Томске и Томской губернии подпитывалось частной инициативой, благотворительной деятельностью различных общественных организаций. В статье отмечается, что рост книготорговли в этот период способствовал формированию устойчивых рецептивных моделей в читательской среде и появлению местного авторского корпуса.

From the history of development of book trade in Tomsk and Tomsk Province in late nineteenth - early twentieth century. .pdf Цивилизационные процессы, охватившие в конце XIX - нача­ле XX в. Томск и Томскую губернию, способствовали активизации общественной и культурной жизни региона и вследствие этого - усилению его полиграфической и книготорговой базы. Особое значение в эти годы приобретает благотворительная деятельность общественных организаций и частных лиц, осуществляющих пожертвования на просветительские цели. С учетом отдаленности Сибири от центра при Санкт-Петербургском и Московском комитетах грамотности были учреждены Сибирские подкомиссии, приобретавшие на пожертвования и отправлявшие в разные города Сибири книги для снабжения народных школ, библиотек при тюрьмах и больницах, а также способствовавшие основанию в Сибири книжных складов. Так, в 1895 г. Санкт-Петербургским комитетом грамотности были открыты склады изданий для Сибири при книжном магазине П. И. Макушина. Реклама тех лет дает представление о книгах, присланных в Сибирь для распространения и предлагавшихся по вполне доступной для обычного читателя цене: «Приключения Робинзона Крузо - 15 к. Рассказы о Севастопольской обороне Л.Н. Толстого - 18 к. Полтава - поэма А. С. Пушкина - 10 к. Зимовье на Студеной, рассказ Мамина-Сибиряка - 3 к. Невольный убийца, рассказ Короленко - 7 к.» [1]. Новой для Томской губернии явилась форма распространения книг посредством железнодорожного трансфера и продажи на станциях. «Сибирская жизнь» от 5 августа 1899 г. публикует приказ начальника Среднесибирской железной дороги об организации книготорговли на подведомственных ему железнодорожных точках. «Сибирское население, проживая в большинстве случаев в местностях глухих и отдаленных от культурных центров Сибири, лишено возможности приобретать книги в дешевых изданиях и тем удовлетворять свою, все более возрастающую потребность в чтении хороших и полезных книг. Желая прийти на помощь населению Сибири в святом деле просвещения и развития народа, организована продажа на станциях книг духовно-нравственного и общелитературного содержания, распространение коих в Сибири признано желательным и полезным» [2. 1899. 5 авг.]. Однако реальная угроза распространения с помощью железнодорожных перевозок нелегальной литературы побудила начальника Сибирской железной дороги в 1908 г. принять охранительные меры: разослать телеграмму с предписанием вскрывать груз, сообщая обо всех товарах печатной продукции жандармской полиции. «Легко представить себе положение владельцев сибирских книжных магазинов, ведь каждый из них ведет дела со многими издательскими фирмами и книжными складами, количество получаемых ими посылок довольно значительно. Каждую нужно вскрывать в присутствии жандармов на станции, которым предоставляется право определять «легальность» каждой книги», - характеризует ситуацию «стеснения книги» журнал «Сибирские вопросы» [3]. В годы первой русской революции, названные Н.А. Рубакиным «литературным наводнением» [4], книга становится не только товаром, но и орудием политической борьбы. Корреспондент «Сибирских известий» сообщал в сентябрьском номере 1905 г. об интересном факте книготорговли того времени: «Нам передают, что книгоноши-офени, прибывшие из Барнаульского уезда за покупкой товаров, приобрели в книжном магазине Макушина целую партию изданий Донской Речи, Молота и т.п., в сотнях экземпляров копеечные листовые издания Н.Е. Парамонова «Что такое народное представительство?» Заметка заканчивалась риторическим вопросом: «Интересно, будет ли расходиться в деревне такая литература?» [5]. Учитывая характер книготорговой деятельности офень, разносивших и развозивших книги собственными силами, можно утверждать, что они чутко откликались на запросы и потребности своей низовой читательской аудитории. Цензурно-полицейский гнет в те годы обрушивался не только на типографии и литографии Томска, но и на книжные магазины, в которых подвергались аресту целые партии опасной политической литературы. Сообщения об этом стали часто появляться на страницах томской прессы. «На днях инспектором по делам печати г. Виноградовым в томских книжных магазинах были конфискованы брошюры и взята подписка, что книги эти и впредь не должны храниться и продаваться: «Песни революции», «Класс против класса», «Программы русских политических партий», В.И. Ленин «Доклад об объединительном съезде русской социал- демократической партии», Л.Н. Толстой «Солдатская памятка», И.С. Ветров «Анархизм: его теория и практика», «О задачах социалистов в борьбе с голодом в России» [2. 1906. 25 авг.]. Свою долю участия в продвижение книги к читателю вносили и частные агенты по распространению литературы, которые стали появляться в Томске в первое десятилетие ХХ в. Они распространяли не только нелегальные политические книги и брошюры, но и массовую литературу, преобладающий интерес к которой в этот период становится общероссийской тенденцией. Известный российский социолог культуры А.И. Рейтблат отмечал, что начало XX в. характеризуется массовым увлечением детективной литературой, в частности Конан Дойлем, а также серийной литературой, представленной выпусками рассказов, объединенных героем-сыщиком. Читательская аудитория - преимущественно горожане, средние слои (мелкие чиновники, молодые купцы, приказчики, ремесленники, особенно слои городской молодежи, учащиеся, юношество) [6]. Так, в 1908 г. Томск буквально захлестнула пагубная волна «сыскных» и лубочных изданий. Интересно, что сначала в газетах появляется сообщение о том, что выписанная в Томск товариществом «Новое дело» «сыскная литература, состоящая из похождений Шерлока Холмса, Ната Пинкертона и других, не покупается томской молодежью» [7. 1908. 24 июля]. Но эти выводы оказались преждевременны, и буквально через три недели газета «Сибирские отголоски» с горькой иронией констатирует: «Волна лубочной и сыскной литературы настигла и нас. На улицах разносчики газет раздают объявления издательства Р. Любич, в которых публике заманчивыми словами предлагается роман «Картуш». Вместе с этим романом полностью появилась и сыскная литература. Раньше это был намозоливший глаза «Шерлок Холмс», а теперь явились все сыскные знаменитости, как мужского, так женского пола. Мы узнали, что в Томске существует агент по распространению такой литературы, так что можно надеяться, волна этой пагубной литературы будет все больше и больше захлестывать нас» [7. 1908. 12 авг.]