Непреодолимая сила и чрезвычайная ситуация в гражданском праве: исторические корни | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Непреодолимая сила и чрезвычайная ситуация в гражданском праве: исторические корни

Анализируются правовые акты с древности по XIX столетие, содержащие нормы права о чрезвычайных ситуациях и непреодолимой силе. Делается вывод о том, что понятие «чрезвычайная ситуация» отсутствует в законодательстве указанного периода, однако для обозначения чрезвычайной ситуации в гражданском праве использовались различные термины, которые рассмотрены в статье.

Force majeure and emergency in civil law: historical roots.pdf Уже на заре развития цивилизации считалось юри-дически значимым совершение тех или иных действийв условиях природной стихии, общественных бедст-вий. В текстах правовых актов с древности встречают-ся термины «чрезвычайный», «несчастный», «бедст-вие», «пожар», «огонь», «наводнение», «война», «вос-стание», «неизбежный», «гибительный» (губительный),«нечаянный», «непредвиденный», «неустранимый»,«неотвратимый», «роковой», «сверхъестественные при-родные явления» и аналогичные.Понятие «непреодолимая сила» использовалось вримском частном праве, оно рецепировано современ-ными правовыми системами и является в самом общемпредставлении юридическим фактом, влекущим осво-бождение должника от ответственности. Для обозначе-ния непреодолимой силы в римском праве использова-лись термины «vis maior», «casus fortuitous», «damnumfatale». Римские юристы различали простой случай отcasus maior - vis maior, т.е. от непреодолимой силы,которую они определяли как случай непредотврати-мый, которому невозможно противостоять - casus cuiresisti non potest. В качестве примеров они приводятземлетрясение, оползень, обвал, кораблекрушение, на-падение разбойников, пиратов и неприятеля [1. С. 285;2. С. 30, 312; 3. С. 205].Как понятие vis major, так и все отождествляемые сним выражения римского права обозначали только не-предотвратимость вреда теми мерами предосторожно-сти, которые требуются от добропорядочного хозяина(diligentia diligentis patris familias); следовательно,должник, ссылающийся на непреодолимую силу, имелправо и был обязан доказать лишь отсутствие своейвины (неосторожности), т.е. что он не мог предотвра-тить данное вредное событие при требуемой от негостепени осторожности. Поэтому понятие непреодоли-мой силы ничем не отличалось по римскому праву отпонятия случая [4].В источниках дореволюционного права России по-нятие «чрезвычайная ситуация» не имеет легальнойдетерминации. Не знают указанного понятия наукаправа и цивилистическая доктрина того времени. Вме-сте с тем представляют научный интерес термины,использовавшиеся издревле в различных правовыхсистемах для обозначения чрезвычайных ситуаций,явлений, возникающих вне хозяйственной сферыдолжника, исключительных по мощи проявления,предотвращение которых доступными должнику си-лами и средствами не представляется возможным (на-пример, явления природы, Божественная сила, непре-одолимая сила и т.д.).Так, например, в законах царя Хаммурапи (XVIII в.до н.э.) содержится норма: «Если человек имеет на себепроцентный долг, а Адад затопит его поле, или навод-нение унесет жатву, или вследствие засухи в поле невырастет хлеб, то он может в этом году хлеб своемузаимодавцу не возвращать и уничтожить свой доку-мент; также и проценты за этот год он может не отда-вать» [5. С. 12]. Указанная норма, как видно, закрепля-ет важнейшее правовое последствие чрезвычайной си-туации - наводнения - в качестве основания освобож-дения должника от ответственности.Памятники права Древней Индии (Артхашастра,Законы Ману) признают в качестве юридически значи-мых обстоятельств нападение разбойников, пожар, атакже «всякие сверхъестественные природные яв-ления». В тексте Законов Ману (II в. до н.э.) имеетсянорма: «Нужно знать, что когда разбойники нападаютна деревню и при смятении, вызванном пожаром, чте-ние следует прервать до того же времени [следующегодня]; так же при всяких сверхъестественных природ-ных явлениях» [6].В древнеиндийском трактате Артхашастра (IV в. дон.э.), содержащем в себе морально-этические, религиоз-ные и правовые нормы, имеется целый раздел, посвя-щенный вопросам принимаемых мер против стихийныхбедствий. Важнейший правовой акт Древней Индииопределяет восемь великих бедствий, посланных судь-бою: пожары, наводнения, болезни (эпидемии), голод,крысы, хищники, змеи и злые духи, а также возлагает научастников соответствующих правоотношений обязан-ности по охране местности от бедствий [7. C. 226].Нормы Артхашастры выполняли не только регуля-тивную функцию, но и функцию охранительную, вводяюридическую ответственность за непринятие мер по-мощи в условиях чрезвычайной ситуации. При бедст-виях, причиняемых крысами, на них пускаются кошкии ихневмоны. Если таковые (т.е. кошки и ихневмоны)ловятся и им причиняется вред, то за это следуетштраф в 12 пана [7. C. 228].