Участие многосторонних банков в инфраструктурных проектах Евразийского экономического союза и инициативы «Пояс и путь» в Центральной Азии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2020. № 460. DOI: 10.17223/15617793/460/13

Участие многосторонних банков в инфраструктурных проектах Евразийского экономического союза и инициативы «Пояс и путь» в Центральной Азии

Анализируется участие многосторонних банков в инфраструктурных проектах на пространстве Центральной Азии в контексте реализации интеграционного проекта «Евразийский экономический союз» и инициативы «Пояс и путь». Рассмотрены примеры конкретных проектов и особенности функционирования банков как акторов международных отношений.

Multilateral Banks' Participation in Infrastructure Projects of the Eurasian Economic Union and in the Belt and Roa.pdf Интеграционные процессы, глобализация, региональное и межрегиональное сотрудничество - современные тенденции международного взаимодействия, реализующиеся во всем мире. У крупных проектов интеграции и сотрудничества имеются конкретные инициаторы, практически в каждом случае можно выявить выгодоприобретателей того или иного процесса. При этом институты и в целом механизмы сотрудничества демонстрируют разную эффективность, да и методики их оценки существуют разные: от подсчета простых количественных показателей (число участников организации или неформальной инициативы, объем их взаимной торговли и т.д.) до определяемых с большей сложностью, но одновременно имеющих большую информативность: например, изменение структуры экспорта, развитие обрабатывающей промышленности, подъем уровня жизни граждан государства - члена организации или проекта и т.д. В конечном счете, при грамотной стратегии реализации и в случае постановки в центр внимания задач технологического подъема экономики и человеческой безопасности, интеграционные проекты могут и должны работать на устойчивое развитие. Цель данной статьи - проанализировать содержание проектов по строительству и модернизации инфраструктуры в Центральной Азии, реализуемых на средства международных банков - Евразийского банка развития (ЕАБР) и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ); оценить функционирование этих институтов, сравнить приоритеты, а также потенциальную значимость их проектов для развития региона Центральной Азии. Современное развитие международных отношений в Центральной Азии характеризуется влиянием ин-ституционализации интересов международных акторов. В качестве ключевых трендов, ведущих к инсти-туционализации международного сотрудничества в Центральной Азии, можно обозначить жесткую конкуренцию за ресурсы; конфликты в сфере ресурсо-пользования; внедрение в национальные экономики иностранного капитала и иностранных транснациональных акторов. Ограниченность базовых ресурсов и обострение конкурентной борьбы за них приводит к изменениям не только экономических правил поведения акторов международных отношений, но и конкуренции на уровне инфраструктурных проектов. Международное финансовое сотрудничество тоже можно рассматривать в контексте институционализации интересов акторов международных отношений на принципах стратегического партнерства и выявления особенностей формирования системы нормативных, структурных и конструктивных регуляторов, которые влияют на формирование целей и интересов акторов международных отношений. Ведущие государства стремятся к тому, чтобы их собственные правила и процедуры стали универсальными, а другие страны, не желая терять рынки или источники финансовых ресурсов, соглашаются с их условиями. Проводниками интересов ведущих государств становятся многосторонние банки, которые можно классифицировать как международные межправительственные региональные экономические организации. С точки зрения типологизации [1] Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Евразийский банк развития следует отнести к третьей волне многосторонних банков. Их создание было вызвано произошедшим в мировой экономике после мирового экономического кризиса 2008 г. перераспределением экономической мощи. Страны, вышедшие из него с меньшими потерями, прежде всего, Китай, начали формировать картину глобального экономического роста. Недовольство стран, относимых к категории развивающихся, ограниченной ролью в глобальном управлении обусловило создание новых финансовых институтов, параллельных имеющимся. Перейдем к рассмотрению непосредственно деятельности банков. ЕАБР - региональный банк развития, созданный правительствами