. Осознание вредного воздействия подобных изданий на незрелые умы подрастающего поколения побудило автора заметки в «Сибирской жизни» призвать прогрессивную общественность к объявлению открытой войны против этой литературы. «Убийства, необычные кровавые преступления, мир воров и бандитов, приключения сыщиков и преступников, со зверской жестокостью соперничающих друг с другом, - все это, изложенное при том же безграмотным языком, болезненно возбуждает любопытство, развращает детское воображение, будит нездоровые и зверские инстинкты, навсегда убивает охоту к художественному и идейному чтению. А потому все, кто признает деморализующее влияние сыщиковской литературы на детей и видит в ней опасность для всего общества, должны объявить войну этой «литературе» и оздоровить и облагородить ту атмосферу, в которой сейчас воспитывается наша молодежь» [2. 1909. 22 марта]. 1907-1908 гг. характеризуются исследователями как период кризиса книжного дела в России [8], Н.А. Рубакин называет его «книжным отливом» [4], после которого произойдет существенный рост книгоиздательства и книготорговли в стране. По мнению историка А. Г. Минакова, в Сибири наиболее благоприятным для развития книжного дела стал период 1909-1913 гг. «Томск, крупный научный, культурный и административный центр, местонахождение руководства одной из ведущих сибирских епархий, стал главнейшим книгоиздающим центром в области художественной, научной, религиозной литературы» [9. С. 12]. Исследователь отмечает произошедшие в эти годы изменения в эти годы не только в области книгоиздательства, но и в сфере книготорговли: рост числа книготорговых предприятий в 1,8 раза, преобразование ряда книжных магазинов в крупные капиталистические предприятия, формирование системы специализированных книжных магазинов, существенную роль акционерных обществ в книготорговле этого времени [9. С. 13]. Согласно данным, опубликованным А. В. Адриановым в издании «Город Томск», вышедшем в 1912 г., раздел книжной торговли представлен перечнем из 11 книготорговых точек: 6 магазинов, 4 книжных лавки и 1 книжный склад [10. C. 53]. Помимо указанных в описи 1909 г., в список 1912 г. вошли другие официально ранее не отмеченные книготорговые предприятия: «Восточный магазин», торгующий магометанскими книгами; книжный склад «Ермак» издательств «Просвещение», «Общественная польза», Брокгауз - Эфрон; книжная лавка П. М. Кочергова, «производящая покупку и продажу удешевленных разного рода книг, учебников, музыкальных нот, театральных пьес» [10. C. 372], киоски товарищества «Новое дело»; писчебумажный магазин «Экономия» С. Пиглевской и Е. Тарнопольской, продающий учебники для средних учебных заведений и письменные принадлежности. Большая часть книготорговых предприятий располагалась на центральной Почтамтской улице или у базарного моста, местах массового скопления народа. Кроме этого, в данный перечень не включены частные продавцы, осуществляющие разносную торговлю книгами. Так, в ГАТО хранятся прошения разных лет от имени крестьян на разрешение торговли в разнос в пределах Томска и Томской губернии [11]. При определении масштаба местной книготорговой деятельности следует принимать во внимание, что официально не учитывались также точки, занимавшиеся распространением религиозной литературы. Например, в том же справочнике 1912 г. напечатано объявление о наличии огромного выбора и продаже со скидками богослужебных книг, а также икон, парчи и других предметов церковной утвари в магазине и мастерских Панкрышева, в помещении архиерейского домоуправления [10. C. 365]. Специализированный книжный магазин существовал на рубеже веков при томской епархиальной библиотеке. Важнейшими направлениями церковного книгораспространения в Томской епархии являлись следующие формы: продажа книг и периодики религиозного содержания с книжного склада при епархиальном братстве; воскресные и праздничные чтения для народа, публикация текстов для чтения и бесплатная их раздача прихожанам; системное размещение библиографической информации о репертуаре книжной и периодической продукции на страницах «Томских епархиальных ведомостей»; открытие в деревнях книжных лавок и продажа в них книг духовно-нравственного содержания и др. [12]. Таким образом, в период промышленного подъема 19091913 гг., продолжившегося активного переселения крестьян в ходе Столыпинских реформ наблюдается рост книготорговых предприятий, книжная продукция находит сбыт, без чего книжное дело не могло бы развиваться. Определяющая роль в создании книготорговых предприятий на протяжении всего периода принадлежала преимущественно частной инициативе. Книга постепенно становится все более значимым явлением духовной жизни Томска и Томской губернии, являясь индикатором чаяний различных социальных слоев. О разнообразии интересов читательской аудитории тех лет свидетельствуют регулярно печатавшиеся обзоры «Что выписывает и читает г. Томск». В обзоре 1913 г. приводились следующие факты: «Через томскую почтовую контору выписывается населением Томска газет и журналов 5789 экземпляров. В их числе правительственных и официальных - 561 экз., крайне правых - 515, в том числе 36 экз. сибирской прессы, умеренных - 117 экз., прогрессивных - 37641 экз., в числе их сибирской прессы - 257 экз., специальных - 618 и детских - 414 экз.» [2. 1913. 16 мая]. Томские читатели активно приобщаются к современному литературному процессу: газета «Сибирская жизнь» сообщала об открытии с осени «нового книжного склада, который явится, главным образом, складом литературных новинок. Инициаторы вошли в соглашение со всеми лучшими издательствами для немедленной высылки книжных новинок» [2. 1913. 8 июня]. О новых веяниях свидетельствовали и появлявшиеся в газете фельетоны-отклики на «электрическую литературу» И. Северянина [2. 1913. 7 мая] и поэзию футуристов - статья «Скверные шалуны» [2. 1912. 22 июня], обзоры современной беллетристики и рецензии на новые издания Л.Н. Андреева и Ф.К. Сологуба [2. 1913. 1 окт.]. Значимой для развития книжного дела в Томске явилась устойчивая традиция публикации и распространения в Томске произведений художественной литературы местных авторов. Благодаря этому формируется авторский корпус: на страницах томской прессы появляются произведения В. В. Курицына, опубликовавшего под псевдонимом Не-Крестовский уголовно-авантюрный роман «Томские трущобы», а затем по просьбам читателей и его продолжение - роман «Человек в маске», стихи и пьесы Г.А. Вяткина, очерки и заметки А. С. Качоровской, воспоминания Г. Н. Потанина, произведения Г. Д. Гребенщикова и В.Я. Шишкова. Безусловно, масштабы провинциальной книготорговли были несопоставимы со столичной книготорговой сетью, но «по сравнению с центром процессы развития книжного дела в Сибири отличались большей интенсивностью, поскольку проходили в более сжатые сроки» [12. C. 17]. Анализ истории формирования книготорговли в Томске и Томской области XIX - начале XX в. свидетельствует о пестроте и разнообразии локальной книготорговой сети рассматриваемого периода, развитие которой объективно способствовало культурному росту и становлению общественного самосознания населения.

