Река в культуре хантов Тром-агана и музейной экспозиции | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 381. DOI: 10.17223/15617793/381/18

Река в культуре хантов Тром-агана и музейной экспозиции

Излагаются основы научной концепции, разработанной для новой постоянной экспозиции в Русскинском Музее природы и человека имени А.П. Ядрошникова, находящемся в Сургутском районе. Центральной идеей экспозиции стало выражение многозначности символа реки в традиционной культуре хантов. По материалам о хантах р. Тром-Аган реконструируется полисемантичный образ реки через выявление её мировоззренческих функций. Раскрывается его прочтение музейными средствами.

The river in the culture of the Trom-Agan Khanty and in the museum exhibition display.pdf Одна из фундаментальных проблем, решаемых сегодня музейным сообществом, заключается в расхождении между социальным предназначением музея как просветительского центра, способствующего пополнению знаний и расширению представлений о мире, и современным гедонистическим подходом к нему как к месту «цивилизации», досуга, генерирующему новые впечатления [1. С. 8-13]. Представляется, что перед указанной дилеммой оказывается разработчик каждой выставки и особенно стационарной экспозиции. С одной стороны, через образность вещи он должен пробудить чувства у посетителя, искушённого современными средствами массовых развлечений, с другой - заставить его взглянуть на мир несколько иначе, с учётом иных смыслов, ценностей, трактовок. Следует помнить о том, что российским музеям изначально, начиная с Кунсткамеры, была присуща научная систематика как основа каркаса музейной экспозиции [2. С. 62]. Синтез зрелищности, информативности и научности музейной выставки и экспозиции закладывается на стадии её проектирования, что придаёт последней особое значение. Разработка проекта как «виртуального воплощения идеи через драматургию вещей, образов и текстов» включает в себя три главных элемента: основополагающую идею как виртуальный замысел, научную концепцию и дизайн-проект [3. С. 190]. При этом необходимо исходить, во-первых, из учёта информативного потенциала музейных коллекций, во-вторых, из знания историко-культурного контекста бытования музейных предметов и из умения его реконструировать, в-третьих, из способности образно выразить через ключевую идею множество культурных тем, в-четвёртых, из владения современными технологиями экспозиционной презентации. При создании проекта новой постоянной экспозиции Музея природы и человека в дер. Русскинская Сургутского района в связи с переездом в новое, специально выстроенное для него здание разработчики исходили из следующих обстоятельств. Уникальность коллекционным собраниям музея придаёт таксидерми-ческая коллекция его основателя А.П. Ядрошникова, которая стоится по принципу сюжетного отображения окружающего животного мира. Своеобразием отличается и этнографическая коллекция по традиционной культуре локальной группы хантов, проживающих в данной местности, на р. Тром-Аган. Для этнической культуры хантов характерна ярко выраженная локальная вариативность, так что традиции групп, проживающих на разных реках, оказываются зачастую во многом несхожими. Каждой этнотерриториальной группе присущи определённая специфика, неповторимость, выраженные и в названии реки (ёхан, ёган - по-хантыйски). Тром-Аган носит имя демиурга и верховного божества всех хантов - Торума - и, следовательно, являет собой сакральный центр, наиболее священное место для всех групп. Данная культурная реалия и определила сквозную идею всей экспозиции - идею священной реки. С ней хорошо согласовалась презентация таксидер-мической коллекции, поскольку традиционная культура гармонично вписана в окружающую среду, составляет с ней единое целое. Образ реки позволял систематизировать этнографический материал по структурным блокам, тождественным по содержанию различным сферам традиционной культуры этноса, и одновременно раскрыть тему культуры в круговоротах реки времени. Последняя включает в себя процесс трансформации традиционной культуры хантов под воздействием этнического окружения, прежде всего русских, и процессов модернизации, выразившихся в приобщении хантов к общечеловеческой культуре и благам цивилизации через функционирование Красного чума и в превращении их в урбанизированный этнос вследствие освоения нефтяных богатств края. Важной новацион-ной чертой в условиях модернизации, меняющей традиционную культуру, является исчезновение этнической специфики из сферы повседневности: из быта уходят традиционные вещи, а вместе с ними и символы культуры народа, через которые она транслируется и приобщает к себе подрастающие поколения. В этих условиях важнейшим институтом сохранения, возрождения и трансляции этнических традиций и культуры становятся музеи, которые хранят предметный фонд культуры, раскрывающий её материальную и духовную составляющие. Традиционную культуру хантов следовало воссоздавать в экспозиции на основе тром-аганских материалов и отразить в ней локальную специфику традиций, присущих данной этнотерриториальной группе и, прежде всего, касающихся реки. В научной