Актуальные процессы в русинском языке | Русин. 2015. № 3 (41).

Актуальные процессы в русинском языке

Автор в первой части работы описывает историю развития каждого из существующих вариантов русинского языка - лемковского (в Польше), прешовского (в Словакии) и закарпатского (на Украине), а во второй части фокусирует внимание на южнорусинском варианте, то есть на русинском языке, которым пользуются в Сербии и Хорватии. Южнорусинский вариант характеризует непрерывное развитие нормы, чего не было в случае с другими вариантами русинского языка. Особую роль в этом сыграли такие авторитетные филологи-русинисты, как Гавриила Костельник, Микола Кочиш и Юлиян Рамач.

Current Processes in the Rusinian Language.pdf £ден з перших конкретних крочайох fy кодификованю всеоблапного русинского язика представяю заклученя семинара о русинским язику, хтори отримани 1992. року. На нТм учасц попри домашнТх науковцох, фаховцох и културних роботн'Ткох учасц вжали и колегЪве зоз Словацкей, Польскей, УкраТни, ЮгославиТ, Мадярскей, ЗАД, Шведскей, Швайцарскей и Монака. О южнорусинскей вариянти бешедовали мр Гелена Медеши и автор тих шорикох. На семинару, хтори до историТ вошол як Перши конфес русинского язика, учаснТки прилапели романшски модел. У складу з тим моделом прилапена и можлТвосц же би ше розвивали штири русински норми - теди уж существуюца у ЮгославиТ, такв. бачко-сримска, и же би ше кодификовали ещи три: у Польскей такв. лемковска, у Словацкей такв. прешовска и у УкраТни такв. закарпатска. Принешене и заключене же би ше норма творела у азбуки и же би ше базовала на живим язичним материялу зоз каждого региона. Було предклади и же би дальша робота на кодификациТ евентуално резултовала и зоз формованьом пиятей русинскей литературней норми - коинеа, условно поведзене русинского есперанта. До едней з найвекших историйних хвилькох значних за кодификацию русинского язика пришло 2004. року. Того року у реномованей кодифика-цийней едициТ Ополского универзитета, як штернаста по шоре, обявена монография пошвецена русинскому язику, як наймладшому славянскому язику. Перши у едициТ сербски язик (1996), а шлТдза болгарски (1997), русийски (1997), лужицкосербски (1998), чехски (1998), словацки (1998), словенски (1998), горватски (1998), билоруски (1998), македонски (1998), украшски (1999), польски (2001) и кашубски (2001). Слово о монофафш Русиньскый язык главного редактора Пола Роберта МаГочия (Magocsi 2004). У монофафш заступени штири вариянти русинского язика. Пресудну улогу за кодификацию бачко-сримскей вариянти русинского язика мал ГавриТл Костельник, фундатор першого стандарду тей вариянти русинского язика. Публиковане Костельниковей, иншак першей ^рама-тики бачко-сримскей вариянти русинского язика под назву Граматика бачваньско-рускей бешеди 1923. року од непреповедзеного значеня (Фейса 2004: 375). Граматика Г. Костельника (обявена у Сримских Кар-ловцох) уведла и утвердзела основни лексични, фонетични и фаматични (морфолоГийни и синтаксични) норми и напрямки за творене словох. Од тей хвильки руски язик достава подполну цалосц диференциялних характеристикох литературного язика. Гоч малочислени и без значних вязох зоз своТма сонароднТками зоз «старого краю», дзекуюци тому же су по приключеню Войводини fy новоствореней Кральовини Сербох, Горватох и Словенцох 1918. року припознати як меншина славянского походзеня, Руснаци зачували свойо историйно-културне нашлТдство и розвили ше до того цо су нешка - до препознатлТвого културного и националного идентитета, материялно и културно розвитши (язик, писмо, обичаТ, способ живота, и т.