Тело человека как мнемоорганическое устройство | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 358.

Тело человека как мнемоорганическое устройство

На примере истории спорта и спортивной деятельности обосновывается идея о человеческом теле как особом резервуаре культурной памяти человечества. Тело человека необходимо признать ключевым предметом гуманитарного знания, которое содержит в себе многое для понимания особенностей культурного развития того или иного народа. Подчеркивается, что спорт является не просто конгломератом обычаев, привычек и физических предпочтений, а выступает стилевой характеристикой культуры.

Body of person as mnemoorganic device.pdf Тело человека выступает не только знаком челове-ческой природы, но и основным инструментом всякихчеловеческих деяний, это «наше орудие орудий, необ-ходимое для всякого восприятия, действия и дажемышления» [1. С. 53].Человеческое тело есть источник всякого изобре-тения и усовершенствования. Все полезные орудия имашины на Земле - не более чем продолжения нашихконечностей и уточнения данных наших органовчувств. Тело человека служит основой социальныхнорм и нравственных ценностей, а также средствомих передачи и сохранения. Нравственные кодексыостаются пустыми абстракциями, если им не даруетсяжизнь через их телесное воплощение, выраженноеопределенными позами, выражением лица, жестику-ляцией. В любом обществе благодетельные поступки,совершаемые с холодным и равнодушным выражени-ем лица, не расцениваются как подлинные акты мило-сердия и сострадания. В «Записных книжках», кото-рые во время войны носил в своем походном ранцекрупнейший философ XX в. Людвиг Витгенштейн,есть очень жестокие рассуждения о связи этическихпредставлений с телесными ощущениями. «Искалечь-те человека до предела, отрежьте ему руки и ноги, носи уши, а потом посмотрите, что останется от его са-моуважения и достоинства и до какой степени егопонятия об этих вещах останутся прежними. Мы дажене подозреваем, до какой степени эти понятия зависятот обычного, нормального состояния наших тел. Чтостанет с этими понятиями, если нас будут водить заповодок, прикрепленный к кольцу, продетому сквозьнаш язык? Сколько человечности еще останется в че-ловеке?» [1. С. 55-56].Однако верно и другое. И наше тело, и наш духсформированы культурой. Культура дает нам языки иценностные ориентации, институты общежития и пра-вовые нормы, средства мышления и действия, способыпитания, физического развития и рекреации, а также «испособы восприятия нашего тела - как священного со-суда или как груза грешной плоти, как личной собст-венности, ублажаемой для собственного удовольствия,или как орудия труда на службе обществу» [1. С. 53].Ричард Шустерман, профессор кафедры гуманитар-ных наук Атлантического университета Флориды, ав-тор этих строк, в лекции от 6 апреля 2005 г. заметил,что наша «гуманитарная сосредоточенность на значи-мых интеллектуальных и нравственных целях» привелак тому, что мы почти ничего не знаем о культурнойнаполненности человеческого тела [1. С. 54].Поскольку тело - одно из значимых измерений че-ловеческого существования и выражение природы че-ловека, постольку его по праву необходимо признатьключевым предметом гуманитарного знания. И какремесленник должен знать досконально свои орудия,так и человек нуждается в глубоких соматических зна-ниях. «Мы должны уделять больше внимания "мышле-нию через посредство тела", чтобы совершенствоватьсамих себя и наставлять наших учеников, ибо подлин-ная человечность не просто задается генетикой, но дос-тигается воспитанием, в котором тело, дух и культурадолжны быть объединены самым тесным образом» [1.С. 53].Свою статью я назвала «Тело человека как мнемоор-ганическое устройство». В качестве рабочей гипотезы вданной статье будет проводиться мысль о том, что чело-веческое тело представляет собой резервуар культурнойпамяти, назовем его мнемоорганическим устройством, вкотором особым образом откладывается, сохраняется ивоспроизводится социально значимая информация.Слово «мнемотехника» обозначает технику запоми-нания. Считается, что это слово придумал ПифагорСамосский, живший в VI в. до н.