К ВОПРОСУ О ПОЛИЭТНИЧНОСТИВ РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙМОЛДОВЕ | Русин. 2006. № 4 (6).

К ВОПРОСУ О ПОЛИЭТНИЧНОСТИВ РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙМОЛДОВЕ

К ВОПРОСУ О ПОЛИЭТНИЧНОСТИВ РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙМОЛДОВЕ.pdf Cегодня в Республике Молдова, в отличие от совсем еще недавнегопрошлого - первого десятилетия ее государственной независимости,высшее руководство страны обращает пристальное внимание на су-ществующее этническое и культурное многообразие нашего регионаи позиционирует его как важный положительный фактор современ-ной истории Молдовы. Акценты делаются на полиэтничность страныкак ее историческое достояние, доставшееся от прошлого, как источ-ник культурного развития в перспективе и в перспективе же как ре-сурс для успешного экономического развития. Последнее видитсясквозь призму развития туристической отрасли.Безусловно, необходимо использовать как очень привлекательныйресурс полиэтничность и мультикультурность современной Молдовы.Но это не должно стать временной кампанией - в обществе надолгодолжно быть сформировано представление о том, что сегодняшняяситуация в Молдове вовсе не уникальна для этого края. Даже болеетого, в его постоянной, прослеживаемой на протяжении всех зримыхисторических эпох поликультурности и полиэтничности и состоитуникальность этого региона и его жизнеспособность.Для демонстрации положения [полиэтничность - как неотъемлемаяпостоянная черта в развитии региона] хотелось бы совершить неболь-шой исторический экскурс и привести в качестве примера эпоху ран-него средневековья в истории Молдовы. Например, период, хроноло-гически ограниченный двумя великими нашествиями, затронувшимивместе с остальной Европой и наш регион, - гуннским [конец IV-Vвека] и монгольским [XIII век]. Но прежде необходимо оговорить не-сколько предварительных условий.Во-первых, вероятная дискуссионность некоторых рассматривае-мых положений, которую я, безусловно, сознаю. Но в такого жанраработах уровень приближения к той или иной проблеме не позволяетподойти к ее решению с той необходимой степенью глубины, котораявозможна только при специальном рассмотрении отдельно взятой про-блемы. Как говорил П. Флоренский, стремясь к широте, невольно ста-новишься поверхностным.Во-вторых, кажется совершенно очевидным, что полиэтничность иполикультурность в Карпато-Днестровских землях всегда являлисьрезультатом взаимодействия окружающих активных в культуро- и эт-ногенетическом планах культурно-исторических миров. Другими сло-вами, подобная полиэтничность и поликультурность - продукт свое-образного географического расположения Молдовы в пограничье Во-сточной, Юго-Восточной и Центральной Европы. Теперь можно пе-рейти непосредственно к изложению.Культурно-историческая ситуация VI-VII вв.Последняя четверть V в., время падения Западной Римской импе-рии, как традиционная для историков дата начала эпохи европейскогосредневековья, вряд ли застала в Карпато-Днестровских землях хотьсколько-нибудь значительное оседлое население. Предлагающиесяныне датировки Черняховской культуры это подтверждают. Сметен-ные гуннским нашествием готы и другие носители этой культуры внашем регионе ушли за Дунай, и даже если находиться на позицияхвосточно-романского континуитета в территориальных границах междуПрутом и Днестром, все равно неизбежным на сегодняшний день яв-ляется вопрос о культурной и хронологической лакуне второй полови-ны V в.Первые данные письменных и археологических источников отно-сительно оседлого населения в Карпато-Днестровских землях, на тер-ритории исторической Молдовы, касаются так называемых склавинови антов применительно к VI в.Согласно авторам VI в. Иордану и Прокопию Кесарийскому, терри-тория современной Молдовы входила в этот период в область расселе-ния обоих народов - и антов, и склавинов. Практически бесспорно сэтими народами в историографии связываются две археологическиекультуры - Пеньковка и Корчак. Их памятники на территории совре-менной Молдовы распространены достаточно равномерно и, что весьмаважно, чересполосно, что свидетельствует о смешанном расселенииих обеих в этом регионе. Мирный характер взаимоотношений и вза-имное проникновение их культур также аргументируются археологи-ческими данными.