Политика «невеликих держав» Европейского Союза в Центральной Азии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 332.

Политика «невеликих держав» Европейского Союза в Центральной Азии

В последнее десятилетие заметно выросло внимание к Центральной Азии со стороны других членов ЕС - Италии и Польши.Рассматриваются интересы их внешней политики в регионе, ее эволюция.

The policy of EU «non-great power» member states in Central Asia.pdf Исследователи европейской интеграции традицион-но фокусируются на позиции Германии, Великобрита-нии и Франции как наиболее влиятельных стран Евро-пейского Союза (ЕС). Данный подход особенно рас-пространен при анализе внешних связей ЕС с учетом наличия у трех стран исторически сложившейся широ-кой системы внешних интересов и связей. Политика стран Евросоюза в постсоветской Центральной Азии также иллюстрирует сохраняющуюся иерархию внутри ЕС. Рассмотрение таких параметров, как длительность и масштаб дипломатического присутствия, степень артикулированности и значимости интересов и целей в регионе во внешней политике, размеры используемых средств для их обеспечения, уровень развития двусто-ронних отношений, показывает, что только примени-тельно к Берлину, Лондону и Парижу можно говорить о сформировавшейся «полноценной» политике в отно-шении Центрально-Азиатского региона.Среди остальных государств «старой Европы» наи-более активна в Центральной Азии Италия. В условиях нестабильной внутриполитической ситуации в стране в первой половине 1990-х гг. региональный подход итальянских властей определялся двумя факторами: преобладанием экономических интересов и необходи-мостью быть в русле общей политики стран Запада в Центральной Азии. Изначально ставка была сделана на развитие отношений с Казахстаном и Узбекистаном, в которых в 1992 г. были открыты итальянские посоль-ства. Больший приоритет отдавался Казахстану, где итальянская нефтегазовая компания «Аджип» (подраз-деление известной компании «ЭНИ») вела борьбу за доли в проектах освоения нефти и газа.С середины 1990-х гг. более интенсивно разрабаты-валось узбекское направление. Такой поворот пришел-ся не только на период переоценки страновых приори-тетов в странах Запада, но и, по признанию руково-дства итальянского министерства иностранных дел, на время возрождения итальянской внешней политики в целом, преодоления «культурного и политического провинциализма» Италии и формирования ее новой «восточной политики» после затяжного периода внут-ренней «смуты» [1. С. 1-3, 7-8]. Италия способствова-ла сближению Евросоюза и Узбекистана в период сво-его председательства в ЕС в первой половине 1996 г. В течение 1997 г. впервые состоялись визиты в Узбеки-стан и Казахстан президента Италии О. Скальфаро и премьер-министра Р. Проди, в ходе которых были под-писаны многочисленные соглашения политического, экономического и гуманитарного содержания [2. С. 298-299]. По объемам взаимной торговли Узбеки-стан стал первым партнером Италии в Центральной Азии: 234 млн экю в 1997 г. против 181,2 млн экю с Казахстаном [3].Однако в целом политика Италии в Центральной Азии сохранила прагматичный курс. Рим не стал за-метным субъектом в сферах поддержки политических реформ и обеспечения прав человека в странах регио-на. Слабыми продолжали оставаться двусторонние во-енно-политические контакты. Мизерные средства вы-делялись странам Центральной Азии в рамках про-грамм помощи третьим странам, что разительно отли-чает Италию от Франции, Великобритании и тем более Германии. Не было расширено дипломатическое при-сутствие в регионе. События 11 сентября 2001 г. и уча-стие итальянских сил в Международных силах содей-ствия безопасности в Афганистане (ИСАФ) не стали фактором серьезного пересмотра политики Италии.В системе региональных экономических связей Ита-лии с конца 1990-х гг. первое место снова прочно зани-мает Казахстан. Италия становится одним из основных инвесторов в экономику Казахстана. Крупные прямые инвестиции, в основном средства «Аджип», стали по-ступать в Казахстан с 1999 г. и за период 2000-2007 гг. в среднем составляли около 400 млн долл. [4]. Наблюда-ется большой рост товарооборота, в котором ключевую роль играют поставки казахстанской нефти. Если в 1999 г. Италия импортировала 1,1 млн т сырой нефти, то в 2007 г. - 4,4 млн (объем взаимной торговли в 2007 г. составил 2,7 млрд евро) [3].С конца 1990-х гг. интенсифицировались торговые связи с Туркменистаном. С 2003 г. по объемам товаро-оборота с Италией Ашхабад хотя и идет далеко позади Казахстана, но занимает бесспорное второе место: око-ло 170 млн евро в 2007 г. Главным образом это постав-ки туркменских минеральных энергоресурсов. С целью укрепить экономические связи с Узбекистаном с 2002 г. начала работу совместная рабочая группа. Од-нако это не смогло предотвратить падение взаимной торговли, которая за 2004-2007 гг. в среднем составля-ла около 120 млн евро. Товарооборот с Кыргызстаном оставался на всем протяжении минимальным.