России и Казахстана в 2006 г. В настоящее время в качестве его участников помимо учредителей числятся четыре государства-члена: Армения, Белоруссия, Киргизия и Таджикистан. Другие государства и международные организации могут стать его членами, подписав учредительное соглашение [2]. Согласно Стратегии ЕАБР он является многосторонним банком развития, содействующим углублению интеграционных процессов между экономиками государств-участников. Банк фокусирует свою деятельность на финансировании проектов с сильным интеграционным эффектом и национальных проектов развития, выстраивании сотрудничества с «якорными» клиентами. Ему приходится вести деятельность в условиях уменьшения инвестиционной активности корпоративного сектора, девальвации национальных валют, волатильности процентных ставок, низких темпов роста в экономиках стран-участников. Банк традиционно придерживается консервативной политики управления ликвидностью, что позволяет ЕАБР иметь международные рейтинги выше суверенного рейтинга РФ. Крупнейшими странами банковских операций являются Казахстан (41,4% текущего инвестиционного портфеля) и Россия (39,2%). В 2013-2017 гг. на первом месте среди сфер размещения инвестиций стояли энергетика, транспорт и инфраструктурные объекты (48% портфеля), на втором месте - горнодобывающая промышленность, металлургия, машиностроение, химическая промышленность (26%). Стоит отметить и проекты в финансовом секторе (до 21%). Все эти проекты могут укреплять интеграционный потенциал, прежде всего за счет обеспечения экспортно-импортных операций [3]. Инфраструктурные проекты, повышающие транс-портно-коммуникационную связанность стран и регионов - ключевые для ЕАБР. Особое внимание уделяется объединению кооперационных связей и выстраиванию совместных технологических цепочек. Инвестиции в машиностроение, которое является основой экономики развитых стран, составляют менее 5%, однако показателен и важен сам факт того, что они присутствуют. Большинство крупных проектов реализуется ЕАБР в России и Казахстане. В Казахстане банк с 2010 г. финансирует проект модернизации Экибастузской ГРЭС-2, закупку оборудования для добычи угля в Экибастузском каменноугольном бассейне (ТОО «Богатырь комир»), строительство ветряной электростанции в Акмолинской области, разработку месторождения урана СП «Заречное» и создание автомобильного пункта пропуска «Нур жолы» на автодороге «Алматы-Хоргос» международного транзитного коридора «Западная Европа - Западный Китай». Также ЕАБР финансирует российско-казахстанский проект поставки железорудного сырья Соколовско-Сарбайского горно-производственного объединения (Казахстан) на Магнитогорский метком-бинат. В 2018 г. в Киргизии ЕАБР открыл кредитную линию «Айыл банку» в рамках программы поддержки малого и среднего бизнеса и финансирует поставки сырья, комплектующих и компонентов для проектов Российско-Киргизского фонда развития [4]. В конечном счете инфраструктурные проекты сотрудничества могут и должны способствовать развитию евразийской интеграции на пространстве ЕАЭС. АБИИ - международная финансовая организация, созданная по инициативе Китая. Ее структура была окончательно оформлена в 2016 г. По соглашению [5] о создании банка соучредителями выступили 57 государств на пространстве от Западной Европы до Австралии. Крупнейшими по объему вложений соучредителями стали Китай, Индия, Россия, Германия и Южная Корея [6]. Государства, желающие получить кредитное финансирование, подают в него заявки с полным обоснованием своих проектов. Далее проходит рассмотрение и обсуждение заявок и либо принятие, либо отказ в выделении средств. АБИИ успел поддержать следующие инфраструктурные проекты в Центральной Азии: реконструкцию дороги от Душанбе до таджикско-узбекской границы (27,5 млн долл.) [7] и реконструкцию Нурекской ГЭС (60 млн долл.) [8]. Оба проекта реализуются в Таджикистане - стране, которая является одним из крупнейших должников Китая. Заемщиком в обоих случаях является Министерство финансов Республики Таджикистан. Кроме денег АБИИ часть суммы в обоих проектах составляет софинансирование (в первом случае - от Европейского банка реконструкции и развития [9], во втором - от Международной ассоциации развития и, в наименьшей степени, от ЕАБР [10]). В документах, размещенных на сайте АБИИ, нигде не указана ставка кредитов. Можно судить о ней только по косвенным признакам: например, в случае с Нурекской ГЭС приводятся данные о том, что для оправдания проекта Республике Таджикистан придется