В этническом плане склавины практически бесспорно в историог-рафии интерпретируются как раннеисторические славяне. А вот воп-рос о происхождении антов далек от разрешения, по крайней мере,значительная часть исследователей [М.И. Артамонов, И.П. Русанова,В.В. Седов, Р.А. Рабинович и др.] не признают славянское или чистославянское происхождение антов. Аргументами являются и сам по себенеславянский этноним «анты», и быстрое его исчезновение из упот-ребления, и разнородность элементов принадлежащей антам Пень-ковской культуры. О собирательности этнонима и этнической разно-родности этой общности свидетельствуют и данные недавно опубли-кованных булгарских летописей. В последней антами называется сме-шанное население, состоящее из славян, болгаро-тюрок и ульчийцев -будущих уличей русской летописи [Бахши Иман 1993:24]. Итак, заантами, согласно данным письменных и вещественных источников имнению исследователей, могут стоять не только славяне, но и иранс-кое [сармато-аланское] население, тюрко-болгары, уличи, этническоепроисхождение которых само по себе представляет сложную научнуюпроблему.Однако мы пока говорили только об оседлом населении на террито-рии Молдовы в указанный период. А ведь, по данным целой группыисточников, здесь фиксируется и ряд кочевых народов. Известно, чтово второй половине V века после смерти Аттилы и распада его «импе-рии» часть гунно-болгарских орд откочевала в северо-причерноморс-кие степи. С конца V, в VI-VII вв. южная часть Карпато-Днестровскихземель, примыкающая к Дунаю, контролировалась различными про-тоболгарскими кочевыми народами и объединениями.Происхождение протоболгар само по себе представляет остродис-куссионную научную проблему, компонентами которой являются стольже дискуссионные вопросы о происхождении физического типа, язы-ка, имен, титулатуры и правящих династий протоболгарских народов[Артамонов, 1962]. Среди народов, возможно, только мигрировавшихчерез территорию Молдовы в указанный период, можно отметить та-ких, как сарагуры, уроги, савиры. А вот пребывание протоболгар-кут-ригуров в VI в., по крайней мере, в южной части Пруто-Днестровьяможно считать практически доказанным благодаря многочисленнымданным письменных источников, неоднократно отмечавших их похо-ды за Дунай на территорию Империи. С кутригурами связано и крат-косрочное пребывание с 558 по 568 год в Нижнем Поднестровье авар,которых кутригуры принимали у себя, перед тем, как авары перешли вПаннонию и вместе с лангобардами ее отвоевали у гепидов.В VII в. свою власть во всем степном Северном Причерноморье уси-ливают болгары-оногуры. Это связано и с возникновением в 635 г.государственного объединения «Великая Болгария» во главе с вождемоногуров ханом Кубратом. Как известно, после смерти Кубрата «Ве-ликая Болгария» распалась на орды, возглавляемые его сыновьями.Под давлением усиливающего свое влияние в Северном Причерномо-рье Хазарского каганата орды четырех сыновей Кубрата изменили рай-он локализации и мигрировали в разных направлениях.Для Юго-Восточной Европы кардинальное значение имела мигра-ция на запад орды оногуров во главе с Аспарухом. Перед овладениемвизантийскими землями на Нижнедунайском правобережье [будущейДунайской Болгарией] он обосновался в Нижнем Поднестровье в Он-глосе-Буджаке, что подтверждается совокупными сведениями незави-симых друг от друга византийских и восточных источников. Средипоследних особенно важно известие булгарской летописи Гази-Барад-жа, освещающее этнический состав населения, подвластного Аспару-ху в Онглосе: Аспарух, по мнению Гази-Бараджа, выступал здесь «вкачестве бека своих булгар, местных ульчийцев [уличей] и улагцев [во-лохов] [Бахши Иман 1993: 22; Рабинович 2003: 294].