О доступной всем ткани «для состоятельных» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 371.

О доступной всем ткани «для состоятельных»

Рассматривается вопрос об особенностях и центрах производства ткани дорои, которая в течение нескольких столетий завозилась из азиатских государств на территорию России и пользовалась здесь большой популярностью. Обращается внимание на строение и особенности изготовления, применение, характер отделки, стоимость и другие характеристики изделия. Автор заключает, что эта материя была традиционной для многих народов в Средней Азии, Персии, на Кавказе и на Руси, имела широкую область применения и выпускалась разных сортов.

For the wealthy'': on affordable fabric.pdf Известно, что начиная с XVI в. в торгово-экономических отношениях Московской Руси со Средней Азией важное место отводилось предметам текстиля. На территорию Руси с южного направления в больших количествах поступали разнообразные так называемые восточные ткани с арабскими и таджик-ско-персидскими названиями. Среди них значатся: - бязь (базъ или карбос); - аладжа (алоча, букв. «пестрядь»); - дороги {дорои, «состоятельность, зажиточность»); - зендень или зендель (занданачи, «из селения Зан-дана»); - киндяк (кадак, «по росточку»); - кисея (хоса, «особенная»); - китайка (чит, «китайская»); - кутня (кутни, «из хлопка»); - мата (матоъ, «ткань»); - маля или мель (малла, «рыжая»); - сатранжи (шатранжи, «шахматная»); - суси («из г. Сус») и др. Письменные источники на русском языке свидетельствуют, что материя дорои, известная у русских как «дороги» или «дорогильная ткань», в XVI-XVII вв. нередко фигурировала в числе даров, которые преподносились правителям Московской Руси от имени среднеазиатских ханов. Так, «100 дороги» зафиксированы в челобитной посла Мухаммеда Али, доставившего в 1585 г. ко двору царя Федора Ивановича подарки от правителя Бухары Абдулла-хана [1. С. 22]. В том же году «200 дорог всяким цветом» в числе других тканей направил в Московское государство хивинский Азим-хан. В свою очередь в 1645 г. московскому князю Михаилу Федоровичу бухарским послом Кази-бей Нага-ем в числе прочих подарков были преподнесены «9 дороги розными цветы» от имени Надыр-Мухаммед-хана и «2 дороги полосатые» от него лично [2. С. 34, 48, 75-76]. Тот факт, что дорои была предметом подарков от имени власть имущих, является убедительным свидетельством высокого качества ткани. И действительно, ее можно признать как самую тонкую и легкую из шелковых тканей, которые производились в тот период в Средней Азии. Как свидетельствует этнограф Н.О. Турсунов, для выделки дорои в основе и утке употреблялись нити, состоявшие всего лишь из 8 шелковин. Для сравнения, шойи (канаус) изготавливалась из шелковых нитей, толщина которых была в 4-5 раз больше, из таких же толстых нитей формировалась основа для полушелковой адрас. Население Средней Азии употребляло дорои на женские платья, головные платки, шарфы. А. Вамбери отмечал, что тонкие шелковые платки, производимые в Бухаре, напоминают паутину. Эти платки входили в число главных товаров местного производства, которые, на взгляд А. Вамбери, должны были заинтересовать чужеземца [3. С. 139]. Тонкие нити в процессе переработки подвержены повышенной обрывности, вследствие чего требовалась очень высокая квалификация занятых выделкой дорои ремесленников [4. С. 39]. Это, в свою очередь, приводило к удорожанию ее стоимости, на что и указывает таджикское название ткани, означающее «состоятельность, зажиточность». Вместе с тем есть сведения, что в России дорои была доступна самым широким слоям населения. Родес в 1652 г. писал, что русские, особенно простой народ, не могут обходиться без дорог (в значении рассматриваемой ткани) и киндяков [2. С. 71-72, 90]. Следовательно, в середине XVII в. эти материи у русских были весьма популярны, доступны и имели хороший рынок сбыта. Исследования показывают, что дорои выпускалась разного декора и применялась в различных элементах одежды. На Русь ввозились несколько сортов такой ткани, которые продавались по разным ценам. Здесь дорои шла, в том числе, на изготовление ферязей (шубок) на подкладке и на меху, а также использовалась в качестве лицевой ткани для кафтанов. Заметим, что не удается идентифицировать «кутни - 101 конец, из них дорогильных - 29», которые, согласно описи товаров, были вывезены в 1634 г. для реализации в Московском государстве через купца Хаджи Ата-Кули от имени бухарского хана Имам-Кули [Там же. С. 34, 48, 75-76]. В приведенной выдержке из документа упоминаются названия двух самостоятельных видов тканей. Возможно, речь идет о чисто шелковом образце кутни, которая, как известно, обычно выпускалась хлопчатобумажной и полушелковой (шелковая основа, хлопчатобумажный уток). Широкой популярностью пользовалась дорои и в XIX в. Не случайно в «Гияс-ул-лугот» дано следующее короткое толкование термина «дорои»: «Сорт известной шелковой ткани» [5. С. 326]. Автор указанного словаря даже не счел нужным приводить описание ткани, ссылаясь при этом, что о ней знают все и о ней известно всё. В то же время важные сведения об этой ткани можно получить из записей других авторов того периода. П.И. Демезон писал: «В Бухаре изготавливают разнообразные ткани из чистого шелка и полушелка. Из чистой шелковой материи дераи делают платки, шарфы, пояса, тюрбаны. Одежду из дераи могут носить только женщины ...Из полосатой дераи делают платья» [6. С. 74]. В свою очередь, П.