концепции предстояло разложить идею священной реки на сюжетные единицы, чтобы соединённые в экспозиции, они создали многоцветное мозаичное полотно, цельное и полисюжетное одновременно. Для этого потребовалось на основе известного и вновь собранного этнографического материала выявить полисемантичность образа реки в традиционной культуре хантов, и прежде всего тром-аганских. Подобная исследовательская задача решалась впервые. Так ключевая идея экспозиции стимулировала научный поиск в новом направлении. Выделенные в ходе проведенного исследования мировоззренческие функции реки в культуре тром-аганских хантов можно свести к пяти. 1. Река как структура мироздания. Для хантов характерны вертикальная и горизонтальная структуры. Первая задаёт трёхуровневую упорядоченность: верхний / небесный мир, населённый высшими духами-богами - создателями мира, жизни и хранителями порядка; средний / земной, где обитают духи более низкого ранга и люди, и нижний / подземный, куда уходят души умерших, ведомые духами смерти и болезней. Вторая структура - гидрологическая, она соотносима с главной рекой Обью [4. С. 15-16]. Верхний мир ассоциируется в ней с истоком реки и тёплым югом, а нижний - с устьем и холодным севером. Река как пространственный архетип явственно проступает в сновидениях хантов, причём обычно она маркирует направление север - юг, но иногда и запад - восток [5. С. 95]. Таким образом, горизонтальная модель пространственной ориентации хантов четырёхчастна, и, возможно, на пересечении координат мыслится средний мир, воплощением которого служит приречная территория обитания народа или его локальной группы. Мировую реку исследователи считают более древней пространственной моделью, сформировавшейся у автохтонного сибирского населения, а вертикальную - привнесённой центрально-азиатской традицией [6. С. 171; 7. С. 204]. В музейной экспозиции идея мировой реки воплощена структурно: виртуальная река в виде переливающегося светового потока, бегущего по полу, соединяет своим движением отдельные тематические блоки в единую панорамную экспозицию. Так мировая река преобразуется в экспозиционную, сохраняя свою композиционную функцию (рис. 1). Рис. 1. Гидрологическая структура музейной экспозиции (дизайн ООО «Орландо», г. Санкт-Петербург) 2. В традиционном мировоззрении тром-аганских хантов река мыслится начальным актом творения мира. У хантов существует много версий возникновения сущего, в них присутствуют общие элементы, но при этом на каждой реке бытует и свой оригинальный вариант. Тром-аганский отдаёт предпочтение реке как истоку мироздания. Согласно тром-аганской версии, запечатлённой в мифологии, в качестве первостихии мыслится вода, а вмешательство бога-демиурга Торума приводит к возникновению рек. Река в традиционном мировоззрении тром-аганских хантов предстаёт результатом самого первого акта божественного созидания, и в этом выражается её определяющая роль в мироздании и системе ценностей народа. Решил бог создать «шишечных» (т.е. сотворённых из шишек. - О.Р.) людей. Смотрит... - кругом море, как же они будут охотиться, рыбу ловить, оленей пасти. Положил тогда бог ладонь свою и разделил море на пять рек: Аган, Лямин, Тром-Аган, Пим, Вах. Между реками образовалась земля. Обрадовался тогда бог. Реку Тром-Аган он назвал своим именем как самую полноводную и богатую. На устье её холм - Торем кот мех (Божьего дома земля). Заповедал бог людям собираться на этом холме для жертвоприношений, а сына своего Сорни-кон-ики назначил смотрящим за всем материальным миром. С тех пор реку Тром-Аган именуют священной [8]. В приведённом мифологическом сюжете, потрясающем своей архаикой и содержательностью, важен каждый нюанс. Интересен сам акт творения: Торум проецирует себя, своё анатомическое строение на творимый мир, буквально создавая его по своему подобию (наложение руки на водную первостихию определяет возникновение пяти первых рек). Среди них и Тром-Аган - самая полноводная и богатая. Принцип гомоморфизма, т.е. уподобления строения человека и космоса, принадлежит к одному из ведущих в мифологическом сознании и в приведённом отрывке подчёркивает архаичность фабулы. Примат реки в мировоззрении тром-аганских хантов высвечивает и акт творения земли, точнее его произ-водность. Согласно общему обско-угорскому варианту землю со дна мирового океана, самостоятельно или по воле Торума, достаёт птичка. У тром-аганских хантов также зафиксирован подобный вариант, а в роли помощницы демиурга выступает маленькая птичка лули. В приведённой выше версии земля появляется между реками, т.