повышать тарифы на электроэнергию внутри страны на 15% ежегодно до 2022 г. Долг нужно выплатить до 2025 г. Для выплаты страна будет вынуждена, возможно, брать новые кредиты. Но Таджикистан уже накопил огромные долги Китаю, и выплатить их все пока нет никакой возможности [11]. Результатом этого и других методов китайской политики уже стали обеспечение зависимости и лояльности этой центрально-азиатской страны, а также ориентация ее экономики на взаимодействие с КНР [12]. Также следует отметить, что АБИИ является одним из инструментов реализации КНР инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП), поскольку непосредственно предоставляет кредитное финансирование для инфраструктурных проектов. Имея опыт сотрудничества с другими многосторонними банками развития, Китай сумел использовать свое взаимодействие с ними с максимальной для себя выгодой: с помощью полученных крупных займов и кредитов решал важные задачи социально-экономического развития, создал в том числе индустрию инфраструктурного планирования и строительства, перенял ценный опыт осуществления крупномасштабных проектов в рамках многосторонних банков развития. В то же время, став второй крупнейшей в мире экономикой и аккумулировав внушительные финансовые ресурсы, позволяющие самому выступать в качестве крупного кредитора, Китай демонстрирует нежелание отказаться от займов многосторонних банков развития, продолжая оставаться крупным заемщиком Международного банка реконструкции и развития, Азиатского банка развития и других структур [1]. Совмещение Китаем во взаимодействии с многосторонними банками развития двух функций - заемщика и кредитора - позволяет Пекину, с одной стороны, брать крупные займы на весьма выгодных условиях и решать собственные задачи развития, а с другой стороны, предоставляя кредиты другим странам, укреплять свое влияние на международной арене. Для стран ЕАЭС участие в ОПОП представляет интерес, прежде всего, с точки зрения развития транзитных контейнерных перевозок. В настоящее время, например, в товарообороте России и Китая преобладает морской транспорт: на него приходится 77% всего объема перевозок. На сухопутные перевозки через российско-китайскую границу приходится всего 21% грузов, а на транзит через Центральную Азию - лишь 2% [13]. В то же время именно контейнерные грузоперевозки являются фактически единственно возможным способом транспортировки товаров в евразийском транзите. Нереализованный потенциал контейнеризации связан с инфраструктурными ограничениями. В частности, в ЕАЭС существует проблема недоинвестирования в контейнерные логистические хабы и нехватки мощностей малой и средней механизации для обработки грузов. Для Казахстана необходима расшивка «узких» мест транспортно-логистической инфраструктуры, для чего необходимо строительство современных контейнерных терминалов. Это лишь часть проблем, которые стоят перед ЕАЭС. Повышение эффективности сухопутных транспортных коридоров в контексте Большой Евразии могло бы повысить эффективность торговли и создать многочисленные возможности для производства, а также различные цепочки поставок. Это имеет особое значение для стран и регионов, не имеющих выхода к морю (все страны Центральной Азии и часть регионов РФ). Таким образом, страны ЕАЭС заинтересованы не только в реализации трансъевразийского транзитного потенциала, но и в новых производственных возможностях для внутренних регионов. Однако у этой стратегии есть и оборотная сторона. Аналитики Евразийского банка развития указывают на постоянный рост в последние годы транзита через ЕАЭС железнодорожного контейнерооборота между Китаем и ЕС (практически все транспортные потоки составляет именно экспорт из Китая в ЕС, тогда как обратная загрузка контейнеров - в десятки раз меньше). Отмечается и то, что контейнерооборот может возрасти в случае увеличения мощностей пунктов пропуска [14]. Однако для технологического развития экономик стран особых плюсов это не сулит, поскольку они как бы привыкают работать транзитера-ми и не прилагают особых усилий для модернизации своей экономики, диверсификации ее структуры, промышленного роста. На этом фоне показательна заинтересованность стран ЕАЭС в тесном экономическом сотрудничестве с другим крупным внешним актором - Евросоюзом. ЕС остается крупнейшим торговым партнером для ЕАЭС. Страны ЕАЭС заинтересованы в росте европейских инвестиций, трансфере технологий из ЕС и стабильности спроса со стороны ЕС на российские и казахстанские энергоносители. Сам ЕАЭС является