Помимо экономических интересов, ярко выраженным в действиях Италии в Центральной Азии является внимание к проблеме наркотрафика. Не случайно Италия возглавила одну из «дублинских минигрупп» - по Центральной Азии, входящих в состав так называемой «Дублинской группы», неформального объединения западных стран для сотруд-ничества по международным аспектам наркоугрозы. Борь-ба с наркотрафиком лежит в основе современного интереса Италии к Таджикистану. В мае 2003 г. между Римом и Ду-шанбе было подписано соглашение о сотрудничестве в борьбе с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков и прекурсоров. Достигнута догово-ренность об обучении представителей таджикских силовых структур в Италии [5]. Экономические интересы Италии в Таджикистане незначительные.94Среди стран Европы, вступивших в ЕС в 2004 г. и 2007 г., наибольший интерес представляет централь-ноазиатская политика Польши. После распада СССР польское руководство провозгласило амбициозную программу действий в отношении бывших советских республик, для которых Польша должна была играть роль «регионального экспортера стабильности» [6]. Политика Варшавы противопоставлялась «дестабили-зирующим» заявлениям и действиям России в странах СНГ и Балтии, причем в более ясных формулах, чем это делали страны ЕС. В Центральной Азии ключевым партнером был провозглашен Казахстан. Кроме поли-тических интересов, его значимость для Польши опре-деляется наличием в стране польской диаспоры (по последним данным, около 50 тыс. чел.). Именно в Ка-захстане в марте 1994 г. было открыто первое в регионе польское посольство, а в сентябре 1994 г. состоялась поездка в Казахстан председателя правительства В. Павляка. Однако в целом центральноазиатское на-правление было слабо выраженным во внешней поли-тике Польши.С середины 1990-х гг. Варшавой проводится курс на укрепление связей с Ташкентом. В январе 1995 г. состоялся первый официальный визит президента И. Каримова в Польшу. В 1996 г. в Ташкенте было от-крыто посольство Польши. Однако Казахстан продол-жал оставаться главным приоритетом. Начала работу казахстанско-польская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. В ноябре 1997 г. в ходе поездки Н. Назарбаева в Польшу был подписан пакет документов, среди которых - «Декларация о раз-витии дружественных связей», фиксировавшая обяза-тельство Казахстана обеспечивать культурные права польской общины [7]. В октябре 1999 г. с ответным трехдневным визитом в Казахстане побывал президент Польши А. Квасьневский.С начала первого десятилетия 2000-х гг. под влия-нием комплекса факторов происходит активизация по-литики Польши в Центральной Азии, нацеленная как на укрепление связей с уже традиционными партнера-ми, так и на развитие отношений с другими странами региона. Важным стимулом стали события в Афгани-стане после 11 сентября 2001 г. и весомое участие Польши в миротворческой деятельности ИСАФ. При-сутствие в Центральной Азии стало рассматриваться как дополнительный козырь с учетом членства Польши в НАТО и в преддверии ее вхождения в состав Евро-союза. В то же время будущее членство в ЕС станови-лось инструментом усиления влияния в регионе. Поль-ские руководители не раз давали обещания, что будут способствовать расширению связей Евросоюза со странами Центральной Азии. Не последнюю роль сыг-рал и личностный фактор - позиция президента Поль-ши А. Квасьневского, который в октябре 2002 г. со-вершил исторический пятидневный визит в Централь-ную Азию, посетив Узбекистан, Таджикистан и Кыр-гызстан.Ключевым в поездке польского президента был Уз-бекистан, которого А. Квасьневский в интервью прессе назвал «экспортером стабильности» в регионе, что шло вразрез с оценками, преобладавшими в ЕС [8]. Полити-ческие декларации были подкреплены подписаниемпяти соглашений. С июня 2000 г. начала работу узбек-ско-польская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, с июля 2002 г. стали проводиться межмидовские консультации. В течение 2003-2004 гг. состоялось еще несколько встреч руководства двух стран, в ходе которых были подписаны соглашения о сотрудничестве в военно-технической сфере и выделе-нии Ташкенту льготного кредита на 30 млн долл. [9]. После андижанских событий мая 2005 г. и введения Евросоюзом санкций в отношении Узбекистана поли-тические контакты прекратились, однако Польша за-нимала благоприятную для Ташкента позицию в ходе обсуждения в ЕС вопроса об их продлении.