Развитие поэзии о природе в США: становление экопоэзии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 419. DOI: 10.17223/15617793/419/4

Развитие поэзии о природе в США: становление экопоэзии

Статья посвящена американской поэзии о природе. Цель исследования - выявить этапы развития поэзии о природе, уделив особое внимание такому феномену, как экопоэзия. Одной из основных задач является раскрытие отличительных черт данного вида поэзии. Важной задачей также является выяснение того, какие ценности легли в основу образа природы на каждом из этапов. Основными методами исследования выступают культурно-исторический метод и метод сравнительного анализа. Ведущим подходом исследования избран аксиологический. Материалом исследования служат произведения известных американских поэтов от периода колонизации до наших дней.

The development of nature poetry in the USA: the emergence of ecopoetry.pdf В российском литературоведении существует достаточное количество работ, посвящённых американской литературе в целом и поэзии в частности. Автор статьи обращается к трудам таких известных российских и зарубежных исследователей американской поэзии, как А. Генис, В. Гандельсман, Б.А. Гиленсон, А. Грицман, Р. Грэй, А. ДиФранко, С. Д. Павлычко и Е.А. Стеценко. Данное исследование актуально в силу увеличения интереса к произведениям о природе, к ценностям, которые транслируются литературой. Автор статьи исходит из утверждения, что отличительные черты образа природы зависят от ценностной модели мира поэта и эпохи в целом. Профессор И.И. Докучаев уверен, что за каждым художественным образом стоит характерная для автора ценностная модель реальности, поскольку при создании художественного образа автор отбирает её определённые смысловые компоненты [1. C. 142-144]. Известно, что «каждая новая ступень в развитии человечества создаёт свою систему ценностей, наиболее адекватно соответствующую условиям её существования» [2. C. 34]. Важной задачей исследования является выявление ценностей, лежащих в основе создания образа природы в тот или иной период развития поэзии о природе, а также обусловивших появление такого феномена, как экопоэзия. Основное внимание в работе сосредоточено на идейно-художественных особенностях произведений различных периодов. Новизна работы заключается в выявлении периодов развития поэзии о природе, в обращении к малоисследованному в российском литературоведении феномену экопоэзии, возникшему на последнем этапе развития поэзии о природе, а также в избранном подходе к изучаемому материалу. Предметом анализа становятся стихотворения таких поэтов, как А. Брэдстрит, Ф. Френо, Т. Дуайт, У.К. Брайант, Р.У. Эмерсон, Э. Дикинсон, Г.Д. Торо, У. Уитмен, Г.У. Лонгфелло, Г. Мелвилл, Т.С. Элиот, У.К. Уиль-ямс, Р. Фрост, Э. Бишоп, М. Оливер, Г. Снайдер, Ш. Алекси, а также Дж. Харджо. Известно, что ещё до прихода колонистов существовало устное творчество коренных народов в таких формах, как песни, напевы, молитвы, рассказы и стихи. Культура коренного населения была основана на тесной взаимосвязи с природным миром: произведения индейцев демонстрировали особую духовную связь с местом проживания и представителями животного мира [3. С. 219]. Б. Гиленсон указывает, что индейцы выработали систему художественных ценностей, основанных на гармонии с природой, понятиях справедливости и равенства [4. С. 21]. Человек для индейцев - член природного сообщества. С приходом колонистов в произведениях индейцев зазвучал трагизм, ознаменовавший осознание ослабления связей со всем природным миром, что отчасти явилось результатом переселения с привычных мест проживания [3. С. 220]. Несмотря на то что ещё до прихода колонистов были созданы разнообразные произведения, существует мнение, что американская поэзия возникла в XIX в. [5. С. 1]. Как самостоятельное языковое и культурное явление американская поэзия, по мнению А. Грицмана, сформировалась с появлением Эмерсона и По. Он утверждает, что именно в эпоху романтизма ощущение неосвоенного пространства континента сыграло ключевую роль в рождении американской поэзии [6]. Природа континента стала источником национальной литературы, а тема природы - центральной для творчества многих поэтов. В данном исследовании во внимание берутся среди прочего произведения, созданные до XIX в. Необходимо сначала обратиться к периоду колонизации. Если индейцы считали, что человек - равноправный член природного сообщества, то колонисты были уверены, что природа подчинена человеку, поскольку бог создал её в угоду человеку. На первом этапе отношение к природе обусловливалось идеями пуританизма. Мысль о греховном падении человека является центральной для литературы времён начала колонизации, предназначение которой виделось в прославлении бога и утверждении веры. Примером могут служить произведения Анны Брэдстрит (1612-1672), в основном написанные рифмованным ямбом, которая, по замечанию Б. А. Гиленсона, стоит у истоков американской поэзии [4. С. 23]. Согласно Брэдстрит, красота природы - это проявление красоты создателя, поскольку именно бог создал природу. Например, в стихотворении «Созерцание» (Contemplations) Брэдстрит задумывается о том, насколько прекрасен создатель, если прекрасна созданная им природа: If so much excellence abide below, How excellent is he that dwells on high? Whose power and beauty by his works we know [7]. Пространство в стихотворениях Брэдстрит обычно имеет чёткое разделение на «верх» и «низ». «Верх» (небеса) наделяется Брэдстрит положительными качествами, а «низ» (земля) - отрицательными. В образе природы, однако, выражено восхищение красотой, усиленное метрической упорядоченностью стиха (Брэдстрит придерживается характерного для того времени пятистопного ямба), и одновременное осознание греха, не дающее насладиться красотой природы сполна: Thy pleasing fervour, and thy scorching force, All mortals here the feeling knowledge hath. When present times look back to Ages past And men in being fancy those are dead. [7]. Сдержанность отклика красотам природы обусловлена, как уже было отмечено, принадлежностью к пуританизму. Брэдстрит на вопрос, стоит ли восхвалять деревья и землю, даёт себе отрицательный ответ, подчёркнутый использованием ряда слов с отрицательной коннотацией: Nay, they shall darken, perish, fade and dye, And when unmade, so ever shall they lye. [Ibid.]