Респонзивная динамика эмпатической активности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 386. DOI: 10.17223/15617793/386/32

Респонзивная динамика эмпатической активности

Представлены результаты теоретико-практического исследования динамики эмпатической активности. В русле системноантропологической психологии основанием эмпатической активности предполагается респонзивность - способность человека находить и реализовывать смысл в ответе, изменяться и развиваться в отвечании. В исследовании предполагается, что эмпатическая активность представляет собой одну из форм общей активности человека, связанной с избирательностью восприятия, которая проявляется в сфере взаимодействия человека с другими людьми. Переход эмпатического потенциала в эмпатическую активность связан с необходимостью сохранения устойчивости в отклонениях. Представлена модель динамики эмпатической активности, определяемая тремя психологическими измерениями - инициативностью, рефлексивностью и реактивностью.

Responsive dynamics of empathic activity.pdf В психологической науке с изучением эмпатии связано довольно много противоречий и недоразумений. Одним из противоречий, требующих разрешения, является равноправие эмоционального и когнитивного аспекта эмпатии. М. Хоффман предлагает включать когнитивные процессы в опосредование эмоциональной реакции [1. C. 432]. Н.И. Сарджвелад-зе, определяя эмпатию, говорит о целостном, но специфическом «акте»: «Эмпатия - это особый психический акт, целостное образование когнитивных, эмоциональных и моторных компонентов, которое включено в качестве особой формы в социальное взаимодействие. Суть данного психического акта: 1) проникновение во внутренний мир другого человека, будь то его эмоциональное переживание, личностные качества, потребности, стремления или оценочные суждения; 2) реагирование субъектом на проявления внутреннего мира другого человека» [2. C. 485]. Примером модели, в которой широкий спектр эм-патических явлений организуется как целостный феномен за счет выделения определенных системообразующих факторов, в отечественной психологии является модель И.М. Юсупова (1993). Автор основывает ее на понимании единства психики как системы, несущей различные функции: отражательную, регуляторную и коммуникативную. Юсупов выделяет четыре основных процесса эмпатии, которые протекают в различных формах: аттракция + синтония + сопереживание - область аффективного (реактивного) регулирования; ин-троекция + социальная сензитивность + сочувствие -область подсознательного отражения; проекция + атрибуция + интуиция - область опережающего отражения; интеракция + рефлексия + содействие - область произвольного регулирования [3. C. 53]. М. Дэвис считает, что существование двух фокусов, несмотря на призывы к целостному видению эмпатии, чаще всего в практике эмпирических исследований приводит к фрагментации понятия. Он предлагает приблизительное ограничение области явлений, имеющих отношение к эмпатии, через определение ее как «системы конструктов, относящихся к ответам одного индивидуума на опыт другого» [4. C. 12]. Одним из важных аспектов неопределенности в понимании эмпатии является связь эмпатии и идентичности. Теоретически вопрос стоит так: где заканчивается эмпатия и начинается идентичность, или наоборот? Мы предположили, что между эмпатией и идентичностью лежит область перехода общей психологической активности человека в специфическую эмпатическую активность. Системно-антропо логический подход позволил построить модель перехода эмпатического потенциала в эмпатическую активность [5]. Эмпирическое исследование позволило выделить ряд маркеров такого перехода. Проблема уточнения психологической специфики эмпатии обострилась в двадцатом столетии в связи с тенденциями развития науки, в том числе в связи с парадигмальным сдвигом, изменением и методов, и самого предмета науки (классический, неклассический и постнеклассический идеалы рациональности). Быстрые изменения в жизни человека, инициированные сменой технологических укладов, развитием процессов, характерных для информационного общества, сопровождающихся «обезличиванием общения» в социальных сетях, развитием «виртуальной идентичности», размыванием границ между человеком и его средой, вывели на первый план аспекты проблемной совместности (несовместимость, изоляция, отчуждение и пр.). В этом тренде и обозначился вопрос границ эмпатии и идентичности, а точнее эмпатиче-ской активности. Своевременность постановки этой проблемы связана не только с социальной значимостью спектра проблем, центрируемых феноменом «эмпатия», но и с развитием теоретико-методологических и парадигмальных установок, отражающих ход развития психологической науки. Существенному развитию психологии эмпатии сегодня способствует системно-антропологический подход. Теория психологических систем В.