В основе отношений Польши с Казахстаном - эко-номические интересы. С 2004 г. высокими темпами стал расти двусторонний торговый оборот, достигший 644 млн евро в 2007 г. Бульшая часть казахстанского экспорта - минеральные энергетические ресурсы. Тор-говля Польши с Туркменистаном, Таджикистаном и Кыргызстаном оставалась незначительной, в пределах 10-25 млн евро в течение 2006-2007 гг. По данным Статистического бюро Европейских сообществ, за 2004-2007 гг. кратно выросли объемы торговли Поль-ши с Узбекистаном, приблизившись к польско-казахстанским показателям (с 45 млн евро в 2004 г. до 544 млн в 2007 г.) [3]. Однако официальные данные МИД Узбекистана другие: только 72,7 млн в 2007 г. [10]. Насколько можно судить, разница возникает из-за того, что Варшава по политическим мотивам включает в официальную статистику закупки, которые не осуще-ствляются по прямым контрактам, но якобы были сде-ланы из Узбекистана. Например, по данным за 2005 г., из Узбекистана в Польшу поставлялся природный газ на сумму 115 млн евро, хотя известно, что у стран Цен-тральной Азии нет договоренностей о прямых прода-жах и транзите газа в страны ЕС.Другой экономический интерес Польши к Казах-стану - это сотрудничество в сфере транзита нефти и газа в Польшу и через Польшу на мировой рынок в обход России. Польское руководство много лет доби-вается согласия Казахстана и других прикаспийских государств экспортировать нефть через трубопровод Одесса - Броды, а также финансировать строительство и эксплуатировать дополнительную ветку до польского порта Гданьск на балтийском побережье. В более дол-госрочные планы польского руководства входит строи-тельство газопровода, который бы обеспечивал постав-ки газа в Польшу и Европу из Каспийского региона через Кавказ и Украину, например, по ветке, парал-лельной нефтепроводу Одесса - Броды. По некоторым данным, одно время Казахстан выражал согласие уча-ствовать в проекте расширения нефтепровода Одесса -Броды, однако затем начал настаивать на участии Рос-сии, что является неприемлемым для Польши и других возможных участников [11. С. 11].Для развития отношений с Кыргызстаном в 2002 г. была учреждена польско-киргизская межправительст-венная комиссия по экономическому сотрудничеству, в 2004 г. - Польско-киргизское экономическое общество. В марте 2004 г. в ходе визита в Польшу А. Акаева было подписано четыре соглашения, поднимался вопрос об обеспечении интересов немногочисленной (около95800 чел.) польской диаспоры в Кыргызстане. После поездки А. Квасьневского в Таджикистан ответный визит Э. Рахмонова состоялся в мае 2003 г. Тогда были подписаны семь документов в области экономики, культуры, науки, образования, борьбы с преступно-стью, заложившие договорно-правовую основу тад-жикско-польских отношений.Интересы и цели остальных стран Евросоюза носят узкоспециальный характер. Во-первых, страны Цен-тральной Азии рассматриваются как поставщики сырь-евых ресурсов. Так, из Казахстана нефть получают: Австрия (1,8 млн т в 2007 г., или 99% австрийского импорта в стоимостном выражении), Греция (1,5 млн т, или 75% импорта), Испания (1,2 млн т, или 79% им-порта), Португалия (0,7 млн т, или 93% импорта), Ру-мыния (2,3 млн т, или 93% импорта), Финляндия (0,2 млн т, или 25% импорта), Чехия (0,3 млн т, или 79% импорта). В 2007 г. из Казахстана также поставля-лись (более чем на 1 млн евро) серебро в Бельгию, алюминий - в Литву, свинец в Испанию, Нидерланды, Португалию, медь - в Литву, Грецию (21% экспорта), Румынию (5% экспорта), Швецию, Финляндию, цинк -в Нидерланды (14% экспорта), Словакию (48% экспор-та). Хлопок из Казахстана и Узбекистана поставляется почти во все страны ЕС. По итогам 2007 г. он абсолют-но преобладал в узбекском экспорте в Бельгию, Испа-нию, Польшу, Португалию, Словению, Чехию. В 2007 г. хлопок также экспортировался (более чем на 1 млн евро) из Кыргызстана - в Португалию, из Таджи-кистана - в Бельгию, Болгарию, Чехию, Румынию, из Туркменистана - в Португалию. Нефть составляла в 2007 г. почти или весь туркменский экспорт в Румы-нию и Австрию [3].