е. она - это существующее между реками, это промежуточное положение, состояние, сущность. Земля вторична по отношению к реке и подчинена ей. Идея реки как начального акта творения воплощается в музейной экспозиции с помощью медийной карты пяти первых рек, расположенной в начале движения по экспозиционному маршруту, в начале виртуальной реки - светового потока. Реки, графически напоминающие кисть руки, оформляются с помощью цвета и световых потоков. При этом акцентируется роль Тром-Агана. Основной световой луч впадает в главную реку медийной карты, выделяя и подчёркивая её (рис. 2). Рис. 2. Река - исток мироздания (дизайн ООО «Орландо», г. Санкт-Петербург) 3. Составляя в хозяйственном контексте основу жизни народа, в мировоззренческом река символизирует саму жизнь. И эта символика прочно кодируется на подсознательном уровне, проступая во сне. Почти в каждом третьем из зафиксированных сновидений хан-тов присутствует образ воды, и чаще всего это речная вода. Река, как и дорога, ассоциируется с жизнью, и каково состояние реки, такова будет и жизнь. Полноводная и спокойная река во сне сулит благополучную жизнь, а заторы, пересыхание, заболачивание предвещают заболевания и даже смерть, речные перекаты предупреждают о грозящей опасности. Символично в сновидениях и поведение человека по отношению к реке: тонуть - значит заболеть, выбраться из воды -выздороветь [5. С. 105, 250, 287]. Первоочередная демонстрация в музейной экспозиции занятий, связанных с рекой, призвана подчеркнуть её жизненно важное значение в культуре тром-аганских хантов и объяснить символизм архетипов, проявляющихся в приметах, фольклоре, сновидениях. Рыболовство как основное занятие коренного населения Тром-Агана в музее будет представлено запорным способом, самым распространённым у хантов, практиковавших его на небольших притоках и озёрах. Последний вариант получит визуальное воплощение в разделе «Озеро» с помощью демонстрации деревянного запора с мордой - ловушкой для рыбы. В экспозиции найдут отражение и другие способы рыболовного промысла, а также изготовление основного водного транспорта коренного населения - обласа, т.е. лодки-долбленки. На выгородках витрины в открытом доступе разместятся рыболовные снасти, крючки, поплавки; на нижнем уровне будут представлены обласы, весла, приспособления для ловли рыбы запорным способом. 4. Река традиционным сознанием хантов трактуется как вектор времени-бытия. При этом подразумевается, прежде всего, индивидуальное человеческое бытие, поскольку жизнь коллектива, т.е. культура и общество, мыслилась незыблемой, а упорядочивающие её правила были определены при творения сущего и постоянно поддерживались через систему ритуалов. Жизнь человека как динамичное начало, пребывавшее в круговороте бытия -инобытия, ассоциировалась с течением реки. Человек, согласно гидрологической модели, приходит в этот мир из верховьев мировой реки и уходит в её низовья. Отголоски данного мировоззренческого сюжета сохранились у тром-аганских хантов в виде запрета спать головой по течению реки - можно не проснуться, т.е. умереть, попасть в нижний мир, а также в ориентации головы усопшего в погребении по течению реки [9. С. 22]. В экспозиции время-бытиё, задаваемое рекой, приобретает социокультурное измерение и предстаёт в виде смены вех, намечающих трансформацию хантыйской традиционной культуры на протяжении последнего столетия. Сюжетные повороты реки следующие: традиционная культура тром-аганских хантов, гармонично вписанная в природный ландшафт, - взаимодействие с русской культурой - Красный чум как начало приобщения народа к образованию, просвещению, здравоохранению - нефтяное освоение края, превратившее хантов из речного в городской народ - музей как современная форма сохранения и трансляции хантыйской культуры. 5. Река в мировоззрении и культовой практике тром-аганских хантов выступает в роли сакрального центра. Один из актов творения в вышеприведённом мифологическом тексте заключается в определении богами правил поведения по отношению к ним людей. Во-первых, указывается главное место в пространстве, в котором будет происходить общение бога и людей. И этим пространством определяется устье реки Тром-Аган, точнее холм в устье - Торем кот мех. Во-вторых, посредником между верховным богом-творцом Торумом и людьми назначается его сын. Имена сына существенно разнятся у разных групп хантов и манси, но неизменной остаётся его посредническая функция. Сын должен наблюдать за людьми и всем сотворенным отцом миром и следить за соблюдением в нём порядка. Наибольшую популярность в обско-угорской среде получил мансийский вариант бога-сына - Мир-сусне-хум. Главное его святилище находилось в Белогорье (Троице), расположенном на Оби, в устье Иртыша. Мир-сусне-хум представляется всадником, объезжающим землю на белом коне, и в Белогорье хранилось его антропоморфное изображение из дерева, рядом с которым стояла фигура гуся, сделанная из железа, - орнитоморфная ипостась божества. Божественный всадник считался настолько священным, что в месте его ожидаемого прибытия на землю клали четыре металлические тарелки, в том числе серебряные, чтобы не осквернить копыта коня [4. С. 1819; 10. С. 144]. Среди серебряных блюд встречались изделия из сасанидского Ирана и средневековых мастеров Волго-Камья [11. С. 121; 12. С. 46-48]. О троицком идоле знали сургутские ханты, к которым причисляют и тром-аганских, но называли его Кон-ики (господин-старик) [10. С. 142-143]. На Тром-Агане сын Торума носит имя Сорни / Нум-кон-ики (Золотой / Верхний господин-старик), и его мифологический образ предстаёт в следующем виде. Небесный отец Торум сказал своему младшему сыну: «Вот тебе конь и стрелы, когда будешь