д.) од своТх сонароднТкох у «старим краю» (Хоржак 2006: 26). По Другей шветовей войни, 1945. року, основана перша руска Гимназия и Новинско-видавательна установа Руске слово у Руским Керестуре. У шлТдуюцих двох деценийох, зоз щедрим финансованьом од югославян-скей влади вдерени фундаменти основношколскей и стредньошколскей системи. Завод за видаване учебнТкох основани 1965. року. Кед Автономна ПокраТна Войводина здобула звекшани самоуправ-ни права по уставу зоз 1974. року, руски язик постал едан зоз пейцох службених язикох АП Войводини. Перши раз оможлТвене же би ше руски язик хасновал у суду, у канцеларийох, на явних надписох и т.д. Прекла-дательом за руски язик обезпечена робота у општинох дзе значне число припаднТкох рускей националней меншини (Фе]са 2010: 17). Роботу на нормованю и преучованю мацеринского язика котру розпо-чал Костельник успишно предлужел Микола М. Кочиш, хтори ше зоз своТм над'звичайним талантом зявел праве теди кед бул найпотребнейши. Вон написал понад 20 статТ о рижних конкретних питаньох руского язика, але бул свидоми же треба кодификовац шицко цо остало недоповедзене и, ведно з нормами котри створени дзекуюци Костельникови, формовац нoрмативну синему за шкoлски пoтрeби, а пoзнeйшe их прeшириц и на други сфeри, у гатрих шe литeратурни язик хаснуе. Так oд 1965. пo 1968. рoк вишли три йoгo Граматики пoд назву Мацерински язик, у гатрих не бул лем шкoлски матeриял, але ришoвани и важни нoрмативни питаня. Його фаматика рускoгo язика I: Фонетика, морфоло'ия, лексика видругавана пoсмeртнo 1974. рoку. Тoта фаматика, гоч и недoкoнчeна, винТмно знач-на за рoзвoй сучаснoгo русого литeратурнoгo язика. Окреме значне же Микола Кочиш публиковал перши Праеописруского язика (1971. рoку) и перши векши словн'Тк Приручни терминоло'ийни слоен/к сербскогреатско-руско-укрански (1972. рoку) (Фейса 2004: 375-376). Сноване Лектората за руски язик 1972. року, як и Катедри за руски язик и литературу 1981. року у Новим Садзе представя винТмно значне збуване за розвой русинистики. 1975. рoку зявюю шe пeрши рoбoти др Юлияна Рамача, хтори пo нешка ма кoлo 100 рoбoти зoз лингвистики, oд того кoлo 15 кнТжки. З той нагоди видзелТмe найзначнейши з нТх: Лексика руского язика (1983), Фразеоло'ийни споен/к: сербскогореатско-руски (1987), Слоен/к лексики Гаери/ла Костельника (1991), Практична стилистика (1996), Применоенщки конструкций' у руским литературним язику (1998). Гу тому, др Юлиян Рамач виучуе шицки oбласци руского язика. Уж спoмнути fo-чишoвo Граматики не задoвoлели шицки пoтрeби, та трeбалo написац едну пoдпoлнейшу Граматику рускoгo язика. Рамачoва фаматика руского язика вишла з друку 2002. рoку. фаматика руского язика шe сoстoТ зoз шeйсцoх часцoх: фoнeтики, мoрфoлoгJиТ', синтакси, лeксикoлoгJиТ', историй-нeй Граматики и часци o нашим нарoдним и литоратурним язику. Трeба наглашиц жe Рамач пo пeрши раз дeтальнo oбрoбeл синтаксу и лeкси-кoлoгJию, а з добрей часци и историйну Граматику а и стилистику русого язик. Найвeкша Рамачoва заслуга у тим жe дoрoбeл векшину зоз того, цo йoгo прeдхoднТки запoчали, прeучeл и тoтo цo вoни не виучoвали и жe шицкo систeматизoвал дo фаматики. Док ше южнорусинска вариянта русинского язика у континуитету отри-мала у тедишней ЮгославиТ', то не мож повесц за шицки други вариянти, односно за русински язик у цале. Напроцив, русински язик на жридлу, у Карпатским ареалу, скоро штири децениТ (1953-1989) у подполносци административно нестал. Причина тому же 1950-х рокох, напр. у Словацкей прейг 300 русински школи административно, з поцагом пирка, претворени до украТнских. ГркокатолТцка церква забранена. Русином / Руснацом не допущене анТ же би ше вияшнели як Русини / Руснаци. Як резултат кратковидей язич-ней пракси и оштрого административного поцагу, зоз хторим уведзени украшски язик - цо шицко запроведзене у цеку найвекшей стал'ши-стичней репреси'' - русинске / руске жительство реагЪвало так же свойо дзеци посилало до словацких школох до бл'зких варошох або так же вимагало виучоване словацкого язика место укра'нского до сво'х валалох (Magocsi 1996: 33). Стал'нова политика фактично приведла по неставане карпатских Русинох у периодзе од штири децени'' у