третьим по величине торговым партнером Евросоюза (после США и Китая), а потому ЕС может быть заинтересован в либерализации торговли с ЕАЭС и стабильности поставок энергоносителей из ЕАЭС [13]. Сравнивая деятельность многосторонних банков, нельзя не отметить следующую тенденцию: если АБИИ кредитует строительство дорог и объектов энергетики, то ЕАБР заметно больше вкладывается в производство и в проекты, содействующие промышленной кооперации евразийских государств. Несомненно, для долгосрочного экономического развития могут быть ценны все направления, но проекты, поддержанные ЕАБР, представляются более значимыми на текущий момент, в реальном времени, для решения имеющихся экономических задач. Кроме того, они в той или иной мере способствуют евразийской интеграции. Если рассматривать вопросы безопасности инфраструктурных проектов для окружающей среды и социума, то в случае АБИИ, несмотря на заявленные приоритеты устойчивого развития [15, 16], в целом у инфраструктурной стратегии Китая за рубежом имеются серьезные репутационные издержки вследствие несоблюдения стандартов защиты окружающей среды в реализованных проектах [17, 18]. Это означает, что полностью доверить банку и доминирующему в нем государству либо государствам самим определять стандарты своей деятельности и самим оценивать их -тупиковый путь, а гораздо эффективнее разрабатывать международные механизмы контроля и экспертизы крупных проектов и обязательного согласования и контроля их на разных уровнях в обществе той страны, где они проводятся. На долгосрочное устойчивое развитие способны, как представляется, работать только те инфраструктурные проекты многосторонних банков, которые а) реально необходимы стране или организации; б) рассчитаны с учетом ее экономических особенностей и возможностей; в) подразумевают не мгновенную краткосрочную выгоду, а формирование некоего добротного долгосрочного результата, который будет способствовать социально-экономическому и технологическому развитию конкретной территории; г) основаны на принципах человеческой безопасности, устойчивого рационального природопользования и защиты окружающей среды. Эффективность инфраструктурных проектов, поддерживаемых многосторонними банками развития, зависит от многих факторов: финансовых условий, роста национального благосостояния и плотности реальных экономических связей. Одним из главных факторов эволюции многосторонних банков развития в Центральной Азии явился экономический кризис. Зачастую во время кризиса растет уровень протекционизма, что может оказывать некоторое сдерживающее влияние на региональную экономическую интеграцию. Но в то же время необходимость справляться с общими вызовами делает кризис конструктивным стимулом для интеграционных проектов. К задаче усиления интеграционных эффектов активно подключаются региональные организации. Необходимость роста экономик стран содействует формированию спроса на эффективные региональные международные организации. В этом контексте важны приоритеты многосторонних банков как региональных экономических организаций. Если говорить об АБИИ, то, как показывает изучение этого вопроса, банк готов вкладываться пока лишь в проекты, связанные со строительством, причем на условиях, которые отнюдь нельзя назвать льготными и прозрачными. Что касается ЕАБР, то, хотя информация о ставках его кредитов в открытом доступе также не представлена, в целом его проекты в Центральной Азии, по крайней мере, достаточно разносторонни, направлены на социально-экономическую модернизацию конкретных стран ЕАЭС и, что очень важно, поддерживают развитие производственной кооперации между ними и могут оказывать влияние на развитие интеграционных связей. С этой точки зрения, ЕАБР можно считать эффективным институтом, действующим в контексте интеграционного сотрудничества ЕАЭС. Важным условием устойчивого долгосрочного развития на пространстве Центральной Азии является построение международного сотрудничества на основе эффективных проектов, которые должны характеризоваться глобальной конкурентоспособностью. В противном случае интенсивное взаимодействие экономик означает лишь консервацию имеющихся производственных цепочек или рост неформальной / нерегулируемой торговли. А наиболее важной представляется необходимость оценки любых проектов и моделей сотрудничества с точки зрения того, способствуют ли они социально-экономическому развитию стран, безопасности человека и окружающей среде и развивают ли позитивные сценарии региональной интеграции.