. Несмотря на то что тема служения Богу является центральной в её стихотворениях, темы природы и семьи становятся также их неотъемлемой частью. В целом стихи Брэдстрит, посвящённые детям, мужу, домашним делам, говорят о её привязанности к земной жизни. Природные образы Брэдстрит частично заимствует из Библии. В стихотворении «О её детях» (In Reference to her Children) Брэдстрит, например, сравнивает своих детей с птенцами [8]. В тех стихотворениях, где природные образы не заимствованы из Библии, Брэдстрит использует приём олицетворения, и природа обретает антропоморфные качества. Например, этот приём можно найти в следующем отрывке из стихотворения «Созерцание»: When I behold the heavens as in their prime, And then the earth, though old, still clad in green, The stones and trees insensible of time, Nor age nor wrinkle on their front are seen [9. Р. 2]. Профессор А. ДиФранко отмечает, что не только стихи Брэдстрит, но и вся литература колонистов подчинена единой теме служения Богу, а образы природы используются в произведениях для выражения Его величия [3. С. 221]. Лишь со временем акценты начинают меняться: идея греховности постепенно уходит, поэзия становится более секулярной. Подтверждением является поэзия Филипа Френо (17521832). По утверждению Б. Гиленсона, Френо хорошо известен как автор пейзажной, медитативной лирики [4. С. 39]. Среди самых известных стихотворений Френо о природе выделяются «Вскармливание диким мёдом» (The Wild Honey-Suckle) и «Религия природы» (On the Religion of Nature), поэма «Дом ночи» (The House of Night) [Там же]. В стихотворении «Религия природы» природа представлена дающим, неагрессивным (smiling land) началом. Природа у Френо - это созидающее, женское начало (creatress nature), образ которого создаётся за счёт богатой аллитерации и рифмы: To whom creating Nature gave Ten thousand streams to swell thy sway! [9. Р. 10]. Роль созидания, таким образом, присуща, по мнению Френо, не только Богу. В произведениях Френо представлен распространённый образ природы-матери, характерный для произведений многих народов мира. Френо проявлял живой интерес к культуре индейцев, их традициям и их особой связи с природой. Данный интерес нашёл отражение в таких стихотворениях, как «Индейское кладбище» (Indian Graveyard) и «Место захоронения индейцев» (The Indian Burying Ground), в которых образ природы непосредственно связан с образом индейца. Френо, подчёркивая особую связь индейцев с природой, называет их «детьми леса»: Here still an aged elm aspires, Beneath whose far-projecting shade The children of the forest played! [10]. В произведениях Тимоти Дуайта (1752-1817), ещё одного американского поэта, чьё творчество можно отнести к первому периоду развития поэзии о природе, можно найти своеобразный топос, общее место, в американской литературе: связь образа природы с образом страны. Образ природы служит выражению идеи величия страны. Например, в произведении «Холм Гринфилд» (Greenfield Hill) Дуайт прославляет Америку, говоря о возвышающихся к небесам горах и бесчисленных фермах: Beyond, a little chasm to view unfolds Cerulean mountains, verging high on HEAVEN, In misty grandeur. Stretch'd in nearer view, Unnumber'd farms salute the cheerful eye. [11]. Френо и Дуайт с помощью образа природы пытаются передать идею национального превосходства американцев, которое, по их мнению, является в первую очередь следствием лучших природных условий. Образ природы Америки - это образ благословенной земли, создаваемый за счёт употребления большого количества восхваляющих эпитетов: A happier soil, a milder sway, Where no proud despot holds him down, No slaves insult him with a crown. And happier systems bring to view, Than all the eastern sages knew. [9. Р. 10-11]. Несмотря на то что поэзия о природе постепенно становилась более секулярной, тема природы в поэзии Френо, а также в поэзии Дуайта неразрывно связана с темой религии. В некоторых стихотворениях есть противопоставление жизни земной и жизни в раю. Например, Френо в стихотворении «Вскармливание диким мёдом» описывает увядание цветов, земная жизнь которых более быстротечна, как и жизнь человека, в сравнении с жизнью в раю [Ibid. Р. 15]. Выражена идея превосходства жизни в раю. Значительные изменения образ природы претерпевает в эпоху романтизма, ознаменовавшей начало нового этапа в развитии поэзии о природе. Именно в эту эпоху многие поэты осознают благотворное влияние природы на человека. Переходу к такому представлению о природе во многом способствовало творчество Уильяма Каллена Брайанта (1794-1878), которого называют «зачинателем романтической поэзии в США» [4. С. 47]. В известном стихотворении «Тана-топсис» (Thanatopsis) он характеризует природу как «целительный бальзам», предупреждающий «сознанье боли» [Там же]. В поэзии о природе эпохи романтизма становится менее выражена идея связи природы с Богом-создателем. Например, стихотворение «Прерии» (The Prairies) Брайанта отличается более секулярным, чем у предшествующих поэтов, видением природы. Брай-ант отходит от понимания природы как греховного мира, в его произведениях чувствуется внимательное отношение к пейзажам Иллинойса [3. С. 225]. Однако Брайант всё-таки признаёт природу созданием Бога. В стихотворении «Лесной гимн» (A Forest Hymn), например, он называет рощи храмом Божьим, а в конце говорит, что люди должны следовать установленному Богом порядку в природе: And to the beautiful order of the works Learn to conform the order of our lives [12. Р. 74]. Однако не воспевание Бога - главная цель стихотворений Брайанта о природе, главная цель - доказательство положительного