Во-вторых, ряд стран ЕС заинтересован в получе-нии доходов от транзита сырья из центральноазиатских стран на мировой рынок. Прежде всего это прибалтий-ские государства, располагающие созданной в совет-ские годы транспортной инфраструктурой на побере-жье Балтийского моря. Лидером является Латвия, ко-торая традиционно ориентируется на Узбекистан (лат-вийское посольство было открыто в Ташкенте еще в 1992 г.). Через ее порты Рига, Лиепае и Вентспилс, по данным латвийского посла в Узбекистане И. Апокинса, проходит «свыше 90% узбекского транзита, в частно-сти, хлопка» [12]. В последние годы развивается со-трудничество с Казахстаном: например, в 2005 г. по-строен специализированный казахстанско-латвийский зерновой терминал в Вентспилсе. Система экспортных трубопроводов, связывающих литовские порты с Рос-сией, а также наличие собственного нефтеперерабаты-вающего завода в Мажейкяе определяют преимущест-венный интерес Литвы к Казахстану, в котором в нояб-ре 1993 г. было открыто пока единственное в регионе литовское посольство. В рамках сотрудничества в сфе-ре транспортировки товаров реализуется соглашение между портами Актау (на Каспийском море) и Клайпе-да о ежегодном транзите 600 тыс. т казахстанских гру-зов [13]. Эстония главным образом нацелена на при-влечение казахстанских экспортеров для транзита через порт Таллинн.С другой стороны, большой интерес к развитию транзитных путей проявляют около- и причерномор-ские страны: Болгария (порты Бургас и Варна), Румы-ния (порт Констанца), Греция. Прежде всего страны лоббируют конкурирующие между собой проекты строительства нефтепроводов для транспортировки каспийской нефти в обход черноморских проливов: Болгария и Греция предлагают проект Бургас - Алек-сандруполис, Румыния - ветку от Констанцы до италь-янского Триеста. Для реализации проектов предвари-тельным условием является обеспечение наполняемо-сти трубопроводов, например, казахстанской и турк-менской нефтью. Также Болгария и Румыния заинтере-сованы в транзитных поставках в Европу казахстан-ских металлов, узбекского хлопка через системы мор-ских портов, рек, каналов, железных дорог. Однако пока инфраструктура поставок товаров из стран Цен-тральной Азии через Каспийское море, Южный Кавказ и северное Причерноморье остается намного менее развитой, чем российско-прибалтийское направление, что сказывается на объемах транзита. Из трех стран Румыния единственная имеет посольства сразу в трех государствах Центральной Азии: Казахстане, Узбеки-стане и Туркменистане, Болгария - в Казахстане и Уз-бекистане, Греция - только в Казахстане.В-третьих, интерес стран ЕС состоит в рассмотре-нии Центральной Азии как рынка сбыта товаров, глав-ным образом выросшего на нефтедолларах рынка Ка-захстана. Неслучайно на казахстанском направлении активизировались те страны ЕС, которые выдерживали паузу в отношениях в 1990-е гг. (началась или была возобновлена работа двусторонних комиссий, интен-сифицировались контакты на различных уровнях). По итогам 2006 г. экспортные поставки в Казахстан на сумму около или свыше 100 млн евро (помимо Фран-ции, Германии, Италии, Великобритании и Польши) осуществили Нидерланды (317 млн евро), Финляндия (225 млн евро), Австрия (173 млн евро), Чехия (90 млн евро), Бельгия (117,5 млн евро), Швеция (174 млн ев-ро), Литва (172 млн евро), Венгрия (127 млн евро), причем последние четыре имели высокий положитель-ный баланс в торговле [3]. В-четвертых, Казахстан также представляет интерес как место вложения инве-стиций. На фоне всех стран ЕС особую инвестицион-ную активность с 1999 г. проявляет голландский биз-нес. Общий объем прямых инвестиций Нидерландов в Казахстан составил на конец 2007 г. 11,8 млрд долл., что вывело Амстердам на ключевые позиции среди иностранных инвесторов. Сферы самых крупных инве-стиционных проектов голландских компаний - это нефтегазовый сектор («Шелл»), золотодобыча («Флуд-гейт Холдинп»), финансы («АБН АМРО Банк», «Меерс Пирсон» и др.). В 2007 г. имел место резкий рост пря-мых инвестиций из Австрии - 2,3 млрд долл. Среди остальных стран сколько-нибудь значительные инве-стиции в экономику Казахстана на 31 декабря 2007 г. сделали компании Кипра (208,5 млн долл.) и Румынии (207 млн долл.) [14].В-пятых, страны ЕС имеют в Центральной Азии ин-тересы в сфере безопасности. Они участвуют в дея-тельности ИСАФ и для этого используют центральноа-зиатский транзитный коридор и расположенные там базы стран НАТО. Еще до сентября 2001 г. некоторые страны ЕС на двусторонней и многосторонней основах96стали оказывать поддержку центральноазиатским госу-дарствам в борьбе с наркотрафиком.В-пятых, определенную роль в отношениях между странами ЕС и Центральной Азии продолжает играть этнический фактор. Помимо немецкой и польской ди-аспор, в Центральной Азии проживают около 20 тыс. греков (в основном в Казахстане и Узбекистане, а так-же в Киргизии), десятитысячная община болгар (в Ка-захстане) и 1600 литовцев (в Узбекистане).Среди стран ЕС также выделяется небольшая группа в составе Люксембурга, Ирландии и Мальты, какой-либо интерес которых в Центральной Азии практически не просматривается. На протяжении всего периода сохраняются мизерный товарооборот, практически нулевые инвестиции, минимальные объемы помощи странам региона, очень низкая по-литическая активность или отсутствие таковой во-обще.

