Некоторые соображения относительно методологических аспектов в исследовании ценностей в социологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 1(29).

Некоторые соображения относительно методологических аспектов в исследовании ценностей в социологии

Рассмотрены различные способы изучения ценностей, дающие возможность расширить горизонты доминирующего в современной российской социологии эмпирического количественного подхода к исследованию данной проблемы. Были затронуты возможные пути исследования ценностей в рамках постнеклассической науки, в том числе предложен способ целостного подхода к изучению проблемы в ракурсе методологии К. Уилбера.

Some ideas concerning methodological aspects of the research of values in sociology.pdf Исследование ценностей является достаточно насущной проблематикой в России по нескольким причинам. Произошедшая трансформация всей социально-политической системы, утрата легитимности официальной коммунистической идеологии привели к активному поиску жителями постсоветского пространства новых ориентиров. Существующие социологические работы, стремящиеся эмпирическим путем исследовать изменения в сознании россиян за период после начала Перестройки, дают некоторое представление о том, как видят жители России себя и свое место в новых реалиях и как они оценивают произошедшие в стране события. Помимо прочего, результаты таких исследований показывают, насколько адаптированы жители России к новым жизненным условиям, из каких элементов слагается идентичность современного (среднестатистического) жителя России. Вопрос о необходимости поиска новых ценностей и человеческих ориентиров ставят и те, кого волнует проблематика глобальных изменений современной цивилизации, вызванных техногенным, экологическим кризисом. Решение же подобных проблем, как, к примеру, считает академик Стёпин, «состоит не в отказе от научно-технического развития, а в придании ему гуманистического измерения, что, в свою очередь, ставит проблему нового типа научной рациональности, включающей в себя в явном виде гуманистические ориентиры и ценности» [1. С. 17]. Формирующиеся ценности являются частью нового этапа в развитии науки, научной картины мира, которые некоторые учёные называют постнеклассической. Постнеклассический этап в развитии науки делает значимым изучение ценностного сознания, «человеческую» ориентацию науки. «Постнеклассический тип научной рациональности учитывает соотнесённость получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностно-целевыми структурами. Причём эксплицируется связь внутринаучных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями» [1. С. 333]. Говоря о конкретных современных работах (школах), ведущих исследования в данном направлении непосредственно в области изучения ценностей в России, необходимо отметить, что их крайне мало (что говорит о значительном пробеле в данной сфере). Помимо прочих, постнеклассическую «позицию» в российской социологии занимают исследования (в том числе ценностей) коллектива под руководством В.Г. Немировского. В сфере психологии нельзя не отметить работы В.И. Кабрина и психологического факультета ТГУ; большое значение, как представляется, имеют работы М.С. Яницкого, которые, на мой взгляд, стоят на стыке социологии и философии. Однако тот факт, что доминирующими в современной российской науке (в социологии, в частности) являются классический и неклассический типы рациональности, определяет и особенности в изучении ценностного сознания, что и хотелось бы затронуть далее. На основании проводимого мной в течение последних лет изучения работ, касающихся эмпирических социологических исследований ценностей современных россиян, можно утверждать, что такие исследования выполнены в рамках позитивистской картины мира; они по большей части основаны на материалистической философии. Так, к примеру, крупнейшие российские исследовательские центры -ВЦИОМ и Левада-Центр - проводят крупные по выборке лонгитюдные исследования, позволяющие составить некоторое представление о ценностном сознании россиян, в частности, за период изменений, произошедших в стране после Перестройки. Однако вопросы фокусируются преимущественно на изучении уровня материального благосостояния респондента и его удов -летворённости политической системой, некоторыми проведёнными реформами социального характера. В них человек имплицитно рассматривается как «продукт» социально-экономической системы, которая первична по отношению к нему и является (как может сложиться представление) чуть ли не единственным фактором, определяющим его жизнь. При ознакомлении с аналитическими работами некоторых эмпирических социологических исследований складывается ощущение, что ценности (или «ценностные ориентиры») воспринимаются как некие внешние к исследователю объекты, которые авторы данных работ рассматривают так, что их, подобно неким физическим характеристикам, можно идентифицировать и измерить, преимущественно с помощью закрытой формы вопросов, заданных респонденту. Чаще всего используются количественные исследования, которые, как известно, дают некое усреднённое статистическое представление об изучаемом феномене и не дают возможности изучать внутренний мир индивида в его глубине и целостности. Под ценностями также обычно подразумеваются данные респондентом оценки некоторых феноменов, причём чаще всего, как уже было упомянуто выше, на основе сделанного респондентом выбора из заранее сформулированных вариан- 1 тов ответов в анкете . 