воздействия природы на человека. Желание подчеркнуть красоту природы и природных созданий лежит в основе написания одного из самых известных произведений Брайанта «К водоплавающей птице» (To a Waterfowl). В этом стихотворении Брайант умело варьирует длину строк в каждой строфе для передачи движение птицы в полёте [Ibid. Р. 74-76]. Данный приём - пример поиска поэтами эпохи романтизма новых форм выражения. Вместо классического для английского стихосложения рифмованного ямба некоторые поэты начинают экспериментировать с белым стихом (Эмерсон, Торо). Такие эксперименты лишь подчёркивают новизну содержания произведений данной эпохи. Не только Брайант отмечает целительную, обновляющую силу природы. Поэт Уильям Гилмор Симмс (1806-1870), например, в стихотворении «Полёт к природе» (Flight to Nature) также отмечает это свойство: Sweet Nature, how I turn to thee, Seeking for renovated life [13]. Несмотря на признание целительного свойства природы, она, по мнению поэта, подчинена человеку. Основной ценностью второго периода является ценность человеческой индивидуальности. Природа же, по мнению авторов, призвана удовлетворять разнообразные потребности человека, в том числе потребность в получении эстетического удовольствия. Не случайно образ природы у Брайанта - это образ дома человека, созданного Богом («Лесной гимн»), хотя этот «дом» напоминает живое существо, реагирующее на внутренние и внешние изменения: Nay, doubt we not that under the rough rind, In the green veins of these fair growths of earth, There dwells a nature that receives delight From all the gentle processes of life, And shrinks from loss of being. Dim and faint. [9. Р. 25]. В эпоху романтизма поэты задумываются о возможной угрозе, которую несёт человек природе своей деятельностью. Брайант в одном из стихотворений представляет срубаемое дерево как существо, обладающее чувствами, что заставляет читателя задуматься над тем, чья жизнь (жизнь человека или жизнь дерева) обладает большей ценностью: Do there not run Strange shudderings through your fibres when the axe Is raised against you, and the shining blade Deals blow on blow, until, with all their boughs, Your summits waver and ye fall to earth? [9. Р. 5]. В творчестве Брайанта нашли выражение две разнонаправленные черты. С одной стороны, образ природы связан с образом родных для писателя мест: Or lose thyself in the continuous woods Where rolls the Oregon, and hears no sound [Ibid.]. С другой стороны, образ природы связан с образом страны и нации в целом. От Брайанта прозвучал самый ранний призыв к созданию национальной американской литературы, которая, по его мнению, могла возникнуть благодаря прекрасным природным условиям на континенте [3. С. 224]. Идея о превосходстве природы американского континента над европейской природой, а также идея об определении характера человека природой выражена в стихотворении Брайанта «Сонет американскому художнику, уезжающему в Европу» (Sonnet - To an American Painter Departing for Europe) [9. Р. 27]. О важности национальной литературы, которая будет способствовать распространению моральных и культурных идеалов, а также формированию американского характера в 1830 г., заявлял американский писатель У.Э. Чаннинг [14. С. 69]. Вслед за Чаннин-гом мощный призыв к созданию национальной литературы прозвучал от Р.У. Эмерсона (1803-1882) в ряде его лекций и эссе. Считая, что в Америке пока не появилось гения, способного выразить национальную специфику, Эмерсон заявил, что Америка - это стих, который вскоре должен получить метрическое выражение. Эмерсон считал, что именно природа может вдохновить национального поэта [15. С. 737]. Именно с деятельностью Эмерсона и деятельности кружка трансценденталистов во главе с ним связаны основные изменения в образе природы. В диссертации «Философская поэзия американского романтизма (поэтическое творчество Ралфа Уолдо Эмерсона и Эмили Дикинсон)» С. Д. Павлычко указывает, что для Эмерсона характерно романтическое понимание природы как сущности, независимой от цивилизации и культуры, как некоего откровения [16. С. 27]. Эмерсон способствовал проникновению в США идей европейского романтизма (1820-1865) [17]. Он перенял идеи Вордсворта и Кольриджа, которые являлись одними из ключевых фигур литературы Великобритании эпохи романтизма [18. С. 116]. Профессор К. ВанСпанкерен также утверждает, что многие идеи Эмерсона берут свое начало из буддизма, ислама и учения Конфуция [19]. Эмерсон соединил все эти источники с идеями немецкого идеализма, восточной философией и сформулировал постулаты американского трансцендентализма, литературно-философского течения, уделявшего основное внимание идее одухотворённости природы. Трансценденталисты верили в то, что человек может нравственно очиститься, приблизившись к природе. Трансцендентализм США сохраняет в себе такие особенности эпохи романтизма, как противостояние рационализму, внимание к личности человека, идею об особом предназначении поэта и, конечно, идею о необходимости преклонения перед природой, в которой, по мнению приверженцев трансцендентализма, присутствует божественный дух [20]. В творчестве трансценденталистов активно развивается идея пантеизма. Эмерсон, убеждённый в слитности бога с природой, одним из первых выражает идею ценности природы как источника эстетического наслаждения: Tell them, dear, that if eyes were made for seeing, Then Beauty is its own excuse for being [9. Р. 32]. В стихотворениях о природе Эмерсон поднимает проблемы философского характера. В философской лирике Эмерсона зарождается космическое видение мира [16. С. 33]. Найти этому подтверждение можно в стихотворении «Все и каждый» (Each and All) [21]. Важным открытием Эмерсона является также его идея природы как чего-то изменяющегося: «То, что мы называем природой, на самом деле является саморегулирующимся движением, изменением: природа всё делает сама» [15. С. 731]. Природа у Эмерсона -это активная, саморегулирующаяся сущность, способная на ответные действия. В творчестве Эмерсона, как и в творчестве Брай-анта, выражена идея воздействия человека на природу, в том числе негативного воздействия. Однако это воздействие, по мнению Эмерсона, не одностороннее. В стихотворении «Вода» (Water), например, говоря о взаимосвязи природы с человеком, он пишет, что природа способна на разрушительные действия в ответ на неподобающие действия человека: 1ll used, it will destroy [9. Р. 30]. Хотя можно заметить, что стихотворения Эмерсона всё-таки чаще оптимистичны: The water understands Civilization well; Well used, it decketh joy, Adorneth, doubleth joy [Ibid.]