И. Небольсин отметил, что из чисто шелковых материй, завозившихся из Средней Азии, в России была «известна пока только одна бухарская дараи (редко, впрочем, в кусках к нам доставляемая), материя с узенькими полосками, а иногда и гладкая одноцветная с претензиями на двуличность» [7. С. 291]. Таким образом, возможно, к середине XIX в. имело место сокращение объемов поставки такой ткани в Россию, о чем П. Небольсин не преминул заметить. В русском «Словаре устаревших слов» читаем: «Дороги - очень тонкая восточная ткань; шелковая бело-черная полосатая ткань, иногда с золотыми и серебряными травами» [8]. Тем самым, можно сделать вывод, что дорои выпускалась полосатой, одноцветной и узорчатой. Первую ткань можно считать сортом материи алоча с узкими полосками, изготовленной из чистого шелка. Гладкой дорои, согласно информации более позднего времени, чаще была свойственна ярко-красная окраска. Особенности производства одноцветной и узорчатой дорои в научной литературе зафиксированы применительно к периоду конца XIX - начала XX в. Согласно Н.О. Турсунову, в Худжанде, Бухаре, Китабе, Маргелане, а также в Азербайджане ее ткали из тонких суровых нитей шелка-сырца одинаковой толщины в основе и утке. В Бухаре ткачами дорои (называли их дороибоф, калгайбоф, джонбоф) были местные евреи - признанные мастера в области шелкоткачества. Основа составлялась из 2 400 нитей, ткань при этом имела ширину около 1 м. Затем путем специальной отделки из суровой материи получали тонкие головные платки калгай или гамзамаймун (букв. «жеманство обезьяны») [4. С. 98]. В этот период дорои ткали также в Каратегине и Дарвазе (Таджикистан). Как пишет Н.Н. Ершов, из суровой ткани шили головные платки и платья для женщин. Затем уже сшитые изделия красили, по его словам, в ярко-красный цвет и орнаментировали способом гул-баст (перевязкой). В результате на ткани появлялись несложные геометрические узоры в виде колец и ромбиков, выполненных также в ярких тонах других цветов [9. С. 225]. В такой технике выполняли иногда отделку и несшитой материи, в результате чего получали дорои «с золотыми и серебряными травами». Заметим, что в горных районах Таджикистана даже в наши дни встречаются отдельные точки подобного изготовления женских головных платков. Однако сегодня вместо тонкой шелковой дорои используют кисею дока, а в узорах платков можно увидеть и треугольные фигурки. Рассматриваемую ткань называли не только дорои. В Каратегино-Дарвазской зоне для нее употреблялись эквивалентные названия казин, харир (в обоих случаях букв. «шелковая»), а также «пиллаги» (букв. «коконная»). В свою очередь, таджики долины р. Варзоб пользовались термином шол, а в Кулябе - харир [10. С. 91]. В этнографических очерках А.А. Семенова зафиксированы следующие цвета этой ткани: темный, красный, бордо и желтый. Из дорои указанных расцветок в Каратегине, Дарвазе и верховьях Зеравшана практически все женское население носило чадру в аршин шириной и в два-три аршина длиной, причем более зажиточные имели головные повязки, сшитые из трех полотнищ материи [11. С. 30]. Обращая внимание на древность производства платков калгай, С. Махкамова выдвинула предположение, что авровое ткачество появилось в результате эволюции приема гулбаст, когда вместо полотна или готового изделия стали красить перевязкой нити в процессе их подготовки к тканью: «Получив широкое распространение по всему Востоку, техника бандан (гулбаст) на территории Средней Азии постепенно видоизменялась и, совершенствуясь, вероятно, сменилась авровой. Прием резервации отдельных участков на сотканной ткани был заменен резервацией отдельных участков на нитях основы» [12. С. 76]. Дорои применялась в женских платьях и в гладкокрашеном виде. Такими были самые дорогие и нарядные платья и халаты-накидки туркменок, которые шились из предварительно окрашенной шелковой ткани того же названия густо-вишневого цвета. В этом случае иногда вдоль кромок материи пропускали две светлые полоски [13. С. 243]. Заметим, что из Средней Азии в Московскую Русь вывозили не только дорои местного изготовления. Подтверждением этому служат «дороги гилянские», которые завозились туда бухарскими купцами [1. С. 167]. И действительно, как писал в XVII в. купец Федор Котов, в Гиляне у персов и кызылбашей наряду с киндячными, кумачными и кутняными большой популярностью пользовались дорогильные кафтаны. Другими словами, производство дорои было распространено не только в пределах среднеазиатских ханств. Массовое изготовление такой ткани было характерно и для Персии, откуда часть тканей поступала в Среднюю Азию и затем отсюда переправлялась на север. Интересно, что и в наши дни в Иране кустарным способом изготавливают ткань такого названия. Правда, эта материя имеет разводистый орнамент наподобие того, который характерен для тканей атлас, адрас, шойи, т.е. для ее оформления используют технологию перевязки нитей основы в процессе крашения [14]. Дорои можно признать традиционной тканью и для некоторых кавказских народов, например азербайджанцев. Кроме того, изделия из такой материи входили в традиционную женскую одежду агулов в Дагестане. У них было принято, что невеста при уходе в дом жениха должна была иметь не меньше четырех платьев, одно из которых в обязательном порядке сшивалось из дорои [15]. Свидетельством широкой географии производства дорои является тот факт, что населению Руси были доступны, согласно письменным источникам, дороги «гилянские», «кашанские», «кизылбашские», «тур-ские», «ясские». Таким образом, можно заключить, что дорои входи- числе которых таджики, русские, персы, кызылбаши, ла в число традиционных тканей для многих народов, в азербайджанцы, агулы.