1 Дабы избежать голословности, хотелось бы отметить, что список моих работ размещён на странице библиотеки http://lib.ieie.nsc.ru/~novikova/PubIEIE/Gaskova_Marina_Ivanovna_(k_s_n_).htm. В своих предыдущих статьях, посвященных исследованию ценностей, я проводила сравнительный, а также вторичный анализ существующих современных эмпирических исследований - «локальных», общероссийских и международных. В анализе я старалась учесть и охватить крупнейшие и наиболее значимые работы. Исследования ИЭОПП СО РАН представлялись значимыми, так как содержали знания о специфике населения Сибирского региона. Вышеперечисленные особенности, конечно, не характерны для всех социологических исследований. Так, к примеру, к глубинному и всестороннему подходу в изучении населения современной России стремится коллектив под руководством академика Н.И. Лапина. Также необходимо отметить и работы В. А. Ддова. Однако для всех них характерно исключение из объекта исследования многих аспектов духовной жизни человека (опыта переживания трансцендентного, глубинного развития), а главное - парадоксальный факт полного игнорирования религиозного сознания и религии в целом, как если бы их не существовало вообще. Полагаю, что данная особенность является наследием материалистического мировоззрения некоторых российских социологов, характерного для советского периода. Однако многие (другие) исследователи доказывают вполне, в общем-то, очевидный факт того, насколько значима религия для ценностного сознания человека. К примеру, данные многочисленных статистических исследований показывают всплеск религиозности для региона постсоветского пространства в последние годы - феномен, требующий отдельного изучения. По результатам наблюдения того же эмпирически ориентированного Р. Инглхарта (проводящего крупнейшее по охвату всемирное изучение ценностей - World Values Survey), религиозные убеждения являются важнейшим фактором в формировании ценностей. Несомненно, с другой стороны, что доминирующий на данный момент в современной российской социологии подход к изучению ценностей, как и любые другие, имеет и свои положительные аспекты. Он охватывает большую группу населения, дает возможность иметь репрезентативную выборку. Такие работы позволяют сделать некие, хоть и в некотором смысле поверхностные, выводы, характеризующие происходящие в сознании (современных россиян) процессы, измерить «градус» (не)удовлетворённости политическими, экономическими изменениями в обществе, что является немаловажным итогом анализа. Однако представляется, что более целостную картину поможет создать обращение и к качественным исследованиям, а также междисциплинарные (или даже стремящиеся к интегративности) работы и попытки подняться над сугубо описательным уровнем анализа. Подспорьем к тому же, несомненно, являются международные исследования, позволяющие проводить, помимо прочего, сравнительный анализ. Направленность на междисциплинарные исследования является также характеристикой постнеклассической науки, будучи, как представляется, весьма плодотворной тенденцией, так как именно на стыке наук часто рождаются нестандартные идеи и решения. За неимением места в данной статье не ставится задача сделать репрезентативный обзор междисциплинарных исследований на тему ценностей. Хотелось бы только отметить, оставаясь в русле заявленной в работе цели, те главные моменты в других областях знаний о человеке и обществе, которые, как мне представляется, могли бы обогатить исследования ценностей в социологии. Совершенно очевидно, к примеру, что накопленные психологами результаты исследований расширяют поле познания ценностей. Психология подходит к исследованию более «личностно», сохраняя индивида в фокусе внимания и тем самым зачастую глубже изучая сознание человека. Крайне значимым шагом в данном случае является обращение некоторых направлений психологии к духовным, трансперсоналъным аспектам человеческой души. К примеру, В.И. Кабрин изучает их через обращение к метамотивации, вводя в корпус научного исследования понятие о транскоммуникации и формулируя к тому же принципы новой «постметодологии» в контексте постнеклассической науки. Метамотивацию психолог характеризует «как намерение осуществить основные ценности жизни, определяющие её смысл и качество». Тем самым исследуется экзистенциально человеческое в человеке как достойное его самобы-тия-и-события-в-мире со «значимыми другими [2. С. 208]. «Стоит уточнить, что сама проблема постметодологии связана с поиском преодоления неизбежного редукционизма любых методологий, традиционно реализующихся в методах, призванных поддерживать иллюзию объективации. В результате укореняется схема традиционной методологии, которая выглядит незыблемой: методология -метод - отражение - объективация». Понятие постметодологии характеризует тот новый тип знания, которое обозначается как трансперсональное, ноэтиче-ское, трансцендентальное [3. С. 12]. Для исследования человеческого сознания в рамках данной концепции психолог использует разработанный им метод моделирования коммуникативного мира личности, в котором, помимо прочего, исследуются значимые для индивида темы общения с самим собой и с другими; со значимыми партнёрами, к жизни которых он неравнодушен. Исходным условием в данной методике, как отмечает В.