Новые религиозные движения через призму теории культурных ментальностей П.А. Сорокина | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 1 (13).

Новые религиозные движения через призму теории культурных ментальностей П.А. Сорокина

Предпринята попытка применить концепцию П.А. Сорокина для анализа такого социально-культурного явления, как НРД (Новые религиозные движения), что, предположительно, позволит приблизиться к пониманию мотивации членов движений и их ценностных ориентаций. Это представляется актуальным по причине существования в России, и в частности в сибирском регионе, религиозных конфликтов, связанных с отсутствием понимания природы новых религий и существованием в обществе негативных стереотипов относительно данного социального явления.

Sociology of Religious Movements in the View of Cultural MentalityTheory of P. Sorokin.pdf Религия в современном обществе по-прежнему играет существеннуюроль. Процесс секуляризации изменил облик религий и общественное отно-шение к ней, но, несмотря на успехи технического развития и предсказаниямногих философов и социальных мыслителей об исчезновении религии какпережитка традиционной культуры, она продолжает существовать и разви-ваться в современном обществе и оказывать влияние на людей разных соци-альных страт и общество в целом. В 60-е гг. прошлого века западная общест-венность была потрясена, когда на волне протеста против потребительских ииндивидуалистических ценностей возникло огромное количество новыхдвижений религиозного характера. Период с начала 1960-х до начала или се-редины 1970-х был временем развития контркультуры из ярких политическихи эстетических протестов в среде образованной американской молодежи. Та-кие социологи, как Роберт Беллах и Чарльз Глок, объясняли культурные вол-нения как значительный религиозный или культурный кризис смыслов, прикотором вызов был брошен доминирующим ценностным комплексам, такимкак утилитарный индивидуализм. Они говорили, что культы, процветавшие в70-е гг., являются «движениями-преемниками» более широкого контркультур-ного волнения [1. С. 5]. Подобное, но и имеющее свою специфику, происходи-ло в России в 1980-90-е гг. Данный факт освещается подробно многими отече-ственными социологами и философами, такими как Е.Г. Балагушкин, С.Б. Фи-латов, А.А. Ожиганова, Ю.В. Филиппов, И.Я. Кантеров и многие другие.Актуализация деятельности многообразных религиозных объединенийстановится основанием для возникновения конфликтных ситуаций на рели-гиозной почве, в том числе и в Сибирском регионе. Мы полагаем, что дляобъяснения причин их возникновения, а также для прогнозирования вероят-ности возникновения конфликтов следует не только обращаться к исследова-нию жесткости позиции лидера и методам манипуляции сознанием членов, очем говорят представители антикультовогонемаловажно), что традиционно подчеркивается в религиоведческой и со-циологической литературе как отечественной, так и зарубежной, посвящен-ной проблематике НРД, но необходимо понимать мотивацию действий чле-нов НРД, т.е. попытаться выявить внутренние побуждения, подталкивающиеих изменить смысл своего существования, заниматься проповедническойдеятельностью, строить общины, поступать так, а не иначе. Существующиетипологии и классификации НРД не учитывают мотивации членов религиоз-ных движений, что приводит к односторонности подхода, изучающего НРД.Мы полагаем, что важно учитывать такой фактор, как совокупность цен-ностей, обусловливающих активность представителей НРД. В отечественнойсоциологии религии существуют исследования общих ценностей традицион-ных конфессий и ряда НРД, но практика показывает неполную разработан-ность данного вопроса, поскольку выводы, полученные на основании изуче-ния отдельных НРД, могут оказаться нерелевантными в изучении движения,вокруг которого возникла напряженная ситуация (например, Общество соз-нания Кришны или Карма-Кагью в Томске или в других городах России всвязи с обвинениями в адрес разных видов Нью-Эйдж и неопротестантовпредставителями антикультового движения (АКД).В качестве теоретико-методологической основы для изучения мотивациидействий членов НРД мы предлагаем использовать идеи П.А. Сорокина. Нампредставляется, что они носят фундаментальный характер и позволяютструктурировать все разнообразие ценностных ориентаций в обществе по-средством применения ряда определенных категорий, что обеспечивает по-нимание специфики мотивации отдельных социальных групп, движений,страт. Необходимые методологические указания мы ожидаем найти в его ра-боте «Социальная и культурная динамика». Данная статья является попыткойпосмотреть на феномен религии, и в частности НРД, через призму теориирусско-американского социолога.