Ключевые слова

книготорговля, книгораспространение, книжное дело, читательская аудитория, bookselling, book distribution, book publishing, readership

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Воробьева Татьяна ЛеонидовнаТомский государственный университетканд. филол. наук, доцент кафедры общего литературоведения, издательского дела и редактированияtatnick@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Томский листок. 1895. 27 окт.
2. Сибирская жизнь.
Сибирские вопросы. 1908. № 12.
Рубакин Н.А. Книжный прилив и книжный отлив // Современный мир. 1909. № 12.
Сибирские известия. 1905. 14 сент.
Рейтблат А.И. Детективная литература и русский читатель (вторая половина XIX - начало XX в. // Книжное дело в России во второй половине XIX - начале XX в. Вып. 7. СПб., 1994. С. 126-140.
7. Сибирские отголоски.
Муратов М.В. Книжное дело В России в XIX и XX вв.: Очерки истории книгоиздательства и книготорговли. М.; Л., 1931. С. 174.
Минаков А.Г. Книжное дело в Сибири в 1908-1917 гг.: автореф. дис.. канд. ист. наук. Новосибирск. 1996.
Город Томск: Справочник местной общественно-культурной, административной и торгово-промышленной жизни. Томск, 1912.
ГАТО. Ф. 3. Оп. 2. Д. 6550. Д. 6898.
Злыгостева М.Н. Православная книга Западной Сибири: автореф. дис.. канд. ист. наук. СПб., 2011. URL: http://www.dissercat.com/content/pravoslavnaya- kniga-zapadnoi-sibiri (дата обращения: 07.03.2014).
 Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. Статья вторая | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 3 (7).

Из истории развития книготорговли в Томске и Томской губернии в конце XIX - начале ХХ в. Статья вторая | Текст. Книга. Книгоиздание. 2014. № 3 (7).