Ключевые слова

Средневековье, Московская Русь, Средняя Азия, шелковая ткань, способ отделки, the Middle Ages, Moscow Russia, Central Asia, silk fabric, trimming

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Иброхимов Муродали ФайзалиевичТехнологический университет Таджикистана (г. Душанбе, Таджикистан)канд. ист. наук, и.о. доцента кафедры художественного проектирования и истории прикладных искусствmurodali_f@list.ru
Всего: 1

Ссылки

Зияев Х.З. Экономические связи Средней Азии с Сибирью в XVI-XX вв. Ташкент : Фан, 1983. 167 с.
Юлдашев М.Ю. К истории торговых и посольских связей Средней Азии с Россией в XVI-XVII вв. Ташкент : Наука, 1964. 124 с.
Вамбери А. Путешествие по Средней Азии из Тегерана через туркменскую пустыню по восточному берегу Каспийского моря в Хиву, Бухару и Самарканд, предпринятое в 1863 году с научной целью по поручению Венгерской Академии в Пеште, членом ее А. Вамбери. М., 186
Турсунов Н.О. Из истории ремесла Северного Таджикистана: Ткацкие промыслы Ходжента и его пригородов в конце XIX - начале XX вв. Душанбе : Дониш, 1974. 207с.
Гиясуд-ДинМухаммад. Гияс-ул-лугот. Душанбе : Адиб, 1987. Ч. 1. 480 с.
Записка П.И. Демезона // Записки о Бухарском ханстве: Отчеты П.И. Демезона и И.В. Виткевича. М. : Наука, 1983.
Небольсин П.И. Очерки торговли России со странами Средней Азии: Хивой, Бухарой и Кокандом (со стороны Оренбургской линии). СПб., 1856. 375 с.
Словарь устаревших слов. URL: http://dvo.sut.ru/libr/info/domostro/9.htm, свободный (дата обращения: 24.07.2012).
Таджики Каратегина и Дарваза. Душанбе : Дониш, 1966. Вып. 1. 319 с.
Широкова З.А. Традиционная и современная одежда женщин Горного Таджикистана. Душанбе : Дониш, 1976. 206 с.
Семенов А.А. Этнографические очерки Зарафшанских гор, Каратегина и Дарваза. М., 1903. 131 с.
Махкамова С.М. К истории ткачества в Средней Азии // Художественная культура Средней Азии в IX-XIII вв. Ташкент, 1983.
Томина Т.Н. Ткани в одежде кочевых и полукочевых народов Средней Азии // Традиционная одежда народов Средней Азии и Казахстана. М. : Наука, 1989.
Зендан-е Эскандар. URL: http://anoushe.livejournal.com/112672.html, свободный (дата обращения: 24.07.2012).
Одежда агулов. URL: http://navruzovplanet.ucoz.ru/publ, свободный (дата обращения: 24.07.2012).
 О доступной всем ткани «для состоятельных» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 371.

О доступной всем ткани «для состоятельных» | Вестн. Том. гос. ун-та. 2013. № 371.

Полнотекстовая версия