. Признавая прочную взаимосвязь между человеком и природой, Эмерсон высказывает мысль о нетождественности человека природе: we are strangers to the stars, / And strangers to the mystic beast and bird, / And strangers to the plant and to the mine [Ibid. Р. 31]. Несмотря на это, в произведениях Эмерсона прослеживаются зачатки экопоэзии: в них уделяется внимание взаимоотношению различных природных элементов. Например, в стихотворении Эмерсона «Басня» (Fable), в котором разворачивается диалог белки с горой. Таким образом, используя аллегорию, Эмерсон признаёт равнозначную необходимость каждого природного элемента: Talents differ; all is well and wisely put; If I cannot carry forests on my back, Neither can you crack a nut [Ibid. Р. 34]. Даже «неживая» природа обретает в стихотворениях Эмерсона голос. Голосом обладает природа и в стихотворениях Кэролин Таппан (1818-1888), другого члена кружка трансценденталистов. Она персонифицирует природу и использует приём психологического параллелизма, приписывая природе чувства, которые соответствуют внутреннему настроению лирического героя. В стихотворении «Лирика» (Lyric) она пишет: The little flowers lie low on the ground And sadly moan [21]. В стихотворении «Строки» (Lines), посвящённом решению вопроса о сущности природы, природа представлена как прекрасная мать: No! the secret of Nature I do not know -A poor groping child, through her marvels I go! [Ibid.]. Известно, что образы природы в эпоху романтизма часто служили символами. Например, подсолнух в стихотворении английского поэта У. Блейка «Ах, подсолнух» (Ah! Sun-flower) символизирует желание достичь вечной жизни, змея в произведении С.Т. Кольриджа «Кристабель» (Christabel) - зло, а чёрный ворон в стихотворении Э. По «Ворон» (The Raven) - смерть. Отчасти использование символов в эту эпоху связано с изменением статуса поэта. В США он резко поднимается, во многом благодаря Эмерсону. В своём эссе «Поэт» (The Poet) он объясняет, что настоящий поэт «видит то, о чем другие лишь мечтают, и подчиняет это себе, и пропускает сквозь себя все многообразие опыта; он - представитель рода человеческого благодаря тому, что в нём всего больше развиты способности воспринимать и передавать другим» [22. С. 304]. По мнению Эмерсона, поэт должен обладать особой способностью восприятия и выполнять важные социальные функции по передаче знания, полученного при восприятии. Для этого он может использовать символы. Необходимо упомянуть Генри Дэвид Торо (18171862), также входившего в кружок трансцендентали-стов. Он является одним из самых выдающихся мыслителей, повлиявших на восприятие природы американцами. К. ВанСпанкерен пишет, что мысли Торо об экологии, его идеи, наблюдательность до сих пор актуальны и свежи [19]. Конечно, большая часть внимания исследователей к творчеству Торо сосредоточена на эссеистике и журнале, в котором Торо делал записи о результатах наблюдения за природой. Однако Торо является также автором стихотворений. В стихотворениях Торо происходят своеобразная интериоризация и в то же время персонификация природы. Например, в произведении «Внутреннее утро» (The Inward Morning) он пишет: Packed in my mind lie all the clothes Which outward nature wears [21]. Торо, как и Эмерсон, увлекавшийся восточной философией, сочетает в своих произведениях идеи немецкого идеализма с идеями индийской философии, в том числе с идеей о брахмане и атмане, т. е. о едином божественном начале природы и человека. Торо, как и Эмерсон, является последователем пантеизма и считает, что природа слитна с божественным началом. В «Молитве Земле» (Pray to What Earth) он говорит о необходимости молиться земле [Ibid.]. Итак, в творчестве поэтов-трансценденталистов заметны важные изменения в образе природы: природа наделяется божественными качествами, утверждается единое начало человека и природы, исчезает пространственная дихотомия «верх-низ», реализующая разницу между положительным, божественным, находящимся вверху, и отрицательным, греховным, находящимся внизу. Говоря о новаторстве, необходимо упомянуть Уолта Уитмена (1819-1892), поэта, положившего начало по-настоящему национальной американской поэзии. Он представляет собой того поэта, появление которого предсказывал Эмерсон в эссе «Поэт». Не случайно сам Эмерсон признал Уитмена самобытным поэтом [4. С. 128]. Уитмену удалось совершить революцию в стихосложении, а также выразить демократические настроения страны. Уитмен использует длинные строки для выражения идеи безграничности просторов и возможностей, которые можно найти в Америке. «Листья травы», основное произведение Уитмена, написано свободным стихом для выражения идеи свободы от каких-либо ограничений: Walt Whitman, an American, one of the roughs, a kosmos, I speak the password primeval. I give the sign of democracy; By God! I will accept nothing which all cannot have their counterpart on the same terms [9. Р. 102]. Хотя при написании «Листьев травы» Уитмен использовал множество источников (итальянскую оперу, перевод Библии, выполненный под руководством короля Якова I, астрономию, ландшафтную живопись и проч.), основным источником для него стало ощущение значимости своей личности, идентификация себя со своей родиной [18. С. 208]. Таким образом, в основе создания образа природы в его творчестве заложена одна из ведущих ценностей американской культуры - ценность человеческой личности. Своё