Е. Клочко позволяет предположить, что эмпатия - это не только способ реагирования и участия одного человека в жизни другого человека или явления, но и фундаментальное свойство человека как открытой саморазвивающейся системы. Транстемпоральный подход позволяет более точно интерпретировать и описывать не только смыслы отдельных проявлений эмпатии (темпоральная структура эм-патийного отклика, переживания, способности), но и смыслы сингулярностей эмпатии, уникальных согласованностей различных аспектов эмпатии [6]. Потенциал данных методологических подходов и существующее состояние изученности феномена эмпатии позволяет поставить задачу разработки психологической системно-антропологической модели эмпатии, дополняющей существующее понимание компонентом саморазвития. Такая модель, в свою очередь, позволит более точно рассмотреть предмет дефицитов эмпатии и эмпатийной инициативы - проблем, лежащих в основе моделирования и интерпретации различных современных образовательных, воспитательных и помогающих практик, формирования экзистенциальных компетенций, изучения многомерности оснований развития человеческого потенциала и ответственности. В данной статье мы представляем очередной ряд выводов и результатов исследования, проводившегося в 2013-2014 гг. Эмпатическая активность представляет собой одну из форм общей активности человека, связанной с избирательным взаимодействием человека с миром (комплементарным взаимодействием), которая проявляется в сфере взаимодействия человека с другими людьми. Специально организованная экспериментальная ситуация позволила зафиксировать переход эмпати-ческой активности из потенциальной формы ее существования в системе общей активности человека в форму собственно эмпатической активности при появлении в актуальном секторе жизненного пространства человека «значимых Других». Мы предполагаем, что эмпатическая активность существует в двух формах. Она постоянно присутствует в общей активности человека, связанной с избирательным взаимодействием с миром, в виде некоторого эмпатического потенциала. Этот потенциал проявляет себя в форме собственно эмпатической (ситуационно инициируемой) активности, обеспечивающей акты избирательного взаимодействия с людьми, имеющие смысл для человека в плане их возможного влияния на устойчивость развертки человеческого бытия во времени и пространстве. При переходе эмпатической активности из формы «простой потенциальности» в собственно эмпатиче-скую активность обнаруживаются характерные физиологические маркеры этого перехода, что позволяет утверждать интенционально-установочный (респон-зивный) характер, присущий эмпатической активности. Понимание внутреннего мира Другого «изнутри», с точки зрения его внутренней феноменологической перспективы, осуществляется не только на основе собственного опыта. Без учета самоорганизации и направленности на саморазвитие понимание нельзя считать достаточным. При встрече с человеком, при попытке понимания Другого происходит качественное изменение ситуации, «преображение» - начало перехода из стадии простой потенциальности в стадию эмпатической активности. Смыслы начала, середины или конца эмпатического взаимодействия характеризуются инициативой, а не только репертуаром реакций или рефлексии. Первый, самый общий смысл эмпатии состоит, на наш взгляд, в преображении (преобразить - «изменить образ, форму, вид, сделать иным, лучшим»). В основе эмпатического переживания лежит возникающий при восприятии другого новый образ (пространство) себя, мира, жизни, предмета. Эмпатия преображает экзистенцию человека. Возникший образ (пространство восприятия, отношения) уточняется, обрастает интерпретациями и деталями, в буквальном смысле образуется (образуется = «получается»). В дальнейшем, когда образ воспроизводится, эм-патическое переживание опирается на воображение. Модель эмпатического переживания в нашем исследовании предстает в последовательно согласующемся алгоритме: ПРЕОБРАЖЕНИЕ - ОБРАЗОВАНИЕ - ВООБРАЖЕНИЕ. Фаза 1. Прерывание. Преображение. Первой фазой, которую можно назвать «возникновением эмпатии» (возникновением интенционального эквивалента взаимодействия), является момент прерывания, транс (время перехода от конца к началу), исчезновение одной целостности и появление целостности иной, собственно, появление Другого. Важным смыслом этой фазы является интенциональность принятия Другого, т.