цалим Карпатским ареалу. Шицки Русини, без вин'мка, третирани як Укра'нци, а 'х комплетне образоване и култура були виключно на укра'нским язику - аж по пад Берлинского мура, односно по такв. Блишову револуцию 1989. року. Аж зоз розпадом коминтерновскей язичней пракси, русинске язичне питане знова поставене. Русински културни активисти Чехословацкей, Польскей и Укра'ни унапрямели ше на нову народну ориентацию, хтора насампредз подрозумйовала и кодификоване русинского язика. Значни пременки у Централней и Восточней Европи карпатским Русином принесли будзене културного идентитету. Медзисобна свидомосц и бл'зши контакти медзи Русинами у шицких державох Карпатского ареала неспорно помогли шицким карпатским Русином у 'х непреривней борби же би прежили як народ. По 1989. року карпатски Русини ше евидентно дзвигли як Феникс зоз пирн'', и мож заключиц же русинске питане не ришене на Стал'нов способ. Перши конфес русинского язика порушал систематичну роботу на кодификаци' русинского язика на простору дакедишней Карпатскей Руси. У Словацкей ше почала твориц вариянта русинского язика на основи двох найрозширенших бешедох: заходноземплинского и восточнозем-плинского. Уж шл'дуюцого, 1993. року (Magocsi 2004: 110), Русини у Словацкей основали Институт русинского язика и култури у Прешове, а лем о два роки интензивней роботи створени предусловия за кодификацию. Василь Ябур и Юрий Панько составели Правила русиньского правопису, Юрий Панько обявел Орто'рафичный словник русиньского языка и Ру-синьско-русько-укра'/ньско-словеньско-польскый словник лин'вистичных терминив, а Ян Гриб початн'цу и читанку за основну школу. Тоти учебники постали фундамент дТТ кодификаци' русинского язика у Словацкей, до хторого пришло 27. януара 1995. року у Братислави. Од тей хвильки тота вариянта русинского язика постала литературни язик Русинох, хтори жию на подручю Словацкей Републики. Тот русински стандард ше виучуе у вецей основних школох сиверовосточней Словацкей и на Институту русинского язика и култури Института националних студийох и странских язикох Прешовского универзитета. Континуованих пробованьох давеня шицкого русинского / руского було, медзитим, и 1990-х рокох. Окреме треба визначиц же украшски власци, напр. 1996. року принесли инфамни план о «ришованю русинского питаня». У Плану наложене шицким украТнским орГанизацийом, як и членом Националней академиТ наукох и уметносцох звонка гранТцох УкраТни (у Словацкей и у СербиТ насампредз), же би дали цо конкретней-ше доприношене «розришеню русинского питаня» на способ, на яки то вимага дотични план, а яки ше може звесц на шлТдуюци два флоскули: 1. же Русинох нет як Русинох, але же вони субетнос украТнскей нациТ; 2. же язик Русинох и не язик, але диялект украТнского язика. Наводзиме 6., 8. и 9. член Плана мирох за ришене проблема питаня Русини-УкраТнци: Член 6. Плана глаши: «Реализовац школску систему-поступок зоз по-ступним широким розвиваньом етн)чних, лин'вистичних, културних и политичних аспектох истори) Русинох-Укра)нцох Закарпат я як недзел)-вей, историйней часци укранского етноса. Национална академия наукох Укра)ни, Министерство образованя Укра)ни». Член 8. Плана глаши: «Вибудовац систему идеоло'ийней, кадровей и културней помоци украинским и про-укранским ор'анизацийом у Восточней Словацкей, Мадярскей, Румунш, Югослави) и Польскей у сфери свох компетенцийох. Министерство вонкашн)х д/лох Укра/ни, Владов уряд за питаня националних меншинох и еми'рацию, Министерство култури и уметносци Укра)ни, Министерство информованя Укра)ни, Дружтво Укра)на». Член 9. Плана глаши: «НаЗакарпат ю обезпечиц масовнудистрибуцию информативних и пропа'андних материялох у хторих ше найвекши акцент кладзе на тото же тот ре'ион традицийно и историйно укра)нска жем, а жителе Укра)нци - состойна и недзел)ва часц укра)нского народа. Министерство информованя Укра)ни, Рада за ТВ и радио