В вышеуказанной работе Сорокинний опыт. Другими словами, внутреннюю сторону следует считать опреде-ляющей и потому более значимой для исследователя.Как известно, Сорокин выделяет три основных типа культурной менталь-ности: чувственную, идеациональную и идеалистическую. Природа реально-сти в чувственной культуре воспринимается органами чувств, и люди стре-мятся приспособиться к ней. Природу целей и потребностей в чувственнойкультуре можно рассматривать как чисто плотскую. Но также существуютлюди, которые воспринимают реальность как иллюзию, не желая приспосаб-ливаться к ней, а лишь стремятся к сфере духа. Их ориентиры являются ха-рактеристикой культуры идеациональной. Жажда, секс, комфорт, в общем,все современные потребительские тенденции, с одной стороны и, например,служение Богу, исполнение долга и спасение души людей, с другой. Способыудовлетворения потребностей он разбивает на три класса: изменение окру-жающей среды, изменение себя, своего тела и души и изменение в равноймере себя и природы.Идеалистическая культура совмещает в себе обе ментальности, как чув-ственную, так и идеациональную, приблизительно в равной степени.Существует аскетический и активный идеационализм. Первый стремитсяуйти от внешнего мира, погрузившись в сверхчувственный опыт (некоторыевиды йоги, религии в начале своего развития), во втором типе культуры людизанимаются проповедью, стремясь спасти не только себя, но и других, огра-ничивая себя в материальном, но и используя и преображая внешний мир вдуховном направлении (вайшнавы, мормоны, свидетели Иеговы).Также существует активно-чувственная, пассивно-чувственная и цинич-ная культурные ментальности. В первой люди стремятся наиболее эффектив-но преобразовывать мир (технология, медицина, прикладные науки) и стано-вятся великими политиками, историческими деятелями и т.д. Представителипассивной чувственной ментальности рассматривают все как средство длясамоудовлетворения, эксплуатируютнально-культурному, а не религиозному признаку), атеисты и т.д. Данныеисследований ВЦИОМ сер. 90-х. гг. XX в. и нач. XXI в. показывают, что ве-рующие выполняют какую-нибудь одну практику, например, живут по запо-ведям, или изучают религиозную литературу и относят себя к религиозным.Доля тех, кто выполняет все заданные индикаторы, в исследовании - едини-цы [3. С. 84].Современные социологи Ю.А. Гаврилов и А.А. Шевченко, изучавшиеконфессиональные особенности религиозной веры в 2001 г., выделили тритипа современных российских верующих: с высоким, средним и низкимуровнем религиозности. К первой группе относятся люди, регулярно посе-щающие храмы, отмечающие праздники и исполняющие основные религиоз-ные обряды и предписания. Люди второй группы нерегулярно посещаютхрамы и нерегулярно молятся, выборочно исполняют предписываемые обя-занности. В последней группе люди не посещают храмы, практически нико-гда не выполняют обряды. В первую группу входит очень маленькое числосовременных верующих, которую предположительно можно отнести к пред-ставителям идеациональной культуры, вторую - к идеалистической и, соот-ветственно, к чувственной последнюю. Целесообразно и верно ли такое срав-нение, сложно сказать, но в любом случае типология П.А. Сорокина имеетнекоторое подобие с современными, и, в целом, уровень религиозности груп-пы, области, страны является значимым для понимания современных соци-альных процессов [4. С. 50].В современном мире почти не встречаются активные идеационалисты, ибольшинство людей в социуме можно отнести, отмечает П.А. Сорокин, кчувственным типам культурной ментальности. Люди либо активно потреб-ляют, за что, собственно говоря, представители самых разных НРД и крити-куют современное общество («отрывайся по полной», «жизнь коротка», «зачемтогда Бог и мораль?»), либо они демонстрируют соответствие культурным нор-мам, ходят по воскресеньям в церковь, стремятся к личностному росту, но сугу-бо формально.Сорокин так описывает процесс развития религий: Индуизм, Буддизм,Джайнизм, Даосизм, Суфизм, раннее Христианство представляют собой ас-кетически-идеациональные системы. Аскетизм отдельных личностей начина-ет переходить в активную форму идеационализма, когда у учителей появля-ются последователи, возникает структура, которой необходимо управлять,т.