своих "шишечных" людей проверять, всю землю должен будешь облететь на этом коне, беленьком, маленьком, размером с зайца. Зажжёшь берестинку, и пока она горит, облетишь землю, помогая во всём людям». Сын задумался: «Смогу ли я это сделать?» Сел для пробы на коня, встряхнул его, а конь человеческим голосом говорит: «Ты в таком виде на меня не садись, ты сначала в левое ухо зайди - помойся, а затем в правое ухо зайди - хорошо покушай, а потом уж садись на меня». Так он и сделал. После всего сел на коня, зажёг бе-рестинку, кинул в костёр и облетел землю, а когда вернулся, берестинка уже догорала. Ханты реки Тром-Аган почитают Сорни-кон-ики как главного бога. Когда собираются для жертвоприношений, шьют для него белый халат, с левой стороны которого три полочки, а с правой - четыре, шапку богатырскую островерхую. Затем обращаются к нему со словами: «Облетая землю, реши наши проблемы так же быстро, как ты летаешь на своём коне». Сшитый халат увозят на священное место и вешают на берёзу, поскольку это дерево является священным [8]. Третье правило общения богов / духов и человека определяло статус места общения. Согласно ему богам-духам всеобщего и местного (родового) уровня поклонялись на особых территориях, в священных местах. Земля здесь считалась настолько сакральной, что ступать по ней можно было либо сняв обувь, либо привязав к ней берестяную подошву, очистившись водой или снегом и повернувшись три раза по солнцу. Кроме того, существовало множество других правил, регулирующих поведение человека в повседневности. Нарушение хотя бы одного из них вызывало возмущение и гнев духов, и следовала неотвратимая кара, соизмеримая с нарушением. Табуирование поведения распространялось и на духов, и на всех созданных в ходе неоднократных попыток людей. Родился божий человек без пупка (т.е. не рождённый женщиной, а сотворённый. - О.Р.), жил он рядом с озером Нумто и Ими-лор. Тянуло его всегда на небо, не хотел жить на земле. И сказал он тогда жене: «Собирайся, мы поедем вверх, на небо. Только не бери с собой женские принадлежности, они тебе там не понадобятся». Жена подумала: «Муж всё равно не видит, положу я их тайком на нарты». И вот стали они подниматься вверх, а олени нарты вытащить не могут. В чем дело? Но муж всё понял, вытащил нож, обрубил упряжь и сказал жене: «Почему ты меня не послушала? Говорил ведь тебе не брать худых вещей, всю дорогу испортила». Покатилась нарта с обрезанной упряжью вниз, воткнулась в землю и долго-долго так стояла. Сказал божий человек людям (т.е. рождённым женщиной. - О.Р.): «Будем мы ехать семь дней, вы нас будете видеть, а на седьмой скроемся в небе, а вы поставьте жертвоприношение, я через семь лет спущусь». Прошло семь лет, люди на Тром-Агане собрались для жертвоприношения и увидели божьего человека, он спустился к ним и сказал: «Я уже старый стал, больше не появлюсь, и вы подняться не сможете, дорога вверх закрыта». Так, в результате того, что попытались перенести материальное из земной сферы в небесную, Бог закрыл дорогу на небо [8]. Мораль мифологического сюжета очевидна: обретение дороги к вечному, священному возможно лишь при возращении к заповедям предков, их нравственным устоям и ценностям. Музейным прочтением образа священной реки Тром-Аган стала кульминация экспозиции, её завершающий аккорд - мировая река-дорога из стекла, образующая верхнюю площадку осмотра (рис. 3). Священная река-дорога возвращает народ к духовным традициям, святыням, почитаемым предками, заповедям духов / богов. Посетителей знакомят с этими заповедями, подведя к лестнице, ведущей на верхний ярус из стекла. Перед лестницей на возвышении устанавливаются чучело гуся - символ Сорни / Нум-кон-ики, а также берёза с вывешанным на ней халатом божества. Здесь посетители крепят поверх обуви пластины из бересты и символически совершают обряд очищения водой, проходя сквозь завесу тумана через который проглядывает изображение серебряного блюда. Поднимаясь по винтовой лестнице, они поворачиваются по солнцу. Во время путешествия по мировой реке, ведомые Сорни / Нум-кон-ики, гости музея имеют возможность еще раз, но несколько иначе, с нового ракурса, практически «с высоты птичьего полёта», осмотреть экспозицию музея - землю, созданную Торумом, и почувствовать себя её частичкой. Наверху, в глубине музейного свода, высвечивается безликий образ - экспозиционный символ Торума. Рис. 3. Музеологическое прочтение идеи мировой реки (дизайн ООО «Орландо», г. Санкт-Петербург) Итак, образ реки в традиционном мировоззрении хантов, особенно тром-аганских, раскрывает самые сущностные черты в картине мира, он многозначен, следовательно экспозиция, претендующая на раскрытие культурного и природного окружения через мен-тальность народа, тоже должна быть многозначной и строиться на основе ключевого символа. Река Торума в экспозиционной интерпретации сохраняет свои основные мировоззренческие функции, но трактуются они музейными средствами, структурируя форму и содержание всей экспозиции, и тем самым уже сама экспозиция, наполненная и пронизанная спецификой мифологического мышления, превращается в символ этнической культуры.