Имеет значение и тот момент, что после победы Аспаруха над импера-тором Константином Погонатом и перемещением его за Дунай какая-точасть тюрко-болгарского населения осталась здесь же, что нашло отра-жение в очень представительных археологических материалах.Таким образом, применительно ко времени VI-VIII веков мы можемговорить об очень разнообразном в этническом и культурном отноше-нии населении на территории современной Молдовы.Культурно-историческая ситуация VIII-X вв.Этот период в истории Молдовы несколько слабее освещен в пись-менных источниках, особенно византийских, вследствие чего мы распо-лагаем относительно меньшим количеством достоверных этнонимови информацией этнодемографического характера. Однако этот недо-статок вполне компенсируется информацией древнерусских и восточ-ных письменных источников и данными археологии.Рассмотрим сначала, как и в предшествующем случае, ситуацию соседлым населением. В VIII - начале X вв. территорию современнойМолдовы в основном занимали две археологические культуры - Лука-Райковецкая [в северной и центральной части Пруто-Днестровья] иБалкано-Дунайская в южной части междуречья.Балкано-Дунайская культура, распространенная в основном в Севе-ро-Восточной Болгарии и Добрудже, в нашем регионе связываетсябольшинством исследователей с распространением власти ПервогоБолгарского царства в IX - первой трети X веков. Однако характер древ-ностей в нашем регионе позволяет видеть в них не просто свидетель-ство распространения здесь административной власти, а непосред-ственное проживание значительного массива южнославянского насе-ления - дунайских болгар.Лука-Райковецкая культура была распространена на обширном про-странстве от Карпат до Днепра и отождествляется абсолютным боль-шинством исследователей с восточнославянскими племенами Восточ-ной Европы. Этнонимы последних нам известны по сообщению древ-нейшей летописи «Повесть временных лет» [ПВЛ 1950]. Среди сла-вянских народов, упоминаемых этим источником, для нас особенноважны уличи и тиверцы, так как именно их «Повесть временных лет»знает как население на территории современной Молдовы.Применительно к Молдове часть исследователей [Г.Б. Федоров, Г.Ф.Чеботаренко, Н.П. Тельнов] отождествляют Лука-Райковецкую куль-туру с летописными тиверцами, другие [И.Г. Хынку, Р.А. Рабинович] -с уличами. Сторонники тиверской версии полагают, что на террито-рии современной Молдовы проживали именно тиверцы, а уличи оби-тали уже за Днестром - в современных Черновицкой, Винницкой об-ластях Украины. Мы же полагаем, что в молдавском Поднестровьепроживали и тиверцы, и уличи, но с тиверцами связываем не древнос-ти Лука-Райковецкой культуры, а памятники культурной группы IXXIвв. Екимауцы-Алчедар. В отличие от местных древностей Лука-Райковецкой культуры, имеющих типичный для Восточной Европывосточнославянский характер, памятники типа Екимауцы-Алчедарсодержат полный набор не распространенных здесь раньше западно-славянских культурных элементов [фортификация круглых городищ,домостроительство, погребальная обрядность, вещевой инвентарь,керамика и т.д.]. На этом основании мы можем вполне обоснованнопредполагать миграцию в наш регион во второй половине IX в. значи-тельной группы населения западнославянского происхождения [Раби-нович. 1997; 2005]. Данная гипотеза не покажется надуманной, еслиобратить внимание на то, что в этот период на всей территории Вос-точной Европы ощущается мощный прилив западнославянского насе-ления [Рабинович, Рябцева. 1997].Мы сейчас умышленно не обращаем внимание на аргументирован-ные суждения исследователей о предыстории появления уличей и ти-верцев на страницах русских летописей и на неславянские элементы вконтексте их этнического происхождения вообще и неславянскогопроисхождения их этнонимов в частности. В период, когда их знаетначальная русская летопись, они представлялись летописцам хоть ичужими, но все же, по всей видимости, народами славянского проис-хождения.