Бессарабия в годы Великой Отечественной войны | Русин. 2015. № 2 (40).

Бессарабия в годы Великой Отечественной войны

28 июня 1940 г. Бессарабия была присоединена к СССР. 2 августа из большинства ее уездов и районов Молдавской Автономной Советской Социалистической Республики была образована Молдавская Советская Социалистическая Республика. 22 июня 1941 г., с началом Великой Отечественной войны, на территории республики начались военные действия. Несмотря на ожесточенные бои, в которых принимали участие и уроженцы Бессарабии, к концу июля 1941 г. край был оккупирован немецко-румынскими войсками. В результате мобилизации в Красную армию и эвакуации население Молдавии сократилось на 500 тыс. чел. и составило 2 млн 220 тыс. чел. Население Кишинёва, Тирасполя и уездных центров сократилось почти вдвое. Оккупанты создали губернаторство Бессарабия. Многочисленные приказы органов «новой власти» с различными ограничениями, запретами, запрещениями, как правило, заканчивались словами: «за нарушение - смертная казнь», «тюремное заключение сроком на.», «каторжными работами от. до...». Румынские власти проводили политику террора и грабежа. Планировалось переселить местное русское, гагаузское, болгарское, русинское и малорусское население, а их земли заселить румынскими колонистами. В Румынию вывозились продовольствие, фураж, промышленные товары, дефицитное сырье. Были разрушены экономика края, системы образования и здравоохранения. Все это пришлось восстанавливать после освобождения Молдавии в августе 1944 г.

Bessarabia during the years of the Great Patriotic War.pdf Бессарабия была отторгнута от России в 1918 г. бывшим ее союзником - королевством Румыния. Советская Россия, а затем СССР не признавали законность аннексии и настаивали на возвращении этой территории в состав России / СССР. 28 июня 1940 г. бессарабский вопрос был мирно решен. Бессарабия и Северная Буковина вошли в состав СССР. 2 августа 1940 г. был принят Закон об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР). В состав МССР вошли г. Кишинев, Бельцкий, Бендерский, Ка-гульский, Кишиневский, Оргеевский и Сорокский уезды Бессарабии, г. Тирасполь, Григориопольский, Дубоссарский, Каменский, Рыбницкий, Слободзейский и Тираспольский районы МАССР. Остальные районы автономной республики, а также Аккерманский, значительная часть Измаильского и Хотинского уездов (где преобладало украинское, т.е. русинское и малоросское население. - С.С). Бессарабии отошли к Украинской ССР. Северная Буковина и часть Хотинского уезда вошли в состав Черновицкой области УССР. Численность населения МССР на 1 января 1941 г. составила 2 млн 719,3 тыс. чел. (Кустрябова 1986: 33). В созданной республике начались формирование новых органов управления, восстановление промышленности и сельского хозяйства, принимались меры по улучшению благосостояния населения. 10 февраля 1941 г. была принята Конституция МССР. Однако мирному строительству помешала война. 22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на СССР. Союзником Германии выступила Румыния1. На советско-румынской границе были сосредоточены три армии (11-я немецкая, 3-я и 4-я румынские) общей численностью свыше 600 тыс. чел. Им противостояли войска Одесского военного округа (переименованного в первый день войны в 9-ю армию) и отдельные части 18-й армии (История 1968: 421-422; Репида 2008: 173). 18-я армия была дислоцирована на Буковине. Большая часть уроженцев Молдавии была призвана в состав 9-й армии, особенно много бессарабцев было в частях 35-го и 48-го стрелковых корпусов (Молдавская ССР 1975: 9). Кишинев прикрывала 95-я стрелковая дивизия2 35-го стрелкового корпуса (называвшаяся с 16.01.1934 г. Молдавской), состоявшая в основном из уроженцев Бессарабии (Шорников 2014: 90). На юго-западном направлении был создан Южный фронт3 в составе 9-й и 18-й армий, 2, 16 и 18-го механизированных корпусов (Тю-ленев 1972: 129). Бои развернулись на всей территории республики. Первый удар врага приняли пограничники. Местные жители помогали рыть окопы. Нередко жители соседних молдавских сел непризывного возраста (многие - участники Первой мировой войны) сражались с оружием в руках вместе с пограничниками (Молдавская ССР 1975: 126-127). Снабжали жители окрестных сел бойцов и