Украни». Гоч ше од 1953. року та по 1989. рок нТч подобне такому Геноцид-ному, як цо ше случовало Русином у Советским Союзу не случовало ше Русином / Руснацом у ЮгославиТ / СербиТ, з оглядом же вони без препреченьох з боку держави предлужели существовац и розвивац ше, тот план мал одгук и у Войводини. Мож го найяснейше замерковац у активносцох Союза Русинох УкраТнцох (перше зоз и медзи тима двома националнима меншинами, а од Скупштини СРУ-а у Коцуре 2005. року и без «одиозного» и). Истого року кед принешени и Геноцидни план, у Русини / Руснаци 1745-1995, у зборнТку роботох зоз Медзинародней науковей конференциТ Приселене и живот Руснацох у Бачкей, Сриму и СлавониТ 1747-1995, отриманей у Новим Садзе 27-28. септембра 1995. року, волшебно ше зявели констатациТ, хтори вообще не були виповед-зени на науковей конференциТ. То ше напр. одноши на текст учаснТка КонференциТ Михайла Ковача (хтори анТ не мал наукове зване), зоз хторого видзелюеме його критизиране «вельких приятельох нашого народу звонка» (думаюци ту на проф. др Александра Д. Дуличенка зоз Тартуского универзитета и академика Пола Р. Ма^очия зоз Торонтского универзитета), хтори «прешли на нову драгу», и на «малючку гарсточку наших младих интелектуалцох, при хторих ше народзело сознане о етшчней автономш у русин...» (претаргнуце думки направел М. Ковач; 1996: 203). Тоти «млади коло Дружтва за руски язик и видавательного предприяца Руске слово, свидомо або несвидомо, пошвидшую асимила-цию тей гарсточки нашого народу, хтора и иншак не преставала, але ю зоперали праве гевти нашо науковци хторим од початку було ясне нашо походзене» (Ковач 1996: 201). Тоти, по Ковачови, «автономаше, хтори зоз богатим фондом пожичених сербских словох, усвоених и прилагодзених "духу руского язика" (хтори не украшски), сцу буц окремни руски "народ". Же ше ту пробуе предлужовац на тим новим курсу унапрямованя руского язика, требало би послужиц и друге, уж наявене "капиталне д'ло" Сербско-руски словнк» (Ковач 1996: 204). Литературна форма лемковскей вариянти русинского язика формовала ше у творох лемковских писательох, а медзи ш'ма найпознатши Иван Русенко (Фонтаньск 2008: 129). Перши приручн'ки, хтори публиковал Методий Трохановский - Перша лемквска чытанка (1934) и Буквар: перша книжечка для народных школ (1935) - хасновани и у школох. По Другей шветовей войни хасноване лемковскей вариянти русинского язика огран'чене, а тексти по лемковски обявйовани лем у часопису Здруженя Укра'нцох у Польскей Наше Слово. Виучоване лемковского язика у школох було забранене. Аж 1989. року допущене ре^истроване Стоваришиня Лемкох, хторе себе як основни циль поставело кодификацию лемковского язика. Неод-луга поставени фундаменти нешкайшого стандарду, цо окреме зробене 1992. року кед публиковани перши приручн'ки (Лемк'1вскы буквы) и фа-матики (Перша фаматыка лемквского языка; Лемквска фаматыка для dimu) Мирослави Хомяк, хтори уведзени и до основней школи. Од того року под редакторством Петра Трохановского (Мурянки) почал виходзиц лемковски часопис Беада, у рамикох хторого запровадзени и даскельо видавательни едици' (Ковач 1996). За сучасни стандард лемковскей вариянти русинского язика най-релевантнейши фаматики Генрика Фонтанского и Мирослави Хомяк, хтори обявени 2000. и 2004. року (Граматука ]'^зука tемкоwскuего). У академским року 2001/2002. лемковски першираз у истори' уведзени до високого школства, односно на ПедагЪ^ийну академию у Кракове, дзе отворени студи' русинскей филологи'' зоз лемковско-русинским язиком. Студи!' пририхтую и квалификую филолоГох, учительох и преподавательох лемковскей вариянти русинского язика за будуци Генераци'' у школох. Бл'зши контакти и моцнейша свидомосц медзи Русинами у шицких државох Карпатского ареала, а окреме з Русинами у державох, у хто-рих их !'х матични жеми припознали, неспорно помогли и Русином у УкраТни у !'