И. Кабрин в своих работах, является вовлечение респондентов в ситуацию самоанализа своего жизненного мира. Если говорить о философских работах на тему ценностей, их значимость, как мне представляется, состоит в том, что они дают обобщённый взгляд на данную проблему; в них осуществляется большая степень абстрагирования, иногда синтеза существующих знаний; они иногда вступают в диалог с богословием, соприкасаясь с более возвышенными формами реальности, признавая «тайну» бытия и тем самым избегая излишней упрощённости эмпирических статистических исследований. «Вместо поиска "безопасности" философ стремится более глубоко изучить неизменно ускользающую тайну реальности» [4]. Далее хотелось бы затронуть вопрос об определении ценностей или, точнее сказать, о том широком диапазоне понимания данного термина, который существует в рамках различных, обсуждаемых в данной статье направлений в их исследовании. Здесь, в силу ограниченного объема работы, нет возможности рассматривать этот важнейший вопрос детально, поэтому наметим только контуры проблематики. Так, следует отметить два полюса в интерпретации данного понятия - от узкоконкретизирующего, представляющего ценность как некий объект, в сущности мало чем отличимый от «материального»; ценность как нечто, что можно точно измерить благодаря количественным эмпирическим методам, как оценка респондентом определённых конкретных событий, качеств и пр., чаще всего сформулированных заранее для него. Такое понимание ценностей («ценностных ориентаций»), как уже обсуждалось, характерно для позитивистски направленной социологии, доминирующей в российской науке на данный момент. На другом полюсе находится понимание ценностей как чего-то «текучего», существующего практически во всех контекстах человеческого бытия. Человеку свойственно акцентировать то, что имеет для него какую-то ценность, вне зависимости от того, осознаёт он это или нет, отмечает В.И. Кабрин, опираясь на знания многочисленных психологических теорий и практик; поэтому все средства выражения человека в различных сферах его деятельности (в культуре, экономике и пр.) образуют «ценностный универсум» человечества [3. С. 2]. «Постметодологическая перспектива исследований предполагает не только бесконечность неповторимых ценностных конфигураций каждого человека, но и аналогичную бесконечность возможностей концептуально-метафорической схематизации представлений об уникальных ценностных мирах людей (групп, культур)» [3. С. 21]. Ценности определяются через открытость человека миру, через коммуникацию. Ценность не может быть познана сама по себе в объективистском смысле, а также как нечто статическое - она познаётся через общение, через направленность на другого. «Источником происхождения ценностей является не наше индивидуальное существо как независимый центр инициатив, а наша природа, благодаря которой мы имеем окружение, с помощью которой мы преодолеваем границы индивидуальности и интегрируемся в общую игру нашей вселенной. Согласно современной биологии и антропологии, человеческие существа формируются, развиваются и совершенствуются благодаря взаимодействию» [4] (Переводмой. - М.Г.). Одной из альтернатив к изучению ценностей являются подходы интегра-тивного направления исследований, стремящиеся к целостному изучению объекта. Представляется, что такие работы имеют существенные достоинства: они дают возможность всесторонне исследовать проблему; синтезировать знания, полученные в поле различных узких общественных и гуманитарных дисциплин, а иногда и формулировать нестандартные идеи, рождающиеся на стыке наук. На мой взгляд, методология американского ученого Кена Уилбера является одной из таких, дающих возможность «перекинуть мостик» между научными школами, обычно являющимися глубоко антагонистичными друг другу в научной среде. Также использование методологии Уилбера, практически неизвестной в среде российских социологов (в отличие от сообщества психологов), вносит новизну в социологические исследования (ценностей). Представляется, что подход Уилбера можно отнести к постнеклассическому этапу науки (что я обосновывала в других своих работах (см. сноску на с. 138). Далее хотелось бы выделить лишь ключевые аспекты методологии Уилбера, позволяющие более широко посмотреть на проблему изучения ценностей. Уилбер создал универсальную модель, с помощью которой можно с разных углов зрения подойти к объекту исследования. Любой феномен в данной модели можно исследовать «внутренним» и «внешним» образом, индивидуально или в составе коллектива, пишет ученый (см. [5] и другие его работы). Под «внутренним» Уилбер понимает внутренний, субъективный мир человека - его сознание, переживания, страхи и пр., а также его духовный опыт. «Внешнее» - это объективное описание мира - материального, биофизического, эмпирического. Накладывая данные секторы модели друг на друга, мы получаем четыре аспекта человеческого бытия - интенциональный (или ментальный, т.