продовольствием (Репида 2008: 174). С первых дней войны в городах и районах Молдавии было создано 63 истребительных батальона численностью до 100-200 чел. в каждом. Десятки тысяч бессарабцев работали в фортификационных батальонах (Молдавская ССР 1975: 150-154). К 5 июля 1941 г. в ряды РККА в ряды вступило 47,6 тыс. призывников (Репида 2008: 176). В рядах Красной армии воевало 38 тыс. солдат-бессарабцев, дезертировавших из румынской армии в июне 1940 г., 18 тыс. рабочих и служащих (Шорников 2007: 268). Почти на всем протяжении границы враг был отброшен на исходные позиции. Красная армия и пограничники не только отражали атаки противника, но и переходили в контрнаступление. 25-26 июня подразделения 51-й стрелковой дивизии и 79-го морпогранотряда на бронекатерах Дунайской флотилии переправились через Килий-ское гирло и овладели городом Килия-Веке и рядом населенных пунктов Румынии (История 1968: 422-423; Шорников 2014: 90). Это единственный случай в начале войны, когда было выполнено положение советской военной доктрины: «Бить врага на его территории и малой кровью»4. Из донесения командующего Южным фронтом И.В. Сталину, С.К. Тимошенко и Г.К. Жукову об итогах двухнедельных боёв фронта от 8 июля 1941 г.: «В результате двухнедельных боев армии Южного фронта продолжают удерживать рубеж р. Прут и р. Дунай, за исключением участка Снятын, Штакешты, где правофланговые части 18-й армии отходят на новый оборонительный рубеж в связи с отходом левого крыла ЮЗФ» (ЦАМО 1: 10). Несмотря на то что десятки тысяч людей ушли на фронт, промышленные и торговые предприятия, почта, телеграф продолжали бесперебойную работу. На 120-140 % выполняли свои дневные нормы рабочие кишиневских моторемонтного, чугунолитейного и механического заводов и других предприятий. Ушедших в армию заменили подростки, женщины, девушки, старики (История 1968: 427; Молдавская ССР 1975: 41-46, 681-696). 4 июля 1941 г. СНК МССР и ЦК КП(б) Молдавии приняли постановление о порядке эвакуации населения и промышленных предприятий (Шорников 2014: 100). В восточные районы СССР были эвакуированы основные предприятия, весь общественный скот колхозов, продовольственные запасы, ценное оборудование и материалы, а также педагогические вузы, селхозинституты, опытные научные сельскохозяйственные учреждения, работники науки и культуры. По данным конца 1942 г., было эвакуировано до 300 тыс. чел. По неполным данным, на конец 1942 г. в 16 областях и республиках ССР было учтено до 100 тыс. чел. Остальное население, видимо, было вынуждено остаться на оккупированной врагом территории Украины (Молдавская ССР 1975: 274-275). В результате мобилизации в Красную армию и эвакуации население Молдавии сократилось на 500 тыс. чел. и составило 2 млн 220 тыс. чел. Население Кишинёва, Тирасполя и уездных центров сократилось почти вдвое (на 230 тыс. чел.) (Шорников 1994: 25). Эвакуировалось большинство горожан: 65 % жителей Кишинева, 67 % жителей Бельц, 58 % жителей Тирасполя, 53 % жителей Бендер, 45 % жителей Оргеева. Среди них много было евреев, которые понимали, что принесет им «новый порядок»: 90 % евреев - жителей Тирасполя, Бендер, Калараша, около 80 % евреев Кишинева, Бельц, Скулян и т. д. Всего было эвакуировано или ушло в Красную армию свыше 60 % евреев Бессарабии (более 170 тыс. чел.) (Шорников 2014: 103-104). На восток отправили 4 076 вагонов с промышленным оборудованием, сельскохозяйственными машинами, зерном, продовольствием и около 180 тыс. голов скота (История 1968: 430; Молдавская СССР 1975: 276). Уроженцы Молдавии работали в тылу на фабриках и заводах Москвы, Саратова и Урала, в шахтах Караганды и Кузбасса, на нефтепромыслах Азербайджана и Туркмении, на железнодорожном транспорте, в колхозах и совхозах Казахстана, республик Средней Азии, Кавказа, внося свой вклад в победу над врагом (Молдавская ССР 1975: 11, 282-285, 287, 290, 296, 297, 301-304, 307-309, 316-318). В тылу были восстановлены учебные заведения, учреждения науки и культуры. Эвакуированное население за счет добровольных взносов собрало к концу 1942 г. свыше 200 тыс. руб. на танковую колонну «За Советскую Молдавию» (Молдавская ССР 1975: 275), 600 тыс. руб. (до начала марта 1943 г.) - на эскадрилью «За освобождение Молдавии от немецко-румынских захватчиков». К 8 марта 1943 г. 100 тыс. руб. на строительство самолета им. Героя Советского Союза Марии Расковой собрала группа женщин из Молдавии. Собирались деньги на строительство катеров «Морской охотник», активно велась подписка на военный заем (История 1968: 456-457; Молдавская ССР 1975: 277-282). Бои на территории Молдавии продолжались почти полтора месяца - до конца июля. Однако из-за прорыва немецко-фашистских войск на левом фланге Юго-Западного фронта советские войска вынуждены были с боями отступить. 