Ключевые слова

международное сотрудничество, международная интеграция, многосторонние банки, Центральная Азия

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Муратшина Ксения ГеннадьевнаУральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцинаканд. ист. наук, доцент кафедры теории и истории международных отношенийksenia.muratshina@urfu.ru
Бурнасов Александр СергеевичУральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцинаканд. ист. наук, доцент кафедры теории и истории международных отношенийburnasov@mail.ru
Всего: 2

Ссылки

Tracy E.F., Shvarts E., Simonov E., Babenko M. China's new Eurasian ambitions: the environmental risks of the Silk Road Economic Belt // Eurasian Geography and Economics. 2017. Vol. 58, Is. 1. P. 56-88. DOI: 10.1080/15387216.2017.1295876
Зуенко И. От Дэна до моста в Гонконг. Как откат стал двигателем китайской экономики // Carnegie.ru. 06.03.2019. URL: https://carnegie.ru/commentary/78507?fbclid=IwAR1nv8iFYNRmLquSseH8ElQBV5wrwlM1CDk3yObyAvVcxqaybbfJj1lpdvY (дата обращения: 08.03.2019).
Energy Sector Strategy: Sustainable Energy for Asia // AIIB official website. 2017. URL: https://www.aiib.org/en/policies-strategies/strategies/sustainable-energy-asia/index.html (accessed: 22.09.2019).
Environmental and Social Framework // AIIB official website. 2016. URL: https://www.aiib.org/en/policies-strategies/framework-agreements/environmental-social-framework.html (accessed: 22.09.2019).
Евразийский экономический союз должен «стоять на двух ногах» // Официальный сайт ЕАБР. URL: https://eabr.org/press/news/evraziyskiy-ekonomicheskiy-soyuz-dolzhen-stoyat-na-dvukh-nogakh/ (дата обращения: 22.09.2019).
Транспортные коридоры Шелкового пути: потенциал роста грузопотоков через ЕАЭС. СПб. : Центр интеграционных исследований, 2018. 74 с.
Таджикистан стал меньше торговать со странами СНГ // Deutsche Welle. 12.08.2013. URL: http://m.dw.com/ru/таджикистан-стал-меньше-торговать-со-странами-снг/a-17013081 (дата обращения: 27.06.2016).
Nurek Hydropower Rehabilitation Project Phase I Document // AIIB official website. URL: https://www.aiib.org/en/projects/approved/ 2017/_download/tajikistan/document/document_nurek-hydropower-rehabilitation-project.pdf (дата обращения: 01.03.2018).
Панфилова В. Внешний долг может стоить Таджикистану территориальной целостности // Независимая газета. 30.08.2017. URL: http://www.ng.ru/cis/2017-08-30/6_7063_tajikistan.html (дата обращения: 01.03.2018).
Dushanbe-Uzbekistan Border Road Improvement Project Document // AIIB official website. URL: https://www.aiib.org/en/projects/approved/ 2016/_download/tajikistan/document/approved_project_document_tajikistan_border_road_improvement.pdf (дата обращения: 01.03.2018).
Tajikistan: Nurek Hydropower Rehabilitation Project, Phase I // AIIB official website. 15.06.2017. URL: https://www.aiib.org/en/ projects/approved/2017/nurek-hydropower-rehabilitation-project.html (дата обращения: 01.03.2018).
Tajikistan: Dushanbe-Uzbekistan Border Road Improvement Project // AIIB official website. 24.06.2016. URL: https://www.aiib.org/ en/projects/approved/2016/tajikistan-border-road.html (дата обращения: 01.03.2018).
Россия стала третьим по количеству акций государством - учредителем АБИИ // Пульс планеты - Азия ИТАР-ТАСС. 29.06.2015.
Articles of Agreement // AIIB official website. URL: http://www.aiib.org/uploadfile/2015/0814/20150814022158430.pdf (дата обращения: 23.11.2015).
Инвестиции Евразийского банка развития: кто в выигрыше? // Официальный сайт ЕАБР. URL: https://eabr.org/press/news/investitsiievraziyskogo-banka-razvitiya-kto-v-vyigryshe-2/ (дата обращения: 22.09.2019).
Стратегия ЕАБР // Официальный сайт ЕАБР. URL: https://eabr.org/upload/iblock/298/UTVERZHDENNAYA-STRATEGIYA-EABR-NA- PERIOD-S-2018-PO-2022-GOD.PDF (дата обращения: 22.09.2019).
Соглашение об учреждении ЕАБР // Официальный сайт ЕАБР. URL: https://eabr.org/upload/iblock/893/soglashenie-ob-uchrejdenii-banka.pdf (дата обращения: 22.09.2019).
Лексютина Я.В. Функциональные изменения участия Китая в многосторонних банках развития: от заемщика к кредитору // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. 2018. Т. 13, № 1. С. 80-98. DOI: 10.17323/1996-7845-2018-01-05
 Участие многосторонних банков в инфраструктурных проектах Евразийского экономического союза и инициативы «Пояс и путь» в Центральной Азии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2020. № 460. DOI: 10.17223/15617793/460/13

Участие многосторонних банков в инфраструктурных проектах Евразийского экономического союза и инициативы «Пояс и путь» в Центральной Азии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2020. № 460. DOI: 10.17223/15617793/460/13