е. целого, включающего неявное знание. Дефицит эмпатии, соответственно, проявляется как непринятие Другого, неспособность прерваться. Упоминаемая часто в качестве синонима эмпатии открытость в этой фазе обретает внятный интенцио-нальный эквивалент. Фаза 2. Насыщение. Образование. Второй фазой формирования и проявления эмпатии является фаза насыщения, уточнения, ограничения неявного знания (образа, функционального психического образования). Смысл этой фазы в том, что целостное взаимодействие с Другим уточняется на границе неявного знания и переживается как интервал, т.е. промежуток, открытый с одного края и закрытый с другого. В этой фазе интенциональность взаимодействия направлена на удержание стабильности «контура», образа целого, его укрепление и воплощение в опыте. Четкость контура проявляется в скорости узнавания. Фаза 3. Анализ. Воображение. Опыт этой фазы эмпатии фиксируется в рефлексивных переживаниях. Это артикулированное знание по Полани, артикулированная эмпатия. Смысл этой фазы - формирование такого интенционального эквивалента взаимоотношений, которое можно обозначить как образ покоя, устойчивости, достигающийся в связи с замыканием времени. Время, выступавшее в качестве перехода, длительности события, тенденции и необратимости, замыкается в круг рефлексии. Дефицит эмпатии в этой фазе делает замыкание патологическим. В то же самое время эмпатическая активность складывается из совокупности модусов: эмпатической инициативы, эмпатической реактивности и эмпатиче-ской рефлексии. Эмпатическая инициатива задает смысловые границы взаимодействия, эмпатическая реактивность - ценностные границы, содержание реакции, а рефлексия задает границы самотождественности, определяет идентичность человека в этом эмпатическом взаимодействии. В реальности мы имеем дело не с идеальными моделями, а с ситуациями, взаимодействиями, ограниченными актуальными обстоятельствами и, соответственно, с дефицитами эмпатийной активности. Эмпатийный дефицит может и должен быть компенсирован в том модусе, в котором возник. Несмотря на то что эмпатия представляет собой систему различных модусов, один эмпатийный дефицит не может быть компенсирован другим (усилием, избытком, напряжением) модусом эмпатийной активности. Хотя психологическая наивность человека часто толкает именно к этому, например, дефицит инициативы наивный человек стремится компенсировать избытком реактивности или рефлексии, чем только увеличивает актуальный эмпатийный дефицит, сужая спектр «напряженных возможностей» взаимодействия. Дефицит эмпатийной инициативы не может быть компенсирован эмпатийными реакциями. А дефицит эмпатийных реакций - эмпатийной активностью. Аналогично и с эмпатийной рефлексией. Для того чтобы восстановить эмпатийную инициативу может быть необходимо «приостановить» реактивность и рефлексивность, «выровнять» ситуацию относительно базального основания, т. е. относительно эмпатии в целом. Проблемы эмпатийности, совместности - это как раз и есть попытки компенсировать эмпатийный дефицит, возникший в одном модусе активности, напряжением в другом модусе. Эмпатийные дефициты - это напряженные временные системы, но их нельзя понимать только как состояния человека, поскольку их смысл определяется субъективной интерпретацией, т.е. эмпатийные дефициты являются своего рода средой, контекстом, потенциалом и границами, пределами, напряжениями, каналами. Надо понять эмпатийные дефициты как основания для активности. Фиксировать, диагностировать эмпатийные дефициты имеет смысл в режиме синхронной регистрации процессов со стороны различных модусов, например регистрировать психофизические реакции, интерпретировать рефлексивные описания, отмечать тенденции инициативы. Интерпретировать совокупные данные следует как системы соответствия. Подобно тому, как дирижер симфонического оркестра не может компенсировать слабость или ошибки инструментов струнной группы духовыми, но должен соответственно усилить и отрегулировать звучание всех групп инструментов. Представить комплементарную модель эмпатиче-ской активности мы можем по аналогии с динамической моделью устойчивости пирамиды, стоящей вверх своим основанием (своего рода перевернутым гироскопом) (рис. 1). Внутри этой пирамиды находится некоторая масса вещества, а плоскости пирамиды ограничены «ребрами жесткости». Базальным основанием этой системы является ось гравитации. Любое отклонение от оси симметрии можно описать как дефицитарное в отношении устойчивости системы. Постоянное круговое движение при переходе эмпатической активности из потенциальной формы ее существования в форму собственно эмпа-тической активности, посредством преображения, образования, воображения, обеспечивает устойчивость модели. Координаты - эмпатическая инициатива, эмпати-ческие реакции и эмпатическая рефлексия - задают границы и обеспечивают объем для восприятия. Отклонения и восстановления динамической устойчивости подобной системы мы представляем как аналогию дефи-цитарным состояниям