5 июля части 3-й румынской армии вошли в г. Черновцы, а к 9 июля полностью заняли Северную Буковину. Северный фланг 9-й армии, оборонявшей Бессарабию, оказался под угрозой. 16 июля 1941 г. был занят Кишинев. 26 июля Красная армия была вынуждена полностью оставить территорию Бессарабии (История 1968: 433; Тарас 2004: 37-38). Для подпольной работы в тылу врага партийными органами республики был утвержден состав 13 партийных организаций и 8 партизанских отрядов в левобережных районах Молдавии и 139 партизанских отрядов в правобережных (История 1968: 429). К марту 1944 г. в Молдавии насчитывалось 28 подпольных организаций и групп, объединявших более 500 чел., 8 партизанских отрядов и 23 группы численностью 900 чел. (История 2002: 237-238). Несмотря на тяжелые условия борьбы (открытая местность, небольшое количество лесов, скопления вражеских войск в городах и селах), действовавшие партизанские отряды летом 1944 г. пустили под откос 14 вражеских эшелонов, взорвали 9 мостов, уничтожили 25 танков и бронемашин, около 400 автомашин и 700 повозок с боеприпасами и снаряжением (Молдавская ССР 1976: 24). Маршал Советского Союза Н.И. Крылов, в то время бывший начальником штаба Дунайского укрепрайона, вспоминал: «То, что войска, действовавшие тут, смогли удержать границу в первый день войны и долго удерживали потом, имело, мне кажется, значение не только для того времени и не только для данного участка фронта. Без стойкой обороны у Дуная и Прута, а затем на Днестре вряд ли удалось бы остановить врага под Одессой» (Крылов 1984: 17; Репида 2008: 177). За время оборонительной операции в Молдавии (1.07. - 26.07.1941 г, по Г.В. Кривошееву. - С.С.) потери Южного фронта (имевшего 364 700 чел. полного состава) составили: безвозвратные - 8 519 (2,3 %), санитарные - 9 374 чел. (Россия и СССР 2001: 310). Румынская армия в ходе боев в Бессарабии потеряла убитыми 31 638 солдат и офицеров (Шорников 2014: 108). К сожалению, данные о потерях немецкой армии на этом направлении не известны. Всего же в боях между Прутом и Бугом румынская армия потеряла 130 тыс. чел. убитыми, ранеными, пропавшими без вести. Немецкий историк А. Хильгрубер на основании данных, предоставленных немецкому командованию, считает, что румынская армия с начала войны до 6 октября 1941 г. потеряла 70 тыс. убитыми и 100 тыс. ранеными (Левит 1981: 181). К Румынии были присоединены захваченные Бессарабия и Северная Буковина. Одновременно Гитлер предложил И. Антонеску занять зону между Днестром и Днепром для «обеспечения ее безопасности» взамен участия в военных действиях к востоку от Днепра. Территория между Днестром и Бугом была названа Транснистрией. По декрету об образовании Транснистрии ее северная граница проходила по линии Хотин - Могилев-Подольский - Ямполь - Рудника - р. Савранка (История Румынии 1971: 344). Для руководства и координации действий оккупационной администрации при кабинете министров был создан специальный орган - Военно-гражданский кабинет для администрации Бессарабии, Буковины и Транснистрии (КББТ) (Левит 1981: 238). Как вели себя румынские «освободители»5 на территории созданных ими губернаторств, видно по приведенным ниже фактам. Для управления захваченной территорией были созданы три губернаторства: Бессарабия (центр - г. Кишинёв), Буковина (г. Черновцы) и Транснистрия (с 19 августа до 17 октября 1941 г. - г. Тирасполь, а затем - г. Одесса). В Бессарабии было размещено 9 жандармских легионов. Число жандармов и полицейских в октябре 1941 г. составило 4 282 чел. (Шорников 2007: 270). На все руководящие посты назначались выходцы из Румынии. Они возглавляли префектуры (уездные администрации), претуры (волостные (plasa) администрации), примэрии (городские управы). В городах действовали военно-полевые