э. Искусство запоми-нания названо словом «mnemonikon» по имени древне-греческой богини памяти Мнемозины - матери девятимуз. Мнемозина (ƒƒƒƒƒƒύƒƒ) - в греческой мифологиибогиня памяти, дочь Урана и Геи, титанида, которойгреки приписывали изобретение речи и счета. По числудевяти ночей, которые Мнемозина провела с Зевсом,она родила девять муз, олицетворяющих интеллекту-альные и художественные свойства человека: Каллио-па, Клио, Мельпомена, Полигимния, Талия, Терпсихо-ра, Урания, Эвтерпа и Эрато.В исторических анналах древности утверждается,что песнопения греков были посвящены Зевсу, егоборьбе с титанами и устроению нового мирового по-рядка и что в связи с этим Мнемозина олицетворяетсобою воспоминание об этих великих событиях и ду-ховное начало, возникшее из красоты и гармонии фи-зического мира. Таким образом, в мифологии в поэти-ческой форме воспроизводится идея о том, что язык,моральные установления, научные знания, т.е. все то,что греческие и римские классики традиционно отно-сили к гуманитарной сфере, имеет своим истоком фи-зический мир.Первоначально именно в теле человека культура«нашла» свой первый, довольно специфический резер-вуар накопления и сохранения опыта и знаний, в кото-рый бережно складывалось все то, что требовалось длявоспроизводства общественного бытия.Владимир Николаевич Романов - видный россий-ский теоретик культуры в книге «Историческое разви-тие культуры. Проблемы типологии» пишет о двух ти-пах культуры. Первый - симпрактический - тип пред-полагает такой способ сохранения и транслированияинформации, при котором она передается посредством«предметных схем действий»; например, знание о том,как необходимо копать лопатой или плести корзины,передается непосредственным примером без вербали-зированного плана. Данный тип культуры присущ бес-письменным обществам, он характеризуется обращен-ностью к наглядности, в которой язык подкрепляетсяжестом. «Делай как я» - это, по сути, единственноесредство передачи социально значимой информации отпоколения к поколению. Но, как отмечает Романов,такого рода культурные тексты имели место в бес-письменных обществах и не нуждались в том, чтобыбыть зафиксированными в письменной форме, по-скольку действующее тело человека выступало доста-точно вместительным и выразительным местом сохра-нения и трансляции родового опыта. «Проведенныйнами анализ (анализировал древнюю культуру Ин-дии), - пишет Романов, - показал, что ни ритуал, нифольклор, ни техническая активность не требуют на-личия какого-то особого информационного канала,который лежал бы за пределами самой деятельности»[2. С. 49]. Таким образом, во всех подобных случаяхпередача информации совпадает с актами ее порожде-ния телесно вовлеченных в нее людей и не существуетв отрыве от них.Другой тип культуры - теоретический, более позд-ний, характеризуется тем, что растущий и более слож-ный, в плане его абстрактной отвлеченности, потокзнаний и информации требует отдельных каналов пе-редачи, отстроенных от непосредственной деятельно-сти. Новые виды информации не могут быть переданытелесным образом. Для такого типа культуры стано-вится необходимым перенастройка когнитивных опе-раций членов сообщества, связанных с повышениемпроизвольного отношения человека к своим действиям,которые достигаются посредством школьного образо-вания, умения абстрагироваться от непосредственныхсенсорных полей и вставать в ситуацию идеальногонаблюдателя. Романов считает, что «тоталитарный» (нев политическом смысле) тип культуры является пря-мым следствием развитой теоретической установки,при которой не только внешняя для человека реаль-ность редуцируется до исчисляемой и измеряемой сис-темы координат, но и сам человек становится по пре-имуществу объектом управления и исчисления.Вяч.Вс. Иванов в своих лекциях по антропологиирассказывает об интересной работе американского эт-нолога XIX в. Ф. Кашинга, который долгое время жил виндейском племени, знал его обычаи и праздники, былпосвящен в его тайны. Кашинг убедился в том, что ру-ки в жизни индейцев играют гораздо большую роль,чем в жизни его соотечественников. Он обнаружил, чтоиндейцы не только отличные ремесленники с золотымируками, они думают с помощью рук. «Основная граньмежду ранними этапами культуры и культурой, в кото-рой мы живем, состоит в том, что в нашей культуреосновное делается не при помощи человеческого тела,а при помощи специальных устройств, вынесенныхвовне» [3. С. 11].