х борби прежиц як народ. И попри тим же по нешка Русини / Руснаци у Укра'ни не припознати як национална меншина, але лем як субетнос укра'нского народа, питаню нормованя русинского язика пошвецена значна увага. Закарпатска вариянта русинского язика свою першу фаматику достала 1997. року (Материньскый язык: писемниця дла пудкарпатьскых Русинув), хтору обявело Дружтво А. Духновича зоз Мукачева. Авторе фаматики М. Алмаший, И. Керча, В. Молнар и С. Попович (Алмашш et aL. 1997). З даскельо обявених фаматикох у остатн'х двох деценийох визначуе ше, насампредз прето же е написана и за славистох и за ангГлистох, двоязично, и фаматика о. Димитрия Сидора (Сидор 2005). Як священ'к о. Сидор окреме наглашуе подобносци церковнославянского язика и закарпатскей вариянти русинского язика. Прешлого року Закарпатске обласне науково-вигледовацке общество Александра Духновича, то ест його ЛинГвистична секция, у рамикох хто-рей найвекше доприношене дал Михайло Алмаший, порихтала комплет кодификацийних публикацийох хтори творя штири приручн'ки - од правописа русинского язика закарпатскей вариянти русинского язика, прейг правописного словн'ка по вецейязични словн'к линГвистичнох терминох. Того, 2015. року, у септембру, обчекуе ше и його урядове кодификоване у рамикох програми Конфеса русинского язика у Прешове. Пре невигодну державну политику у порядних школох русински язик ше вообще не може виучовац. £дину форма настави представяю нед-зельово школи, хтори организую и самофинансую дзепоедни русински ор^анизациТ. Як Русини Закарпат'я, так и Русини у швеце зоз радосцу дочекали 3. юлий 2012. року кед Парламент УкраТни вигласал Закон о основох державней язичней политики. У Закону як еден з ре^ионалних односно меншинских язикох першираз наведзени и русински язик. Же ше тот закон не барз почитуе илуструе и пробоване новшого датума едней фупи совитнТкох, хтора предкладала амандмани на прилапени закон о язикох. Медзи предкладами за вименку находзел ше и предклад же би ше русински язик висцерал зоз лТстини од 18 припознатих, ре^ионалних язикох. Найпримеранше ришене за русинску язичну ситуацию було оп-редзелене Першого язичного конфесу у Бардейовских купельох, по хторим би русински язик требало плановац по моделу полицентрич-ней стандардизациТ. ПрикметнТк полицентрични упут'юе на значене розчленьованя на вецей штредки, т.е. на виходзене даякого, иншак единственого зявеня зоз вецей центрох. Практично, то значи же ше до язичней политики и планованя язика може у русинскей язичней заеднТци дойсц лем през уключоване шицких социокултурних штредкох русинского язичного подруча до тей зложеней дТялносци. При пренаходзеню ришеньох би ше мало вжац до огляду искуства, резултати и заключеня до яких ше пришло у шицких русинских социокултурних штредкох, а тиж так и у швеце, дзе модел полицентричней язичней стандардизациТ не таки ридки случай. Будучносц русинского язика у цалосци видзиме праве у полицентричней стандардизациТ (Медеши 2008: 22-23), односно у стандардизованю окремних вари-янтох, чийо ше число у будучносци, евентуално у заеднТцкей держави, годно зменшац. У подполносци ше складаме зоз Михалом Тиром, хтори з едней нагоди констатовал же кажди зоз штирох литературних вариететох русинского язика «резултат дТйствованя социолин^вистичних факторох, же ше медзи-собно досц розликую и же просто неможлТва кодификация единственого русинского язика» (Тир 2010: 56). Вигодна ситуация видлТва и у тим же, ше нешка русинистични центри находза у Новим Садзе, у Прешове (Словацка), Кракову (Польска), Сарва-шу (Мадярска), Ужгороду (УкраТна) и Торонту (Канада), цо оможлТвюе и орГанизоване числених медзинародних русинистичних проектах. Науко-во-вигледовацки, як и шицки существуюци контакти медзи карпатскима Русинами, вшелТяк же маю позитивни ефект на подзвиговане свидомо-сци о националним идентитету и барз су хасновити за интелектуални, културни, линГвистични и емотивни вязи.