Таким образом, уже в праве Древней Индии содер-жатся первичные признаки (задатки) современных осно-ваний освобождения от ответственности и прекращенияобязательства - невозможность исполнения обязанно-сти, непредотвратимость причиняющего вред события.Небезынтересной также представляется норма, всоответствии с которой в случае голода государь дол-жен оказывать помощь снабжением зерном и пищей.Он должен также устраивать работы по постройке со-оружений для нуждающихся за пропитание. Равнымобразом он может устраивать раздел пищи, переселятьголодающих в другую местность или же прибегать кпомощи друзей (из соседних государств). Кроме того,он может производить отчуждения и изъятия излиш-ков (у богачей) [7. C. 228]. Таким образом, в правеДревней Индии имеются прообразы конфискации,национализации, экспроприации и иных форм прину-дительного изъятия имущества в целях ликвидациипоследствий чрезвычайных ситуаций.Основанием освобождения от ответственности Зако-ны Ману признают несчастье, произошедшее по волебогов. Так, «все, что испорчено на судне по вине пере-возчиков (da^a), должно быть возвращено перевозчика-ми, [каждым] согласно его доле». Однако «при несча-стье, происшедшем по воле богов, штраф не полагается»[6]. Аналогичные нормы содержатся в источниках праваДревнего Рима, Хеттского царства и иных государств.Статья 203 гл. X Соборного уложения 1649 г. за-крепляла норму: «А будет кто кому чем должен по ка-балам, или по записям, или по иным каким крепостям,а заплатать будет ему того долгу вскоре не мощно, по-тому что он в убожество впал и изволением Божиимот огненаго запаления, или животы его какими мерамипотонули, или его розбойники, или тати, или иные ка-кие лихие или воинския люди разорили, и животы егорозграбили, и таким должником во всяких долгех дава-ти сроку по разсмотренью на год и на два или на три, абольши трех лет в таких долгех сроку не давать» [8].Таким образом, гражданское право периода сословно-представительной монархии России закрепляло чрез-вычайные ситуации в качестве юридического факта,дававшего право должнику изменить обязательствен-ное правоотношение, воспользовавшись рассрочкойоплаты долга.Довольно интересная норма содержится в обычномправе бурят. Так, Селенгинское уложение 1832 г. вводи-ло норму, запрещающую отказ от сватовства вследствиенеуплаты калыма в части, если она была вызвана ухуд-шением материального положения сватов из-за непред-виденных обстоятельств, например падежа скота.В случае нарушения установленного запрета новые пра-вила требовали возвратить полученное в двойном раз-мере (ст. 32 СУ 1823 г.) [9]. Высказываемые специали-стами общие упреки к качеству системы законодатель-ства сводятся к следующим: бессистемность, внутренняяпротиворечивость, излишняя множественность норма-тивных правовых актов [10. С. 5-15].Древнейшие памятники права и законодательствовплоть до периода перехода от абсолютизма к консти-туционным монархиям наиболее уязвимы с точки зре-ния отсутствия системности. Анализ правового мате-риала позволяет сделать вывод о специфичности дляправовых систем всех народов древности признака ка-зуистичности. Правовые положения излагаются в тес-ной связи с религиозными ритуалами, формализован-ными нормами морали, поведения в быту.Считается, что формирование института чрезвычай-ного законодательства в государственно-правовом ме-ханизме большинства стран в виде принятия специаль-ных законов относится к периоду их перехода от абсо-лютизма к конституционным монархиям. Первые зако-нодательные акты о чрезвычайном положении в странахЕвропы были приняты: во Франции (1848 г.), Пруссии(1851 г.), Австрии (1869 г.), Испании (1870 г.), России(1881 г.) [11].Действительно, следует отметить, что чрезвычайноезаконодательство вышло на новый уровень юридиче-ской техники к середине XIX в., результатом чего былопринятие специальных законов. Однако с позицией отом, что этим положено начало формирования чрезвы-чайного законодательства, трудно согласиться, по-скольку нормы о чрезвычайных ситуациях (нормы,действующие в условиях, отклоняющихся от обычных)представлены еще в памятниках права древности.Историко-правовые исследования по обозначеннойтеме позволяют сделать вывод о зарождении чрезвы-чайного законодательства, направленного на регули-рование общественных отношений как в гражданскомтоварно-денежном обороте, так и в остальных сферахжизнедеятельности, одновременно с процессами ста-новления государства и права.В рамках настоящего исследования не ставится за-дача определить понятия непреодолимой силы и чрез-вычайной ситуации. Однако представляется, что поня-тие «чрезвычайная ситуация» в гражданском правешире понятия «непреодолимая сила», которое являетсяпо отношению к первому понятием частным. Истори-ческие исследования указанных понятий приводят квыводу о том, что непреодолимая сила возникла значи-тельно позднее чрезвычайной ситуации в праве и, вотличие от последней, имеет четко ограниченные нау-кой права критерии (как правило, чрезвычайность инепредотвратимость).