личное «я» Уитмен ставит превыше всего. В творчестве Уитмена и многих поэтов, живших после него, наблюдается желание поделиться с читателем своим опытом, личными соображениями. Р. Грэй указывает на то, что фокус произведения на личностном «я» повествователя или автора, как собственно соединение, слияние повествователя и автора, для американской литературы является типичным [23. С. 123]. В произведении Уитмена «Листья травы» образ природы - это, в первую очередь, образ страны, в которой человек свободен. Как уже было отмечено ранее, произведения Эмерсона были оптимистичными. Идею оптимизма, представленного Эмерсоном в эссе «Доверие к себе» (Self-Reliance) как необходимое качество человека, выражает и Уитмен. Он пишет: The earth good, and the stars good, and their adjuncts all good [9. Р. 89]. В произведении Уитмена можно найти общий для английской и американской поэзии топос эпохи романтизма: образ природы как учителя (данный образ можно найти у Вордстворта, в стихотворении «Природа-учитель» (The Tables Turned)). Уитмен считает, что природа может научить большему, чем проповедь или лекция: Logic and sermons never convince, The damp of the night drives deeper into my soul [9. Р. 107]. Однако Уитмен далёк от признания единства человека с животными, которое свойственно творчеству индейцев. Он отделяет животных от рода человеческого: I think I could turn and live awhile with the animals.. They are so placid and self-contained, So they show their relations to me and I accept them [Ibid. Р. 108]. Новым в поэзии Уитмена является его идея многозначности природных образов. Например, трава, имея зелёный цвет, может означать надежду, может восприниматься как проявление божественного начала, может означать рождение, поскольку постоянно прорастает вновь, а может символизировать смерть, поскольку растёт на могилах. Тот факт, что трава растёт везде, даёт право говорить, что она означает также единство [Ibid. Р. 88]. Именно единство всего сущего утверждает Уитмен в своём основном произведении «Листья травы»: What is a man anyhow? What am I? and what are you? All I mark as my own you shall offset it with your own, Else it were time lost listening to me [Ibid. Р. 98]. Большое влияние на развитие поэзии о природе оказало творчество Эмили Дикинсон (1830-1886), задававшейся вопросом о сущности человека. Она, как и Уитмен, была склонна определять сущность человека через природное начало. Пристальное наблюдение за природным миром позволило Дикин-сон умело использовать сравнения животных с людьми и людей с животными. Например, в стихотворении «Я никто, а ты - ты кто?» (I'm Nobody! Who are you?) Дикинсон сравнивает человека с лягушкой: How dreary - to be - Somebody! How public - like a Frog - To tell one's name - the livelong June - To an admiring Bog! [24]. Данное стихотворение хорошо выражает жизненную позицию Дикинсон. В отличие от Уитмена Ди-кинсон всей своей жизнью затворника и своим нежеланием публиковать собственные произведения показывает, что ей чужды публичная жизнь и желание славы. Различия между двумя поэтами видны и в форме произведений. Строфы у Дикинсон короткие. Если Уитмен опирается на перевод Библии в выработке своего стиля, то Дикинсон - на церковные гимны [25. С. 83]. Дикинсон использует эллиптичные предложения, пытаясь высказать мысль минимальным количеством языковых единиц, что соответствует её идее о простоте природы. Самым любимым знаком препинания Дикинсон является тире. Этот знак не только передаёт быстрое движение мысли, но и служит созданию определённого ритма, получаемого также за счёт чередования строк с чётным и нечётным количеством ударных слогов и за счёт анжамбемана. Образ природы у Дикинсон всеобъемлющ, как и у Уитмена, но создаётся он по-другому. Если Уитмен идёт от своего «я» вовне, то Дикинсон от внешнего мира к собственному «я», которое для неё является неотъемлемой частью природы. Дикинсон осознаёт тесную взаимосвязь всех живых существ, её интересует каждая мелкая деталь. Например, в стихотворении «Спорхнула птичка» (A Bird Came Down) она рассказывает о своём опыте наблюдения за птицей, поедающей червя. Стихотворения Дикинсон лишены избыточной символичности, она повествует о своём непосредственном опыте общения с природой. Например, стихотворение «Маленькое существо в траве» (A Narrow Fellow in the Grass) лишено понимания змеи как символа зла. С точки зрения Дикинсон, всё в природе является гармоничным. В отличие от Эмерсона и Уитмена, однако, она считает, что выразить мудрость природы человеку не под силу. Например, в стихотворении «Природа - это то, что видим» (Nature" Is What We See) Дикинсон пишет: Nay - Nature is Harmony -Nature is what we know -Yet have no art to say -So impotent Our Wisdom is To her Simplicity [26]. Образ природы у Дикинсон - это образ гармоничного целого. Он часто строится как образ друга. Например, в стихотворении «Марту» (To March) месяц март предстаёт в виде долгожданного гостя и друга. Значительное место в истории развития поэзии о природе занимает творчество Генри Лонгфелло (1807-1882), получившего признание ещё при жизни. Популярность произведений Лонгфелло объясняется отчасти его приверженностью к традиционным европейским литературным формам [23. С. 203]. Образ природы США у Лонгфелло, задавшегося целью создать национальное эпическое произведение, связан с образом индейца. Гиленсон отмечает, что для романтической литературы характерно обращение к образу индейца как «естественного человека», однако, как правило, этот образ носит условный, декоративный характер. Лонгфелло, по словам Гиленсона, значительно глубже подходит к культуре индейцев в процессе создания своих эпических произведений [4. С. 84]. В его стихотворении «Природа» (Nature) образ природы - это также образ ласковой матери, заботящейся о своих детях - людях: As a fond mother, when the day is o'er, Leads by the hand her little child to bed, Being too full of sleep to understand How far the unknown transcends the what we