эмпатической активности. Очевидно, что множество факторов могут повлиять на устойчивость этой системы. Внутренняя скорость и внутренние ритмы, внешние воздействия и изменения «гравитационной оси». Иногда для сохранения устойчивости необходимо ускоряться, иногда стабилизироваться, отвечая как на внешние, так и на внутренние изменения. Однако при этом дефицит по одной координате должен быть компенсирован именно по этой координате. Попытка компенсировать, например, дефицит инициативы усилением рефлексии не выровняет систему, а увеличит ее отклонение. Такая модель позволяет достаточно точно анализировать и интерпретировать процессы эмпатического переживания, синхронизируя наблюдаемые параметры с определенными процессами и изменениями. При этом мы оперируем смыслами, целостностями, системными свойствами, а не отдельными компонентами или переменными. Рис. 1. Модель эмпатической активности Сравнительное исследование эмпатической активности у студентов с различной профессиональной ориентацией. Исследование носило качественный характер, изучались не выборки, а отдельные случаи. Но изученные случаи были распределены на две группы для их простого сравнения. Сравнительный анализ случаев из этих двух групп позволяет предполагать различия в респонзивной динамике эм-патической активности у людей, по-разному профессионально ориентированных. В нашем исследовании принимали участие студенты юридического и психологического факультетов ТГУ. Процедура исследования подробно изложена в прошлых публикациях [7. C. 106]. Здесь представим лишь общий дизайн исследования. В ходе эксперимента испытуемым экспонировалась видеозапись, выдаваемая за коммуникацию по скайпу, в которой появлялся человек, смотрел, улыбался, что-то говорил (звук отсутствовал), в конце сюжета человек вставал и уходил. Таким образом, мы моделировали ситуацию встречи, в очень слабой степени определяемой рациональными причинами. Встреча с Другим происходила в ситуации большой неопределенности, и мы предположили, что именно в этом контексте проявятся особые аспекты психологической активности, которую мы называем эмпатиче-ской. В ходе исследования у испытуемых измерялась динамика КГР, они заполняли психометрический тест, проводилось рефлексивное интервью. Вся совокупность данных интерпретировалась в свете модели дополняющего взаимодействия инициативности, реактивности и рефлексивности в эмпатическом ответе. На основании полученных нами данных можем предположить, что профессиональная ориентация накладывает отпечаток на формирование эмпатиче-ских компетенций именно в отношении процессов перехода эмпатического потенциала в эмпатическую активность. У студентов факультета психологии это проявляется в склонности к эмоциональному погружению в происходящее, самоотдаче, т. е. рефлексивная составляющая в большом количестве актов находится в дефицитарном состоянии. А у студентов юридического факультета, наоборот, эмпатический потенциал проявляется в стремлении дистанцироваться, как можно меньше реагировать эмоционально и как можно больше рационально, что достигается постоянным сдерживанием и подавлением эмоциональных эмпатических реакций. Большинство студентов юридического факультета, участвовавших в эксперименте, демонстрировали систему сдерживания активности в модусе преображения, сохраняя свою идентичность и акцентируя процесс уточнения своего понимания (своих ожиданий) образа ситуации с целью обобщения составления суждения о нем. Со студентами факультета психологии дело обстояло иначе. Они были склонны сначала дистанцироваться в некоторой степени от себя, преображали себя и в большей степени проявляли дефицитарность эмпатической активности в рефлексивном модусе. Сделать такие предположения нам позволили данные, которые представлены в табл. 1-2. В таблицах отражены типы эмпатической активности, выделенные нами на предыдущих этапах исследования на основании синхронизации динамики КГР и динамики изменений в поведении «собеседника». Мы обнаружили, что спонтанные реакции испытуемых и динамика микронапряжения по-разному соответствуют внешним событиям. Два типа динамики напряжения показались нам наиболее интересными: - интенсивный несбалансированный тип эмпатиче-ской активности, когда амплитуда и частота колебаний КГР слабо связана с внешними событиями, вероятно, потому, что определяется интенсивной «внутренней» динамикой, т. е. человек реагирует не только на внешние стимулы, но и в не меньшей степени на внутренние; - самоограничивающий тип эмпатической активности, когда после высоких первых пиков амплитуд их величина и частота заметно уменьшаются до минимума. В отношении первого типа можем заметить, что среди студентов-психологов он встречается чаще, так же как второй тип чаще