Ключевые слова

чрезвычайная ситуация, непреодолимая сила, чрезвычайное законодательство, стихийное бедствие, технологическая катастрофа, emergency, force majeure, emergency legislation, natural disaster, technological disaster

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Фролов Алексей ИннокентьевичНациональный исследовательский Томский государственный университетсоискатель кафедры гражданского права Юридического институтаFrolov28031985@yandex.ru
Всего: 1

Ссылки

Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М. : Статут, 1998. 353 c.
Латинский словарь юридических терминов и выражений / сост. В.А. Минасова, И.Ю. Губина. Ростов н/Д: Феникс, 2000. 320 с.
Римское частное право : учебник / под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М. : Юристъ, 2004. 482 с.
Пирвиц Э.Э. Значение вины, случая и непреодолимой силы в гражданском праве. Часть вторая (Окончание) // Вестник гражданского права. 2010. № 6. СПС «Консультант».
Хрестоматия по всеобщей истории государства и права : учеб. пособие для вузов / сост. В.Н. Садиков; ред. и авт. предисл. З.М. Черниловский. М., 1994. 413 с.
Законы Ману / пер. С.Д. Эльмановича, проверенный и исправленный Г.Ф. Ильиным. М. : Наука ; Ладомир, 1992. URL: www.philosophy.ru
Артхашастра, или наука политики / пер. с санскрита, подг. В.И. Кальянов. М. : Изд-во АН СССР, 1959. 796 с.
Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. М. : Изд-во Моск. ун-та, 1961.
Тумурова А.Т. Регулирование брачных отношений в обычном праве бурят // Журнал российского права. 2009. № 7. СПС «Консультант»
Системность законодательства как фактор повышения его качества // Государство и право. 2002. № 8. С. 5-15.
Мелехин А.В. Особые правовые режимы Российской Федерации (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2007. СПС «Консультант»).
 Непреодолимая сила и чрезвычайная ситуация в гражданском праве: исторические корни | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Непреодолимая сила и чрезвычайная ситуация в гражданском праве: исторические корни | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 355.

Полнотекстовая версия