е. индивидуальный духовный опыт), поведенческий (физиологические процессы), культурный и социальный. Схематично Уилбер отображает их в форме квадранта в своих работах. Каждый подход к изучению мира имеет три «языка». Язык «Я» - это сознание, субъективность, самость, самовыражение (включая искусство и эстетику), правдивость, искренность. «МЫ» означает этику, мораль, мировоззрение, общий контекст, культуру; межличностный смысл, взаимное понимание, правильность, справедливость. «ОНО» - это наука и технология, объективная природа, эмпирические формы (включая мозг и социальные системы) [5]. В рамках интегрального подхода Уилбера особую значимость приобретает рассмотрение вышеупомянутых компонентов во взаимосвязи и взаимозависимости. В своих работах учёный, обобщив большое количество других эмпирических исследований, уделяет внимание различным этапам (или, пользуясь термином Д. Бека, «матрицам» сознания16) в развитии эмоций, морали, когнитивной области и мировоззрения в индивиде/обществе. О матрицах сознания можно говорить как в индивидуальном, так и в коллективном смысле. Они являются асимметричными и необратимыми, а также становятся более целостными по мере развития от низшей к высшим (в этом заключается принцип эволюции и холизма, или холоархии [5]). Итак, уровни развития в работах анализируемых авторов трансформируются, начиная с тех, которые фокусируются преимущественно на удовлетворении базовых потребностей с ярко проявленными инстинктами выживания, через уровень «развитого эгоизма», индивидуализма и рационализма к интегральному уровню. На последних этапах в человеке ярче проявлена склонность к заботе об окружающем мире, стремление к воплощению в жизнь чувства любви, заботы, к самореализации. Уилбер предполагает, что сегодня человечество проходит этап формирования интегральной стадии [6]. Таким образом, «методология интегральной теории сознания должна развиваться по двум основным направлениям - одно включает в себя одновре- „ 2 менное прослеживание различных уровней и линии в каждом из секторов квадранта, а затем установление их взаимных корреляций, без попыток их взаимного сведения. Другое направление - это внутренняя трансформация, внутренняяработасамих исследователей» [5. C. 453]. Если задаться вопросом о том, что даёт данная модель непосредственно для изучения ценностей и, более конкретно, как отвечает задачам, поставленным в статье, отметим несколько моментов (в схематичной форме по причине ограниченного объёма статьи). Во-первых, продуктивным представляется его видение эволюции сознания (в том числе ценностного) как проходящего различные этапы в развитии. К подобной интерпретации прибегает, конечно, не только К. Уилбер - достоинство его работ состоит в том, что он обобщил и синтезировал несколько десятков уже существующих исследований на данную тему. Такой подход к проблеме, состоящий из систематизации и обобщённого представления о развитии сознания как проходящего конкретные этапы позволяет отойти от засилья эмпиризма и описателъности, подняться на более высокий (хотя, с другой стороны, возможно, что и не всегда необходимый) уровень абстрагирования и обобщения. На мой взгляд, существующая типизация, конкретные стадии в развитии сознания, разработанные различными учёными, являются в большей степени тем, что понимается под «идеальным типом» в социологии. Во-вторых, значимость модели Уилбера состоит в том, что ценности (в том числе подходы по отношению к ним) можно анализировать в применении к обсуждаемым выше секторам квадранта. Так, к примеру, наиболее распространённый в современной российской социологии способ изучения ценностей, состоящий из количественных эмпирических исследований, можно отнести к «социальному» сектору квадранта. К примеру, структурный функционализм является продуктивным в применении к исследованию современной России тем, что он пристально исследует структуру, социальные отношения, социальные слои и социальные институты, которые продолжают претерпевать глубинную трансформацию и сегодня. Ценности же в данном контексте помогают понять видение и способ формирования жителями России данных элементов социальной системы. Если говорить о «культурном» секторе, то ему соответствует «классическое» социологическое представление о ценностях (включающее в себя формирование мировоззрений, закономерности формирования и проявления ценностей в группе и обществе). Работы М. Вебера о протестантской этике заложили основу для дальнейших исследований в данном направлении. Из современных работ, на мой взгляд, одной из наиболее показательных является книга Альфонсо Л. Квинтас [4], в которой ценность определяется через открытость человека другому в процессе коммуникации. «То, что наиболее глубинно во мне, не имеет своим источником меня самого» [4]. «Интенциональный» же подквадрант модели Уилбера уделяет внимание внутреннему опыту, который открывается через духовную практику и находит выражение в различных, в том числе религиозных, учениях. В сфере науки данный опыт ближе всего передают и исследуют психологические работы. «Поведенческий» сектор модели изучает те факторы в физиологии человека, которые оказывают влияние на исследуемый объект - в данном случае, ценности (здесь можно привести в пример исследования нейрофизиологов и пр., посвящённые изучению работы мозга в состоянии медитации и молитвы). Стоит отметить, что и определений ценностей может быть как минимум четыре в соответствии с каждым сектором квадранта, в зависимости от того, какой аспект в исследовании ценностей акцентируется. Целостным же в данном случае будет такой подход, который учитывает все компоненты (секторы). Данная модель позволяет также классифицировать уже существующие подходы к изучению ценностей и более чётко определять их ограничительные возможности и «зону компетентности», если можно так выразиться. Мне казалось важным затронуть в данной работе этот аспект проблемы в связи с обсуждавшимся в начале статьи засильем эмпирических описательных исследований в сфере российской социологии, являющихся примером социально-экономического редукционизма, в котором понятие о ценностях сводится, в сущности, до базовых потребностей в пирамиде А. Маслоу. Смею надеяться, что размышления о других подходах расширили ракурс видения заявленной в статье проблематики.