Итак, населяющих в IX-X вв. территорию Молдовы уличей и тивер-цев можно на основании принадлежащих им археологических древ-ностей разделить по этнокультурному признаку на восточных и за-падных славян. Если также учитывать присутствие в южной части ре-гиона выходцев из Дунайской Болгарии, можно констатировать нали-чие на территории современной Молдовы в указанный период славян-ского населения, относящегося по происхождению и культуре ко всемтрем ветвям славянства - восточной, западной и южной.Однако не только со славянами связано происхождение оседлогонаселения на территории Молдовы в указанный период. В централь-ной части Пруто-Днестровского междуречья в Х-XII вв. распростра-нены очень своеобразные культурные группы, известные под назва-нием древности типа Петруха-Лукашевка и типа Ханска. В культуреэтих памятников присутствует наряду со славянским очень мощныйинородный компонент, связанный происхождением с культурой Ха-зарского каганата - Салтово-Маяцкой археологической культурой. Но-сителями последней были хазары, тюрко-болгары и аланы. О том, чтоместные памятники в центральной зоне Молдовы отражают не про-сто влияние Салтово-Маяцкой культуры, а непосредственное пересе-ление в наш регион их носителей, свидетельствуют данные антропо-логического исследования погребенных в могильниках Лимбарь иКэпрэрие. М.В. Великанова уверенно говорит о том, что антропологи-ческий облик погребенных говорит о недавнем смешении славянско-го и тюрко-болгарского этнических компонентов. Последние она вы-водит именно с территории Хазарского каганата [Великанова 1983]. Иопять же, как и в случае с западнославянским переселением, можноувидеть зримые следы переселения населения Хазарского каганата вVIII-X веках на более обширных территориях, расположенных, и кзападу, и к востоку от современной Молдовы.Для того чтобы обрисовать этническую палитру на территорииМолдовы в рассматриваемый период, нужно обратить внимание нетолько на оседлое население, но и на кочевое.По данным письменных и археологических источников известно,что во второй половине IX в. происходило так называемое «обретениеРодины венграми». В конце 80-х - начале 90-х годов IX в. венгры, дви-гавшиеся с востока, с территории современной Башкирии, оказалисьв так называемой Этелькузе. Границы последней традиционно опре-деляются на востоке по Днепру, а на западе по румынскому Сирету,однако, исходя из географической номенклатуры и особенностей ис-торической обстановки, нельзя не заметить, что территория ЮжнойМолдовы в районе Нижнего Днестра и Нижнего Дуная, крупных рек,впадающих в Дунай и Черное море, как нельзя лучше отвечает этимо-логии названия Этелькуза - «место, где соединяются пять рек». О том,что венгры не просто контролировали, но и кочевали, непосредствен-но обитали или на территории Молдовы, или в непосредственной бли-зости от нее, свидетельствуют данные о политической борьбе Киевс-ко-Русского княжества с уличами и тиверцами. Эти племена оказалисьподчинены Киеву только после того, как венгры ушли в Паннонию.Следом за венграми в конце IX в. в северо-причерноморских степяхобъявились и печенеги. Со временем печенеги вытеснили из ЮжнойМолдовы дунайских болгар и образовали здесь, согласно данным ви-зантийских и германских письменных источников, одно из печенежс-ких колен.Таким образом, и применительно ко времени VIII-X вв. мы можемговорить об очень разнообразном в этническом и культурном отноше-нии населении на территории современной Молдовы.Культурно-историческая ситуация в предмонгольскую эпохуО населении на территории Молдовы в предмонгольскую эпоху унас значительно меньше данных, причем как письменных, так и архе-ологических источников, чем в предшествующее время. Населениеэтого региона в этот период в целом значительно менее многочислен-но по сравнению с прошлым временем, но также демонстрирует зна-чительное разнообразие и в этническом плане, и в плане распростра-нения хозяйственно-культурных типов.