суды. Помимо армии, карательные функции выполняли жандармерия, полиция, сугуранца (тайная полиция), органы Специальной службы информации (Serviciul special de informatie (SSI)) - секретной полиции, подчинявшейся непосредственно И. Антонеску (Молдавская ССР 1976: 7). Многочисленные приказы органов «новой власти» с различными ограничениями, запретами, запрещениями, как правило, заканчивались словами: «за нарушение - смертная казнь», «тюремное заключение сроком на...», «каторжными работами от... до...» (Молдавская ССР 1976: 7, 36, 61-64, 96-97, 130-134). В губернаторстве Бессарабия, по данным властей, на 1 января 1942 г. числилось 799 (из 1 162 уцелевших) действующих предприятий с числом рабочих на каждом свыше 10 чел. или двигателем свыше 5 л.с., спустя год - 992, а на 15 июля 1943 г. - 1 037, в том числе 777 мельниц и 165 маслобоек. 492 предприятия было объявлено «военизированными», на Буковине - 192. Рабочие, прикрепленные к этим предприятиям, обязаны были трудиться сколько нужно и по твердым расценкам, без права оставлять работу по собственному желанию. Почти вся продукция этих заводов и фабрик отправлялась в Румынию или использовалась на месте для снабжения войск и оккупационной администрации (Левит 1981: 295-296). В Румынию вывозились продовольствие, промышленные товары, дефицитное сырье, например кожевенное. В то же время потребности городского населения, как отмечается в отчете губернаторства Бессарабия, были удовлетворены в 1942 г. на 7 %, а в 1943 г. - на 4,37 %. Обувь распределялась только среди чиновников оккупационного аппарата (Левит 1981: 296-297). По данным КББТ, из губернаторств Бессарабия и Транснистрия до начала августа 1943 г. в Румынию вывезли 93 тыс. вагонов зерновых, 8 тыс. вагонов продовольствия, 6,4 тыс. вагонов фуража и овощей, 96,1 тыс. голов скота, 171 тыс. штук кож животных, 72,2 тыс. птиц, 8,4 тыс. вагонов других ценностей. Также немало продовольствия и фуража было изъято для румынской, немецкой, венгерской и итальянской армий (Царанов 2002: 96). Оккупанты решили оставить колхозы и совхозы. В марте 1942 г. колхозы были превращены в «трудовые общины», земли делились между бригадами из 20-30 родственных семей. Бригады, связанные круговой порукой, обязаны были обработать от 200 га земли и большую часть урожая сдать государству (Молдавская ССР 1976: 11, 104). На месте совхозов были созданы так называемые государственные хозяйства (История 1968: 439). В губернаторствах Бессарабия и Буковина после уборки урожая каждый крестьянин обязан был подписывать так называемую декларацию (заявление) с данными о наличии у семьи зерновых и других сельхозпродуктов. Специальные сельскохозяйственные агенты в сопровождении жандармов врывались в дома крестьян для проверки наличия зерновых. На пропитание оставляли по 80 кг зерна на взрослого и 40 кг - на ребенка, остальное подлежало сдаче оккупационным властям по ценам ниже рыночных. За несвоевременную подачу декларации, предоставление ложных сведений, утаивание сельскохозяйственных продуктов полагалось наказание вплоть до заключения в лагерь (Левит 1981: 300). В результате только в Бессарабии посевная площадь сократилась на 13 % (Левит 1981: 307). Также все жители губернаторства обязаны были ежегодно отрабатывать 30 дней на строительстве дорог военного значения (фактически срок был больше) (Молдавская ССР 1976: 110-111, 121-122). Уклонение от выполнения дорожной, как и всякой другой повинности каралось тюремным заключением. К примеру, каждый крестьянин сел Бужоровка и Застынка Сорокского района с января по август 1942 г., выполняя всякие трудовые повинности, отработал в среднем от 40 до 120 дней. Это же было характерно и для Транснистрии (Молдавская ССР 1976: 122; Левит 1981: 314). Оккупанты полностью разрушили систему образования. В директивах, составленных М. Антонеску для оккупационной администрации, указывалось: «В Бессарабии и на Буковине школа должна быть перестроена коренным образом. Пока не должно быть открыто в этих провинциях ни одного высшего учебного заведения... В начальной школе мужчины будут обучаться земледелию, а женщины - хозяйству». В губернаторстве Бессарабия с населением в 2,4 млн чел. (по данным на конец 1941 г.) было всего 10 общеобразовательных полных средних и 11 неполных