Если раньше психологи пытались сравнивать па-мять человека с памятью технических устройств, то впоследнее время наблюдается совершенно противопо-ложное. Создатели современных компьютеров и про-граммного обеспечения черпают свои идеи из учебни-ков по нейрофизиологии, учитывая при этом особенно-сти восприятия и мышления человека. В результатекомпьютеры становятся все умнее и умнее. Яркимпримером этого процесса может служить хорошо из-вестная программа распознавания текстов FineReader, вкоторую заложены принципы работы зрительной ана-лизаторной системы человека.В человеческой памяти системы хранения различ-ных кусков информации определяются функциями,операциями, процедурами деятельности, для которыхэта информация предназначена. Процессы запомина-ния, таким образом, не являются нейтральными по от-ношению к тому, что запоминается и как это будетвпоследствии использоваться. Надо отметить, что однаи та же информация может запоминаться и хранитьсяразличными способами. Известно, что в современныхкомпьютерных системах информация также записыва-ется разными способами: в виде схем, шрифтов, зву-ков, образов.Современное состояние общества, новые изощрен-ные каналы информационного обеспечения, когни-тивные предпочтения теоретического типа культурыне отменяют обращения человека к своему телесномуопыту и «знаниям» тела. Если человеку требуется от-ветить на вопрос «что?», он будет искать в своей па-мяти определения одних объектов через другие, будетабстрагироваться от своих сенсорных полей и обра-щаться к идеальным схемам, выработанным культу-рой. Он откроет справочник или энциклопедию инайдет нужную ему информацию, это будет знание,потерявшее связь со своим автором и ставшее безлич-ным, а потому универсальным. Но если ему необхо-димо ответить на вопрос «как?», то здесь «логика»будет совершенно другая. В первую очередь это каса-ется тех сфер человеческой деятельности, которыеособенным образом предполагают телесность. Еслиобратиться к спортивной деятельности, то можно най-ти много примеров того, как сложно при обучениитехнике катания на горных лыжах или во время рабо-ты со снарядом в гимнастике описать, как это сде-лать. Человек, который профессионально владеетэтими навыками, как правило, может показать, какэто делается, причем сам процесс демонстрации легчепровести в реальном времени, нежели разложить егона отдельные элементы. Чем более прочным являетсязнание, чем крепче оно внедрено в мышечную памятьискусного навыка, тем менее оно нуждается в словес-ной формуле. «"Проиграть" в замедленном темпесложное движение, такое, как, например, поворот нагорных лыжах или проводка мяча в футболе, способентолько выдающийся тренер» [4. С. 62].Принимая в расчет наше особое отношение к спор-ту, я хотела бы проиллюстрировать свои рассуждениянекоторыми примерами и событиями из области спор-та. Анализ спортивной деятельности позволяет перейтиот абстрактного, дискурсивного знания о теле к живо-му соматическому опыту через посредство телесногодвижения и той среды, где происходит спортивное дей-ствие.По моему мнению, спорт является не просто конг-ломератом обычаев, привычек и физических предпоч-тений, а выступает стилевой характеристикой культу-ры. Я солидарна с Г. Эйхбергом, который считает, чтонароды и социальные группы в своих спортивных иг-рах отличаются не меньше, чем в своих языках:«…шотландское толкание бревна, американский бейс-бол, африканская гребля на каноэ, афганская бузгаши -эти формы практики столь же различаются, сколь ипроисхождение, и место обитания народа» [5. С. 71].Модели спортивного действия - его конфигурация,пространственная структура, временная заданность,отношения между участниками, образцы примененияэнергии - различны в многочисленных видах спортив-ного единоборства (японская сумо, иранская борьбазурканех, пелота среди басков, кельтская гурен, индо-незийский пенчак-силат и пр.), и они прочно внедреныв тело спортсмена. Эти модели различаются не толькоот региона к региону, но и внутри отдельной культурыот группы к группе. В пределах одной культуры можновстретить, как отмечает Г. Эйхберг, различные подхо-ды в отношении к спорту «наподобие того, как в одномязыке существует несколько диалектов» [5. С. 74].