Ключевые слова

ценности, методология исследования, эмпирическая социология, интегральный подход К. Уилбера, постнеклассическая наука, values, methodology of research, empirical sociology, integral approach of K. Wilber, post non-classical science

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гаськова Марина ИвановнаСО РАН (г. Новосибирск)кандидат социологических наук, магистр социологии Центрально-Европейского/Ланкастерского университета, научный сотрудник отдела социальных проблем Института экономики и организации промышленного производстваmia78988@gmail.com; mgaskova@yahoo.com
Всего: 1

Ссылки

Стёпин В.С. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция, 1999.
Кабрин В.И. Коммуникативный мир и транскоммуникативный потенциал жизни личности: теория, методы, исследования. М.: Смысл, 2005.
Кабрин В.И. Транскоммуникативные основания анализа ценностного мира человека // Ценностные основания психологической науки и психология ценностей / под ред. В.В. Знакова, Г.В. Залевского. М.: Институт психологии РАН, 2008. С. 186-215.
Quintas Alfonso L. A Methodological Introduction to the Study of Values. Электрон. дан. -Режим доступа: www.crvp.org
Уилбер К. Око Духа. М.: Изд-во Институтатрансперсональной психологии, 2002.
Wilber K. Sex, Ecology, Spirituality: The Spirit of Evolution. Bonston & London: Shambhala, 2000.
Уилбер К. Интегральная психология. М.: Изд-во Института трансперсональной психологии, 2004.
 Некоторые соображения относительно методологических аспектов в исследовании ценностей в социологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 1(29).

Некоторые соображения относительно методологических аспектов в исследовании ценностей в социологии | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2015. № 1(29).