Ключевые слова

European integration, Europe, Central Asia, international relations, foreign policy, Европа, европейская интеграция, Центральная Азия, международные отношения, внешняя политика

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Юн Сергей МироновичТомский государственный университеткандидат исторических наукyun@dir.tsu.ru
Всего: 1

Ссылки

<http://www.nationalbank.kz/?docid=440&uid=FAC2AD45-802C-E8F0-E97288B75C83C36A>
Национальный банк Казахстана. Иностранные инвестиции в экономику Казахстана по странам-инвесторам по состоянию на 31 декабря 2007 года.
Казахстан. Министерство иностранных дел. Сотрудничество Республики Казахстан с Литовской Республикой. Режим доступа: <http://portal.mfa.kz/portal/page/portal/mfa/ru/content/policy/cooperation/europe_america/17>
Хашимханова Ф. Узбекистан - Латвия: дружбе расстояние не помеха! Режим доступа: <http://www.polit.uz/umumiy.php?id=sotrudnik&ownerID=236>
Central Asia's Energy Risks // International Crisis Group. Asia Reports. 2007. № 133. 24 May. URL: <http://www.crisisgroup.org/>home/index.cfm?id=4866&l=3
Узбекистан. Министерство иностранных дел. Узбекско-польские отношения. Режим доступа: <http://mfa.uz/rus/mej_sotr/uzbe->kistan_i_strani_mira/uzbekistan_strani_evropi_es/uzb_polsha/
Пресс-служба Президента Республики Узбекистан. Об официальном визите Президента Республики Узбекистан в Республику Польша. Режим доступа: <http://2004.press-service.uz/rus/visits/v10072003.htm>
Uzbek president against use of force in Iraq but would back USA. BBC Monitoring Central Asia Unit. 21 October 2002. LexisNexis Database.
<http://www.zbiordokumentow.pl/1997/4/2.html>
<http://www.zbiordokumentow.pl/1994/1/7.html>
Declaration on Development of Friendly Relations and Cooperation between the Republic of Poland and the Republic of Kazakhstan, Warsaw, 27 November 1997.
Statement of the Minister of Foreign Affairs of the Republic of Poland Andrzej Olechowski on the Main Elements of Polish Eastern Policy at a meeting of Foreign Affairs Committee, Senat of the Republic of Poland, Warsaw, 17 February 1994.
Таджикистан. Министерство иностранных дел. Сотрудничество Республики Таджикистан с Итальянской Республикой. Режим доступа: <http://mfa.tj/index.php?node=article&id=270>
<http://www.nationalbank.kz/?docid=440&uid=FAC2AD45-802C-E8F0-E97288B75C83C36A>
Национальный банк Казахстана. Валовый приток иностранных прямых инвестиций в Республику Казахстан по странам на 31 декабря 2007 г.
Statistical Office of the European Communities. Electronic database EU27 Trade Since 1995 By CN8.
<http://epp.eurostat.ec.europa.eu/por->tal/page/portal/external_trade/data/database
Барабанов О.Н. Взаимоотношения Узбекистана с Италией // Узбекистан: обретение нового облика: В 2 т. М., 1998. Т. 2. С. 297-306.
Fassino P. Italy's Foreign Policy: A New Agenda for Europe and its Global Challenges // European Foreign Affairs Review. 1998. № 3. P. 1-11.
 Политика «невеликих держав» Европейского Союза в Центральной Азии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 332.

Политика «невеликих держав» Европейского Союза в Центральной Азии | Вестн. Том. гос. ун-та. 2010. № 332.

Полнотекстовая версия