К сожалению, письменные источники практически не оставили намуказаний на названия конкретных этнонимов. Если говорить об осед-лом или полуоседлом населении, то мы располагаем только четырьмятерминами, напоминающими этнонимы: бродники, галицкие выгон-цы, берладники и волохи. Только последнее название «волохи» мыможем бесспорно воспринимать как этноним, хотя при более глубо-ком обращении к проблеме может возникнуть и другой смысловойконтекст - не чисто этнический, а хозяйственно-культурный [вспом-ним трактовку знаменитого выражения Анны Комниной - «кочевни-ки, в просторечии именуемые волохами» [Анна Комнина 1965].О волохах непосредственно на территории Молдовы в данный пе-риод указывают такие источники, как Никита Хониат и Грамота папыГригория 1234 года. При этом именно эти документы, равно как и дру-гие источники по ранним волохам, не дают возможность однозначносудить ни об этническом происхождении волохов, ни об их языке иконфессиональной принадлежности [Рабинович 2000].Кстати, именно три другие группы населения - бродников, берлад-ников и галицких выгонцев некоторые ученые, в основном румынс-кие, связывают с волошским восточнороманским населением. С дру-гой стороны, большинство русских исследователей видит в них сла-вянское по происхождению, вольное по социальному статусу населе-ние - предтечу будущего казачества [Тельнов, Степанов, Русев, Раби-нович 2002]. С нашей точки зрения, например, можно теоретическидопустить, что такая группа, как галицкие выгонцы, могла соотноситьсяс волохами, но такое допущение никак не свидетельствует об обяза-тельно восточнороманском происхождении самих галицких выгонцевили их языка. Но, предполагая в галицких выгонцах, бродниках и бер-ладниках «дунайскую вольницу», неминуемо придется предположитьи полиэтничный в целом характер этого населения, подобно тому, какэто присутствовало в подунайских городах.Трудно судить по тем сведениям, что мы располагаем, насколькоглубока была оседлость или значительна мобильность указанных группнаселения Молдовы того времени, но тот момент, что в регионе про-живало хоть и редкое, но все же полностью оседлое население, под-тверждают данные археологических исследований.Что касается чисто кочевого населения региона, то к печенегам вXI-XII веках присоединились новые группы евразийских кочевников- торки, а затем и половцы. Все три группы кочевников оставили зна-чительное количество погребальных памятников, но археологически-ми данными подтверждено, что основным кочевым населением на тер-ритории Пруто-Днестровья в предмонгольское, а затем и в золотоор-дынское время было печенежско-торческое население. Возможно, взападной части региона - в Восточном Прикарпатье среди кочевогонаселения заметно большую роль играли половцы, ведь именно дляних королевская власть Венгрии и папская курия основали так назы-ваемую Куманскую епископию. У нас нет бесспорных данных, насколь-ко глубоким было смешивание кочевого населения с оседлым, или какдалеко зашел процесс оседания кочевников на землю, но то обстоя-тельство, что кочевое тюркское население составляло важный компо-нент в этнической палитре раннесредневековой Молдовы, вряд ли ос-поримо.Выводы: Рассмотрение этнической и культурной ситуации в ран-несредневековой Молдове показывает, что в эту эпоху этническая икультурная палитра населения чрезвычайно пестра и разнообразна.Если будет выглядеть корректным подобное сопоставление, то надопризнать, что значительно более пестра и разнообразна, чем мы ви-дим сегодня. Таким образом, с одной стороны, мы подтверждаем те-зис о полиэтничности и поликультурности населения Молдовы как уни-кальном и постоянном факторе исторической жизни региона, с другой- следует вывод, касающийся чисто практической государственно-по-литической деятельности, - полиэтничность как генотипичный фак-тор нуждается сегодня не только в констатации и позиционировании,но и в государственной поддержке.

Ключевые слова

три группы кочевников, Прикарпатье, Днепр, Днестр, Дунай

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Всего: 1

Ссылки

 К ВОПРОСУ О ПОЛИЭТНИЧНОСТИВ РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙМОЛДОВЕ | Русин. 2006. № 4 (6).

К ВОПРОСУ О ПОЛИЭТНИЧНОСТИВ РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙМОЛДОВЕ | Русин. 2006. № 4 (6).