Несомненно, эвристический интерес представляетсобой исследование этнологических особенностей те-лесного поведения и спортивных практик, на которыхнастаивает, помимо Г. Эйхберга, французский педагогПьер Палерба, предлагая термин «этнодвигательность»(ethnomotricite). Кроме выхода на решение специаль-ных вопросов выяснения особенностей и характераспортивной деятельности, данное направление иссле-дования может открыть новые горизонты пониманиянационального характера, ценностных ориентиров,исторических и географических судеб того или иногонарода, выразившихся в формировании национальныхвидов спорта. Более того, принятие данного исследова-тельского направления позволит выйти за рамки ис-ключительно теоретического осмысления спортивныхпрактик в поле практической спортивной политики иизбавиться от европоцентристских установок, в соот-ветствии с которыми в современной конфигурацииспорта доминирующее положение занимают европей-ские спортивные практики. И если все-таки этническиеи региональные игры включаются в международныеспортивные состязания, происходит это за счет пере-стройки этих игр на западный манер.Безусловному исключению подвергаются те состя-зания и игры, в которых невозможно производить из-мерения результатов, истоки этих игр лежат в русленационального праздника или религиозного действия.В 1904 г. в Сент-Луисе чиновники Олимпийскогокомитета задумали в рамках игр провести так называе-мые «Антропологические дни», смысл которых состоялв том, чтобы продемонстрировать возможности спорта вделе развития человечества от дикости через варварствок цивилизации и, наконец, просвещениию, до которогодобрались только «белые» и «европеоиды». Было при-глашено 30 «расовых типов», которые должны былисостязаться в 18 дисциплинах (метание копья, взбираниена шест, борьба в грязи, боло и пр.). В числе спортсме-нов были североамериканские индейцы, патагонцы, фи-липпинцы, африканские пигмеи, японские айну. Помысли устроителей, спорт должен был стать лаборато-рией, в которой экспериментальным путем будут уста-новлены различия физических возможностей междурасами. «Антропологические дни» действительно пока-зали «превосходство» белых спортсменов, как на то ирассчитывали организаторы дней. Это произошло пото-му, что все соревнования происходили в соответствии смоделями западного спорта, что было совершенно непонятно «дикарям», для которых любое состязание былочастью ритуала, смеховой культуры, праздника. Ни окакой профессионализации, стандартизации результа-тов, фиксированных правилах, рекордах они не имелини малейшего представления.Надо отметить, что это мероприятие вызвало недо-вольство основателя современных Олимпийских игрП. де Кубертена, которого возмутила сама идея сравни-вать спортивные достижения «цивилизованных» и «ди-карей». Кубертен оценил этноигры «…как "отврати-тельный каламбур", вывалившийся на пути прогресса.Тогда как в будущем черные мужчины, красные мужчи-ны и желтые мужчины научатся бегать, прыгать и ме-тать тяжести, оставив многих белых мужчин за собой.Это мы и называем прогрессом» (Цит. по: [5. С. 61]).Следует признать, что Кубертен во многом оказал-ся прав, сегодня олимпийскими чемпионами стано-вятся люди разного цвета кожи, выходцы из всех пятиконтинентов; но хотя панорама спорта постояннорасширяется, олимпизм не признает «инокультурныхвкраплений» и базируется на системе ценностей евро-пейской культуры и стандартах европейской телес-ности.

Ключевые слова

мнемоорганическое устройство, тело человека, В.Н. Романов, симпрактический тип культуры, спорт, mnemoorganic device, body of person, V.N. Romanov, sympractical type of culture, sport

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Богданова Марина АлександровнаЮжный федеральный университет (г. Ростов-на-Дону)кандидат философских наук, доцент кафедры философии, культурологи и философии науки Педагогического институтаmaraleks27@mail.ru
Всего: 1

Ссылки

Шустерман Р. Мыслить через тело: гуманитарное образование // Вопросы философии. 2006. № 6. С. 52-67.
Романов В.Н. Историческое развитие культуры. Проблемы типологии. М. : Наука, 1991.
Иванов Вяч.Вс. Наука о человеке: Введение в современную антропологию : курс лекций. М. : РГГУ, 2004.
Психофизиология человека / В. Кроль. СПб. : Питер, 2003.
Эйхберг Г. Культура олимпийского и других движений: исключение, признание, праздник // Философия, политика и культура спорта : Логос. 2009. № 6 (73). С. 58-81.
 Тело человека как мнемоорганическое устройство | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 358.

Тело человека как мнемоорганическое устройство | Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. № 358.