Ключевые слова

русинский язык, бачко-сремский вариант, прешовский вариант, лемков-ский вариант, закарпатский вариант, полицентрическая стандартизация, социолингвистика, русины, Rusinian language, Backa-Srem variant, Presov variant, Lemko variant, Transcarpathian variant, polycentric standardization, sociolinguistics, Rusins

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фейса МихайлоУниверситет Нового Сада (Сербия)экстраординарный профессор отделения русинской филологииfejsam@gmail.com
Всего: 1

Ссылки

Алмашiй М., Керча И., Молнар В., Попович С. Материньскый язык: писемниця дїла пудкарпатьскых Русинув. Мукачово: Общество имени А. Духновича, 1997. 151 с.
Chomiak M., Fontanski H. Gramatyka języka lemkowskiego. Warszawa: Rutenika, 2004. 185 с.
Фейса М. Социолинґвистични аспект руского язика: Войводинa // Русиньский язик. Opole: Uniwersytet Opolski, Instytut Filologii Polskiej, 2004. С. 373-383.
Фејса М. Нова Србија и њена русинска мањина / Нова Сербия и єй руска меншина // The New Serbia And Its Ruthenian Minority. Нови Сад: Издавачка кућа Прометеј, Културно-просветно друштво ДОК, 2010. 152 с.
Фонтаньскі Г. Кодифікация лемківского языка / Русини - Руснаци - Ruthenians (1745-2005) II. Нови Сад: Филозофски факултет, Одсек за русинистику, ИК Прометеј, КПД ДОК, Куцура, 2008. С. 135-139.
Хорњак М. Бачко-сремски Русини / Русини - Руснаци - Ruthenians (1745-2005) I. Нови Сад: ИК Прометеј, Филозофски факултет, Одсек за русинистику, КПД ДОК, 2006. С. 23-73.
Ковач М. Попатрунки вельких приятельох Руснацох на руски язик / Руснаци - Русини 1745-1995. Нови Сад: Завод за уџбенике и наставна средства, Филозофски факултет, Катедра за русински језик и књижевност, 1996. С. 199-209.
Magocsi P.R. The Rusyn Language Question Revisited // A New Slavic Language Is Born. New York: Columbia University Press, 1996. Рр. 19-47.
Magocsi P.R. Русиньскый язык. Opole: Uniwersytet Opolski, Instytut Filologii Polskej, 2004. 476 с.
Медєши Г. Язик наш насущни. Нови Сад: Дружтво за руски язик, литературу и културу, 2008. 262 с.
Сидор Д. Граматика русинського языка для русинôв Украйины, Центральної Європи и Америки // Grammar of the Rusyn Language for the Rusyns of Ukraine, Central Europe and America. Ужгород: Межинародный Карпатськый Iнститут, Кирило-Мефодиєвська академiя славянського просвiщенiя, Закарпатськоє подкарпато-русинськоє Общество имени Кирила и Мефодiя, Сойм Подкарпатськых русинôв, 2005. 312 с.
Тир М. Еуґен Паулини о руским / русинским язику // Studia Ruthenica 15. Нови Сад: Дружтво за руски язик, литературу и културу, 2010. С. 55-58.
 Актуальные процессы в русинском языке | Русин. 2015. № 3 (41).

Актуальные процессы в русинском языке | Русин. 2015. № 3 (41).