встречается среди студентов-юристов. Остальные данные говорят сами за себя. Т а б л и ц а 1 Интенсивный несбалансированный тип эмпатической активности Измеряемые показатели Студенты ПФ Студенты ЮФ Количество участников 10 6 Количество баллов по тесту 21 16,33 Вербальная направленность в рефлексивном интервью Направленность на эмоциональное реагирование Направленность на агрессию и когнитивное понимание Т а б л и ц а 2 Самоограничивающий тип эмпатической активности Измеряемые показатели Студенты ПФ Студенты ЮФ Количество участников 13 24 Количество баллов по тесту 19,41 17,48 Вербальная направленность в рефлексивном интервью Присутствуют фрагменты речи, говорящие о сдерживании Присутствуют контроль эмоций с тенденцией к сдерживанию и желание когнитивного понимания происходящего Этот примерный сравнительный анализ (мы пока не располагаем большим массивом данных) позволяет предположить заметные различия в динамике эмпати-ческой активности, в характере респонзивности в зависимости от профессиональной ориентации. Мы предполагаем, что даже при достаточном эм-патическом потенциале при его переходе в эмпати-ческую активность могут возникать решающие дефициты инициативы, реактивности и рефлексивности, а также сбалансированности и дополнительности этих модусов, определяющие смысл опыта, который мы определяем как эмпатию. Эмпатия - это не есть нечто, присущее человеку как способность, свойство ситуации или характер человеческих представлений, не то, что возникает или лежит «между ними» как предмет и т.п., эмпатия - это динамическое соответствие, определяющее тенденцию и пределы саморазвития человека в его взаимодействии с другим, соответствие между внутренним и внешним как соответствие между потенцией и активностью. Эмпатия как соответствие человека миру уже есть, но осознавать это соответствие мы можем лишь посредством смыслов, т.е. посредством особой активности, особого, в значительной степени интуитивного усилия. Проявления эмпатии воспринимаются нами всегда в контексте конкретного события, но здесь важно учитывать масштаб и порядок времени. Контекст события, происходящего сейчас, психологически может задаваться тем, что уже происходило в прошлом, или тем, что происходит постоянно, или тем, что ожидается. Исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы: 1. Эмпатическая активность имеет респонзивный характер и представляет собой преображение потенциального психологического напряжения, определяющего избирательность восприятия в актуальную активность, определяющее динамику идентичности. Дефициты эмпатической активности определяют дефициты восприятия, принятия, понимания. Конкретную жизнеформу эмпатическая активность приобретает в темпоральном соответствии, т. е. в отношении момента прерывания потока восприятия. 2. В дальнейших исследованиях мы считаем актуальным рассмотреть транстемпоральные аспекты эмпа-тической активности, т.е. аспекты контроля и усложнения организации - эмпатической компетенции.

Ключевые слова

tension, potential, interaction, identity, reflection, responsibility, initiative, reaction, потенциал, напряжение, взаимодействие, идентичность, рефлексия, ответственность, реакция, инициатива

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Федоров Игорь ВалерьевичТомский государственный университетсоискатель кафедры психологии личностиnobelis-f@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Федоров И.В. Эмпирическое изучение эмпатических компетенций. Системно-антропологический ракурс // Наука в Центральной России. 2013. № 3(4). С. 106-111.
Лукьянов О.В. Экзистенциальный анализ и природа времени. Транстемпоральный характер экзистенциального опыта // Вестник Томско го государственного университета. 2007. № 299.
Клочко В.Е., Лукьянов О.В. Личностная идентичность и проблема устойчивости человека в меняющемся мире: системно антропологический ракурс // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 324.
Юсупов И.М. Вчувствование, проникновение, понимание. Казань, 1993. 53 с.
Davis M.H. Empathy: A social psychological approach. Boulder, CO : Westview Press, 1996. 260 p.
Андреева Г.М. Социальная психология : учеб. 2-е изд., доп. и перераб. М. : Изд-во Моск. ун-та, 1988. 432 с.
Сарджвеладзе Н.И. О балансе проекции и интроекции в процессе эмпатического взаимодействия // Бессознательное: природа, функции, методы исследования : в 4 т. / под общ. ред. А.С. Прангишвили, А.Е. Шерозия, Ф.В. Бассина. Тбилиси : Мецниереба, 1978. Т. 3. С. 485-490.
 Респонзивная динамика эмпатической активности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 386. DOI: 10.17223/15617793/386/32

Респонзивная динамика эмпатической активности | Вестн. Том. гос. ун-та. 2014. № 386. DOI: 10.17223/15617793/386/32