е. возникает активная проповедь и соответствующая ментальность. Посте-пенно люди привыкают к ритуалам и не видят в них духовной составляющей,также происходит рутинизация харизмы лидеров и учения и бюрократизацияорганизационной структуры духовенства. Все это продолжается до тех пор,пока не наступает стадия «деморализации, утраты энергии и духовности ипопадание в ловушку чувственной ментальности» [2. С. 80].Каким образом концепция Сорокина может помочь в понимании природыдействий НРД? Чем важно понимание типа ментальности целых видов илиотдельных НРД?Зная ментальность религиозного движения, т.е., по сути, совокупностьценностей, которых придерживаются члены и лидеры определенного движе-ния, и мотивы, которыми они руководствуются при активной социальнойдеятельности, можно понять многие процессы, происходящие в НРД, осоз-нать причины тех или иных сторон их деятельности, что позволит разрушитьнекоторые стереотипы, присутствующие как в публичном общественном, таки научном пространстве. Если рассмотреть основные мотивы, которыми ру-ководствуются участники НРД в проповеднической деятельности, то можноувидеть абсолютно разные ситуации, возникающие в социуме. Участник НРДсобирает материальные средства и «новых членов», для того чтобы поднять-ся по карьерной лестнице и получить признание, или пытается практиковатьбескорыстие (о важности которого говорят лидеры самых разных сущест-вующих движений) и поделиться опытом счастливой и гармоничной жизни,по его мнению, ведущей к нравственному прогрессу общества? Необходимопонимать, какой смысл вкладывают акторы, причисляющие себя к той илииной религиозной группе, в свою деятельность, т.е. зачем они собираются,ведут просветительные программы и вообще молятся.Понимание глубинных мотивов «верующих» людей, осознание их ценно-стей поможет определить, какими свойствами обладает то или иное социаль-ное движение. Необходимо помнить, что люди действуют в рамках опреде-ленной ментальности, и мотивы их деятельности в разных ее типах будутразличаться. Если придерживаться идей Сорокина, то нельзя обвинять людей,в том, что они верят в Бога и делают это не таким способом, как другие, или втом, что человек живет только для себя, это его выбор. Безусловно, это абсо-лютно разные и даже противоположные культурные системы.Данный подход позволяет работать со стереотипами, и это очень акту-ально в данной сфере. Ведь как показывает практика, и что отмечают зару-бежные исследователи, на мнение общественности о НРД оказывают влияниечетыре силы: СМИ, сами НРД, антикультовые движения и представителинауки. Чтобы не было конфликтов и нетерпимости, необходимы научные ис-следования конкретных движений, иначе другие структурыкоторые представители АКД цитируются в современных научных работах,что оказывает влияние на понимание феномена. Если судить объективно, неотдавая приоритеты какой-либо религии в России, то получается ситуация,похожая на ту, в которой представитель НРД (например, анастасиевец илипоследователь Муна) описывает другие религиозные организации, а потомего представления цитируют в научной литературе.Зная, к какой ментальности относится религиозное движение, можно ска-зать, применима ли, например, оценка «манипулирования сознанием» к дан-ному движению или нет. Это актуально, так как такой подход активно ис-пользуется российскими представителями антикультовых движений и до сихпор часто встречается в СМИ. Если движение относится к цинично-чувственной ментальности, то тогда можно говорить о его использовании(лидер вымогает физические и эмоциональные ресурсы из последователей),но если речь идет об иной ментальности и реальном стремлении членов НРДпроповедовать и заботиться о нравственном и духовном благосостоянии лю-дей и общества (хотя это может выглядеть непонятным для представителячувственной ментальности, особенно пассивного типа), то такой подход неработает для понимания природы данного явления.