know [27]. Признавая, подобно Дикинсон, тот факт, что наше знание об окружающем нас мире слишком мало, Лонгфелло говорит, что человечество представляется скорее невинным дитя, чем грешным созданием. Его творчество соответствует второму этапу развития поэзии о природе, на котором на природу перестаёт проецироваться идея греховности. Однако не все американские поэты эпохи романтизма являются оптимистами и считают земную жизнь непосредственным контактом с божественным началом, растворённым в природе. Противоположный взгляд, например, характерен для Германа Мелвилла. Г. Мелвилл (1819-1891) является не только автором знаменитого романа «Моби Дик», но и автором нескольких рассказов и стихотворений. В стихотворениях Мелвилла чувствуются мрачность, постоянное ощущение исходящей от природы опасности, как и в его известном романе. В стихотворении «Мальдивская акула» (The Maldive Shark), повествующем о симбиозе рыбы-лоцмана и акулы, акула предстаёт неким исчадием ада, для которого рыба-лоцман является прислужником, приводящим хозяина к добыче: But liquidly glide on his ghastly flank Or before his Gorgonian head; Or lurk in the port of serrated teeth In white triple tiers of glittering gates [9. Р. 155]. Можно сделать вывод, что Мелвилл, черпая символы из природного мира, хочет донести до нас мысль о единстве сущего, но единстве другого рода, чем у Уитмена. Мир, по мнению Мелвилла, похож скорее на ад, чем на рай. Если стихи Эмерсона и Уитмена проникнуты жизнеутверждающим оптимизмом, то стихи Мелвилла пессимистичны. Пессимизм чувствуется даже в тех стихотворениях, в которых образ природы связан с образом страны. Например, в стихотворении «Опасения» (Misgivings) Мелвилл пишет: When ocean-clouds over inland hills Sweep storming in late autumn brown, I muse upon my country's ills [Ibid. Р. 153]. Мелвилл не разделяет уверенность Эмерсона, То-ро и других поэтов в особой судьбе страны, обусловленной прекрасными природными условиями. Во многом трагичное мироощущение присуще следующему этапу развития литературы о природе в США. Данное мироощущение явился результатом Гражданской, а также Первой мировой войны. Если романтизм был эпохой оптимизма и надежд, то модернизм - разрушением этих надежд. Новое мироощущение было также результатом стремительных изменений в бытовом плане: увеличилось городское население, возросла скорость коммуникации (распространение получили радио и телефонная связь), выросла скорость транспортировки (строились мосты, метро, машины и скоростные поезда), возводились небоскрёбы, фабрики [28. С. 23]. Именно новое мироощущение заставляет модернистов ставить под сомнение жизнеспособность старых форм. Они начинают использовать новые формы произведений. Томас Стернз Элиот (1888-1965), например, в «Бесплодной земле» (The Waste Land) передаёт идею о нарушенной взаимосвязи человека с природой, дробя произведение на, казалось бы, не связанные между собой части. В произведении представлена мрачная картина послевоенного общества, которая создаётся с помощью природных образов, например образа загрязнённой Темзы: Unreal City, Under the brown fog of a winter dawn, A crowd flowed over London Bridge, so many, I had not thought death had undone so many [9. Р. 353]. Образ природы - это образ собранных фрагментов, кусков, между которыми нет видимой связи. Однако, как указывает А. ДиФранко, в основе произведения Элиота лежит традиция сезонных ритуалов плодородия [3. С. 228]. Несвязность произведения только кажущаяся, поверхностная. Элиот, как и другие модернисты, находится в поиске новых мифов, способных объединить разрозненный на части мир, преодолеть отчуждение человека от общества и природы. По утверждению А. Гениса, центральным проектом модернистов становится нахождение нового мифа, способного «одухотворить прогресс и срастить распавшийся мир в новое единство» [29]. Модернисты перенимают мысль предыдущей эпохи о важной роли поэта в жизни страны. Внимание многих писателей-модернистов сосредоточивается на самих вещах, в которых они пытаются обнаружить новый смысл. Они стараются обеспечить «свежесть и резкость образного восприятия», поэтому «утверждают принцип постоянного насилия по отношению к языку, постоянной ломки и перекраивания языкового материала» [30. С. 263]. В 1912 г. возникает направление имажизма во главе с Эзрой Паундом (1885-1972) [31. С. 6], которого Генис называет «апостолом модернизма». Именно Паунд во многом определяет дальнейшее развитие американской поэзии [Там же. С. 5]. Он является автором не только многочисленных стихотворений, переводов, но и автором работ по литературоведению и культуре. Паунд способствует продвижению малоизвестных поэтов, являясь центром движения авангардистов в Лондоне, Париже и Нью-Йорке. Его творческие принципы остаются значимыми даже для современных поэтов [32. С. 50]. Во многом благодаря Паунду утверждается свободный стих, занявший ключевые позиции в американской поэзии новой эпохи. Одной из основных его идей, которая жива и по сей день, является утверждение необходимости отсечения от стихотворения лишних слов для избавления от излишней декоративности [28. С. 25]. Эта идея стала результатом увлечения восточной поэзией, переводами которой он занимался. Так, в 1913 г. появляется стихотворение Паунда «На станции метро» (In a Station of the Metro), напоминающее хайку: The apparition of three faces in the crowd; Petals on a wet, black bough [Ibid. Р. 26]. Увлечение китайской и японской поэзией, как, впрочем, и духовными учениями Востока, стало отличительной чертой возникшей впоследствии группы битников. Хотя философия Востока, как было сказано ранее, стала проникать в литературу США ещё во времена Эмерсона и Торо, особый интерес она вызвала после Второй мировой войны в годы поиска новых духовных начал. Говоря о развитии поэзии о природе, стоит отметить творчество Уильяма Карлоса Уильямса (18831963). Образ природы в его творчестве создаётся с помощью указания на мелкие детали. Примером служит стихотворение «Красная тачка» (The Red Wheelbarrow), в котором представлены три образа отдельных предметов, связанных воедино структурой стихотворения [33]. Несмотря на краткость стихотворения, оно может вызвать различные интерпретации, что говорит о силе создаваемых образов простых материальных объектов [28. С. 99]. Звуковая и ритмическая гармония передают доставляемое наслаждение представленным пейзажем. Цвета предметов можно воспринять как цвета американского флага, тогда идеей стихотворения может быть значимость фермерства для жизни страны. Образ природы, таким образом, связан с образом страны и отражает ценность простой жизни. Основным отличием Уильямса от Элиота и Паун-да является его убеждённость в необходимости внимания к своему месту проживания, своей малой родине [23. С. 376]. Космополитизму он противопоставляет локализм, считая, что национальное проявляется в локальном. Если поэзия Элиота и Паунда содержит большое количество аллюзий на произведения прошлого и настоящего, то поэзия Уильямса отличается простотой и представляет обычную жизнь его родного города. Образ природы в творчестве модернистов часто связан с образом города. Например, эти два образа связаны в стихотворении Э. Бишоп «Простое упражнение» (Little Exercise): It is raining there. The boulevard And its broken sidewalks with weeds in every crack Are relieved to be wet, the sea to be freshened [35]. Локализм характерен для творчества ещё одного известного американского поэта - Роберта Фроста (1874-1963). ДиФранко отмечает, что стихотворения Фроста вносят вклад в создание национальной пасторали, а также помогают определить американскую идентичность через приверженность к конкретному месту проживания [3. С. 227]. Однако стоит отметить, что отношение Фроста к природе двойственно. Если в творчестве Уильямса образ природы однозначно положителен и несёт идею возможности обновления (заложенную, например, в сборнике «Весна и всё остальное» (Spring and All)), то образ природы у Фро-ста амбивалентен, что возвращает нас к идеям пуританизма. Амбивалентность можно проследить в произведениях «Остановка в лесу снежным вечером» (Stopping by Woods), «Войди» (Come In), в которых признание красоты природного соседствует с осознанием губительности полного погружения в природу (что также говорит о вере в невозможность слияния с природой). Нередко поэтому в поэзии Фроста образ природы связан с образами света и тьмы, дня и ночи. Например, в стихотворении «Знакомство с ночью» (Acquainted with the Night) он пишет: And further still at an unearthly height, One luminary clock against the sky Proclaimed the time was neither wrong nor right. I have been one acquainted with the night [9. Р. 230-231]. Природное начало в стихотворении ассоциируется с темнотой, а человеческая деятельность, символом которой являются часы, - со светом. В известном произведении «Берёзы» (Birches) Фрост соединяет два видения природы, говоря о возможности сочетания духовной жизни с земными делами. Если сравнить это стихотворение со стихотворением «Берёза» Сергея Есенина, то можно понять, насколько различным является восприятие одного и того же дерева этих двух выдающихся поэтов. Если для Есенина берёза - это нечто близкое, ассоциирующееся с родиной, женским началом, вызывающее эстетическое восхищение, то для Фроста - это нечто, к чему можно обратиться лишь по необходимости для удовлетворения порывов души. Склонённые берёзы у Фроста тоже ассоциируются с женщинами, однако задача автора заключается не в передаче эстетической ценности природы. Основная идея стихотворения заключается в возможности использования природы как с

Ключевые слова

американская поэзия, поэзия о природе, образ природы, эколитература, экопоэзия, ценности, American poetry, nature poetry, image of nature, ecoliterature, ecopoetry, values

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Гречишкина Светлана ВикторовнаЗабайкальский государственный университетст. преподаватель кафедры европейских языков и лингводидактикиSveta-only4me@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Докучаев И.И. Ценность и экзистенция. Основоположения исторической аксиологии культуры. СПб. : Наука, 2009. 595 с.
Дымина Е.В. Мир ценностей и проблема осмысления действительности // Ценности и смыслы. 2009. № 2. С. 27-37.
DiFranco A.K. Nature Writing: Poetry // Oxford Encyclopedia of American Literature. Oxford : Oxford University Press, 2004. Vol. 3. P. 219-231.
Гиленсон Б. А. История литературы США : учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений. М. : Академия, 2003. 704 с.
Fredman S. A Concise Companion to Twentieth-Century American Poetry. Oxford : Blackwell Publishing, 2005. 288 p.
Грицман А. Живой пейзаж (четверть века американской поэзии) // Арион. Слово. 2001. №. 2. С. 17-28. URL: http://magazines.russ.ru/ arion/2001/2/gric.html (дата обращения: 04.06.2015).
Bradstreet A. Contemplations // Poetry Foundation. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/43699 (accessed: 07.06.2016).
Bradstreet A. In Reference to Her Children // Fire and Ice: Puritan and Reformed Writings. URL: http://www.puritansermons.com/poetry/anne08.htm (accessed: 07.06.2016).
Lehman D. The Oxford Book of American Poetry. New York : Oxford University Press, 2006. 1200 p.
Freneau Ph. The Indian Burying Ground // Poetry Foundation. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/46094 (accessed: 21.05.2016).
Dwight T. Greenfield Hill // Early Americas Digital Archive. URL: http://mith.umd.edu/eada/html/display.php?docs=dwight_greenfieldhill.xm (accessed: 08.06.2016).
Американская поэзия в русских переводах. XIX-XX вв. / сост. С.Б. Джимбинов. М. : Радуга, 1983. 672 с.
Simms W.H. Flight to Nature // PoemHunter.com URL: http://www.poemhunter.com/poem/flight-to-nature/ (accessed: 22.06.2016).
Romanticism and Transcendentalism: 1800-1860 / ed. A. Ladd. New York : Infobase Publishing, 2010. 126 p.
Emerson R.W. Emerson: Selected Essays / ed. L. Ziff London: Penguin, 1982. 416 p.