Ключевые слова

museum exhibition, outlook, ethnic culture, музейная экспозиция, мировоззрение, этническая культура

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Рындина Ольга МихайловнаТомский государственный университетд-р ист. наук, профессор кафедры музеологии, культурного и природного наследияrynom_97@mail.tomsknet.ru
Всего: 1

Ссылки

Бауло А.В. Атрибутика и миф: металл в обрядах обских угров. Новосибирск : Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2004. 160 с.
Карьялайнен К.Ф. Религия югорских народов / пер. с нем. Н.В. Лукиной. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1995. Т. 2. 284 с.
Чернецов В.Н. К вопросу о проникновении восточного серебра в Приобье // Труды Интститута этнографии. Нов. серия. 1947. Т. 1. С. 113134.
Материалы по хантам р. Тром-Аган. Записи В.М. Кулемзина, октябрь 1975 г. Тетрадь № 2 // Архив Музея археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского ТГУ. № 1238-6.
Записано от Покачевой Н.И., р. Тром-Аган, 2013 г., консультант - Песикова А.С. // Архив Русскинского Музея природы и человека им. А.П. Ядрошникова. Б/н.
Мартынова Е.П. Очерки истории и культуры хантов. М., 1998. 236 с.
Кулемзин В.М. Человек и природа в верованиях хантов. Томск : Изд-во Том. ун-та, 1984. 192 с.
Молданова Т. Архетипы в мире сновидений хантов. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2001. 354 с.
Мифы, предания, сказки хантов и манси / сост., предисл. и прим. Н.В. Лукиной. М. : Наука, 1990. 508 с.
Соснина О А. Идея - концепция - экспозиция: междисциплинарные выставочные проекты в музейном пространстве // Новации в музейном мире России в первое десятилетие XXI века. Новосибирск, 2011. С. 188-207.
Сотникова С.И. Музеология. М. : Дрофа, 2010. 190 с.
Скрипкина Л.И. Актуальные проблемы музейного дела России на современном этапе // Новации в музейном мире России в первое десятиле тие XXI века. Новосибирск, 2011. С. 8-16.
 Река в культуре хантов Тром-агана и музейной экспозиции | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 381. DOI: 10.17223/15617793/381/18

Река в культуре хантов Тром-агана и музейной экспозиции | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 381. DOI: 10.17223/15617793/381/18