Необходимо отметить, что феномен НРД достаточно сложен и многооб-разен. Без проведения эмпирических исследований определенных видов НРДпредставляется нецелесообразным делать выводы на основании теорий, неподтвержденных лично исследователем на практике, что вполне возможно визучении других сфер социума. Обмен методами сбора и их проверка позво-лят получать более полную и объективную информацию о НРД, которуюсмогут апробировать другие исследователи в иных регионах (вайшнавы Мо-сквы и Томска, например, сильно различаются в структурном и догматиче-ском плане). Выводы о генеральной совокупности НРД необходимо делать наоснове анализа всех видов движений или же говорить только о каких-то кон-кретных религиозныхТаким образом, для того чтобы описывать и анализировать НРД, прогно-зировать поведение тех или иных религиозных групп и организаций, необхо-димо учитывать два принципиальных момента: ценностные ориентации дви-жения и социальные мотивы практической деятельности членов религиозныхдвижений. Исследователи не могут быть до конца уверенными, зачем на са-мом деле люди поступают так, а не иначе, особенно лидеры движений, но мыдолжны учитывать фактор искренности в побуждениях и религиозных иска-ниях людей. Мотивацию верующих достаточно сложно выявить, но если непытаться этого делать, то тогда, по нашему представлению, очень сложнопонять природу выбранного для исследования движения.Для наглядности проанализируем ситуацию в с. Кандинка (Томская об-ласть), по которой видно, каким образом стереотипы о НРД на практике ока-зывают влияние на общественные интеракции.Религиозного конфликта в деревне Кандинка, находящейся в двадцатикилометрах от областного центра, можно было легко избежать, если бы мест-ным жителям предоставили информацию о кришнаитах не православные ак-тивисты, а социологи или религиоведы. Информация об оружии и наркотикахбыла запущена в обыденное пространство без проверки и изучения научныхисточников, что привело к агрессии со стороны местных жителей, а затем играждан Томска. Данная тема, обсуждаемая на томских Интернет-форумах,была самой популярной в течение нескольких месяцев. Нередко можно быловстретить агрессивные высказывания: «Плохо что нет такой заповеди: да непусти сектантов кришнаитов на землю свою.», «да.., уж кто-кто, а руководи-тель миссионерского отдела РПЦ уже показал свое истинное лицо..», «Криш-наит, христианин, буддист, служитель Иегова - нужно помнить кому бы онине поклонялись, кому бы не верили они имеют на это полное право, а решатьгде им жить, где им нести свою веру мы жители Кандинки не вправе!!!» [8].Сейчас религиозный конфликт исчерпан, представители «Общества СознанияКришны» и местные жители общаются и поддерживают друг друга по вопро-сам о переводе земли из сельхозназначения в земли для строительства. Пра-вовой конфликт продолжается до настоящего момента. Нечто подобное про-исходило с томским необуддистским движением Карма-Кагью, когда их вы-ставка буддийской культуры была объявлена представителями миссионер-ского отдела РПЦ вербовочной акцией тоталитарной секты [9]. Как известно,представители НРД открыты к диалогу и принимают участие в различныхсоциальных проектах. Кроме того, данные организации хорошо изучены рос-сийскими и зарубежными социологами. В данной ситуации представителямРПЦ необходимо было проанализировать данные движения и взаимодейство-вать, возможно «проповедовать», но не распространять стереотипы о данныхдвижениях, особенно те, которые вообще не имеют отношения к ним, либобыли справедливы для них в 1970-80-х в США и Европе. Поэтому исследо-вания НРД под таким углом зрения и распространение в обществе научнойдостоверной информации помогут избежать подобных ситуаций.Таким образом, на основании вышеизложенного мы можем сделать сле-дующие выводы.Социальные мотивы и социальное самосознание членов НРД зависят оттипа ментальности. Сорокин отмечает, что для современного времени харак-терен кризис чувственной ментальности и постепенное смещение в сторонуидеациональных ценностей. Являются ли НРД носителями таких ценностей,сейчас ответить сложно, так как многие из них, несмотря на манифестациюдуховных ценностей, либо не имеют вообще под собой серьезных религиоз-ных оснований, либо, декларируя такие ценности, далеко не все участникикакого-либо движения меняют свои повседневные практики, продолжая житьтак же, как до вступления в движение. Что касается изучения НРД, то следуетговорить о необходимости исследований мотивации участников НРД, т.е.учитывать их интересы, потребности и ценности. Без понимания этих эле-ментов сложно понять, что стоит за красивыми фразами рекламных буклетоврелигиозных движений. Оперируя понятийным аппаратом Сорокина, можнозаключить, что подход «манипулирования сознанием» применим для пони-мания НРД цинично-чувственной ментальности и невозможен в научных ис-следованиях религиозных движений идеациональной ментальности (в связи сэтим необходимы качественные глубинные исследования конкретных рели-гиозных движений). Возможно, данные исследовательские установки позво-лят уменьшить уровень ложных (как положительных, так и негативных) сте-реотипов в обществе относительно данного социального явления.