Павлычко С.Д. Философская поэзия американского романтизма (поэтическое творчество Ралфа Уолдо Эмерсона и Эмили Дикинсон) : дис.. канд. филол. наук. Киев, 1984. 188 c.
Богословский В.Н., Прозоров В.Г., Головченко А.Ф. Американская литература: Романтизм. URL: http://www.ae-lib.org.ua/texts/bogoslov-skiy_american_romantism_ru.htm (дата обращения: 09.06.2016).
Gray R.A History of American Literature. Oxford : Blackwell Publishers Ltd., 2004. 913 p.
VanSpanckeren K. Outline of American Literature. Washington: U. S. Department of State, 2006. 177 p. URL: http://iipdigital.usembassy.gov/st/ english/publication/2011/07/20110727110855su0.6739575.html#axzz3Kkjyls1t (accessed: 12.06.2016).
Maunder A. Encyclopedia of Literary Romanticism. New York : Facts on File, 2010. 560 p.
Tappan C.S. Lyric // The Web of American Transcendentalism. URL: http://transcendentalism-legacy.tamu.edu/ (accessed: 09.07.2016).
Эстетика американского романтизма / сост. А. Н. Николюкин. М. : Искусство, 1977. 464 с.
Gray R.A. History of American Literature. 2nd ed. Oxford : Wiley-Blackwell, 2012. 913 p.
Dickinson E. I'm Nobody! Who are you? // Academy of American Poets. URL: https://www.poets.org/poetsorg/poem/im-nobody-who-are-you-260 (accessed: 19.06.2016).
Dickinson E. "Nature" Is What We See // PoemHunter.com. URL: http://www.poemhunter.com/poem/nature-is-what-we-see (accessed: 19.06.2016).
Felstiner J. Can Poetry Save the Earth? A Field Guide to Nature Poems. New Haven : Yale University Press, 2009. 396 p.
Longfellow H.W. Nature // Poetry Foundation. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/44641 (accessed: 21.06.2016).
Beach Ch. The Cambridge Introduction to Twentieth-Century American Poetry. Cambridge : Cambridge University Press, 2003. 234 p.
Генис А. Модернизм как стиль XX века. URL: http://magazines.russ.ru/zvezda/2000/11/genis.html (дата обращения: 12.06.2016).
Гаспаров Б.М. Язык. Память. Образ. Лингвистика языкового существования. М. : Новое литературное обозрение, 1996. 352 c.
Beasley R. Theorists of Modernist Poetry: T.S. Eliot, T.E. Hulme, Ezra Pound. London : Routledge, 2007. 160 p.
MacGowan Ch. Twentieth-Century American Poetry. Hoboken : Wiley-Blackwell, 2004. 348 p.
Williams W.C. The Red Wheelbarrow. URL: http://www.poetryfoundation.org/resources/learning/core-poems/detail/45502 (accessed: 08.07.2016).
Bishop E. Little Exercise // PoemHunter.com. URL: http://www.poemhunter.com/poem/little-exercise/ (accessed: 08.07.2016).
Генис А., Гандельсман В. Двойной портрет американских поэтов // Радио Свобода. URL: http://www.svoboda.org/content/ transcript/1791996.html (дата обращения: 18.06.2016).
Bishop E. At the Fishhouses // Poetry Foundation. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/52192 (accessed: 11.07.2016).
Кабанова И.В. Зарубежная литература. Учебное пособие. URL: http://17v-euro-lit.niv.ru/17v-euro-lit/kabanova/modernizm.htm (дата обращения: 18.06.2016).
Лихачёв Д.С. Русская культура. М. : Искусство, 2000. 440 с.
Гречишкина С.В. К вопросу исследования современной литературы о природе: аспекты изучения эколитературы // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 387. С. 8-14.
Bryson J.S. Seeing the West Side of Any Mountain. Thoreau and Contemporary Ecological Poetry // Thoreau's Sense of Place. Essays in American Environmental Writing / ed. R.J. Schneider. Iowa City : University of Iowa Press, 2000. P. 133-145.
Harjo J. A Map to the Next World // Poetry Foundation. http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/49621 (accessed: 11.07.2016).
Стеценко Е.А. Литература США начала XX века // История литературы США : в 5 т. / ред. Я.Н. Засурский. М. : ИМЛИ РАН, 2009. Т. 5. С. 10-29.
Alexie Sh. The Powwow at the End of the World // Poetry Foundation. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/de-tail/47895 (accessed: 11.07.2016).
Alexie Sh. Crow Testament // Genius. URL: http://genius.com/Sherman-alexie-crow-testament-annotated (accessed: 11.07.2016).
Harjo J. When the World as We Knew It Ended. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poems/detail/49619 (accessed: 14.07.2016).
Ostriker A. Mary Oliver. URL: http://peacefulrivers.homestead.com/maryoliver.html (accessed: 19.06.2016).
Oliver M. Where Does the Dance Begin, Where Does It End // Poetry Foundation. URL: http://www.poetryfoundation.org/poems-and-poets/poets/detail/mary-oliver (accessed: 19.06.2016).
Poetry by Mary Oliver. URL: http://peacefulrivers.homestead.com/MaryOliver.html (accessed: 19.06.2016).
Snyder G. Turtle Island. New York : New Directions Publishing Corporation, 1974. 114 p.
Snyder G. The Back Country. New York : New Directions Publishing Corporation, 1971. 151 p.
Tovey P. The Transatlantic Eco-Romanticism of Gary Snyder. London : Palgrave Macmillan, 2013. 260 p.
Snyder G., Martin J. Nobody Home: Writing, Buddhism, and Living in Places. San Antonio : Trinity University Press, 2014. 268 p.
 Развитие поэзии о природе в США: становление экопоэзии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 419. DOI: 10.17223/15617793/419/4

Развитие поэзии о природе в США: становление экопоэзии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2017. № 419. DOI: 10.17223/15617793/419/4