Ключевые слова

Новые религиозные движения, культурная ментальность, антикультовые движения (АКД), религиозный конфликт

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Быков Роман АлександровичТомский государственный университетаспирант кафедры социальной философии, онтологии и теории познания философского факультетаnimai@sibmail.com
Всего: 1

Ссылки

Robbins T. Cults, converts and charisma: the sociology of new religious movements // International Sociological Association/ ISA. 1988. 252 p.
Сорокин П.А. Социальная и культурная динамика: исследование изменений в больших системах искусства, истины, этики, права и общественных отношениях / Пер. с англ., комментарии и статья В.В. Сапова. СПб.: РХГИ, 2000. 1056 с., ил.
Широкалова Г.С. Сравнительные характеристики верующих и неверующих нижнегородцев // Социс. 2001. №7. С. 82-87.
Гаврилов Ю.А., Кофонова Е.Н., Шевченко А.А. Конфессиональные особенности религиозной веры и представления о ее социальных функциях // Социс. 2001. № 11. С. 45-56.
Сайт о сектах, лжеучениях и деструктивных культах, главная страница // Сектовед [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.sektoved.ru/index.php, свободный
Сопова А. Секты: запрещать или контролировать? // Информационно-консультационный центр Св. Иринея Лионского [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://iriney.ru/ sects/theory/038.htm, свободный.
Оккультные псевдооздоровительные центры, действующие в г. Уфе и использующие в своей деятельности оккультно-религиозные методы оздоровления и воздействия на психику, и/или духовно опасные психотехники // К истине [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.k-istine.ru/occultism/occultism-centers.htm, свободный.
Жители области против появления религиозного села // Новости в Томске [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://news.vtomske.ru/news/7817.html, свободный.
Томская епархия призвала православных отказаться от участия в фестивале буддийской культуры в Томске // Томский обзор [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// obzor.westsib.ru/news/268347, свободный.
 Новые религиозные движения через призму теории культурных ментальностей П.А. Сорокина | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 1 (13).

Новые религиозные движения через призму теории культурных ментальностей П.А. Сорокина | Вестн. Том. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология. 2011. № 1 (13).

Полнотекстовая версия