средних школ, 3 педагогических училища и 1 духовное училище, в которых занималось в 1941/1942 учебном году около 9 тыс. учащихся. Доступ в них ввиду высокой платы за обучение имели в основном дети чиновников оккупационной администрации. Низкой была посещаемость в школах, особенно начальных. Основная причина этого, как выясняется из отчетов школьного ведомства, - отсутствие у детей одежды и обуви. В губернаторстве Буковина посещаемость составляла 60,8 %. Жандармские органы объясняли это и тем, что местное население «не желает обучать их на румынском языке». В 1942/1943 учебном году, например, в губернаторстве Бессарабия не обучалоись 139 550 детей в возрасте от 7 до 16 лет. Еще в худшем положении находились школы в губернаторстве Транснистрия (Левит 1981: 283-284). В 1941-1942 гг. в губернаторствах Бессарабия и Буковина была устроена проверка «благонадежности» учителей и учеников. Многие педагоги лишились права преподавания, учащиеся были исключены из учебных заведений (Молдавская ССР 1976: 9, 99-100, 108, 126; Левит 1981: 285). На всей территории от Прута до Буга сохранилось лишь одно высшее учебное заведение - Одесский университет, на шести факультетах которого обучалось всего 1 756 студентов. При университете оккупационные власти создали Институт антикоммунистической пропаганды (Левит 1981: 286). Была развалена система здравоохранения. В трех уездах Молдавской ССР (Кишиневском, Кагульском, Бендерском) осталось 38 врачей. Это означало, что один врач приходился примерно на 20 тыс. жителей. Среди населения распространялись эпидемии. Так, в губернаторствах Бессарабия и Буковина осенью 1941 г. случилась вспышка сыпного тифа (Левит 1981: 320). Согласно секретному предписанию кишиневского областного инспектората от 14 августа 1941 г. , у бессарабцев были изъяты все советские и румынские удостоверения личности. Вместо них выдавались удостоверения трёх цветов: для румын (молдаван) - белого цвета, для национальных меньшинств - жёлтого, для евреев - зелёного. Также были введены специальные цифры, указывавшие на политическую принадлежность (цифра «3» - для подозрительных, «5» - для коммунистов, «7» - для легионеров) (Молдавская ССР 1976: 51-53). Приказом губернаторства Бессарабия от 15 ноября 1941 г. было запрещено разговаривать в публичных местах на «чужом» языке. Нарушение приказа каралось тюремным заключением сроком от одного месяца до двух лет. Одновременно с тюремным заключением суд мог приговорить «виновного» к крупному денежному штрафу и лишить права занимать государственную должность сроком на шесть лет (Молдавская ССР 1976: 82). Население продолжало игнорировать распоряжения румынской администрации. Военно-полевые суды были завалены делами «преступников» (Суляк 2010: 11-13). Румынские оккупанты вынашивали планы насильственного выселения русского, украинского (малоросского и русинского. - С.С.), болгарского, гагаузского, еврейского, цыганского населения (Молдавская ССР 1976: 8). 8 июля 1941 г. руководитель румынского государства (кондукэтор) И. Антонеску заявил на заседании румынского правительства, что он выступает «за насильственную миграцию всего еврейского элемента Бессарабии и Буковины, его нужно выставить за переделы наших границ. Также я за насильственную миграцию украинского элемента, которому здесь нечего делать в данный момент» (Молдавская ССР 1976: 35). Согласно распоряжению маршала (с 21 августа 1941 г.) И. Антонеску, в декабре 1941 г. было принято юга Бессарабии, «откуда гагаузы должны быть перемещены путем применения различных экономических мер с целью переброски их на Украину» (Молдавская ССР 1976: 96). В октябре 1942 г. в соответствии с приказом Антонеску рассматривался «план эвакуации болгарского населения с юга Бессарабии» (Молдавская ССР 1976: 127). 20 июля 1943 г. губернатор Бессарабии дивизионный генерал О. Ставрат довел до подведомственных органов, что «имеются села национальных меньшинств (русские, украинские, гагаузские), которые не включаются в ритм сегодняшнего дня, а некоторые жители этих сел не подчиняются сразу полученным приказам и особенно при выполнении трудовой повинности, господин маршал, глава государства, разрешил отправлять этих инородцев за Днестр, а их недвижимое имущество секвестировать в пользу государства» (Молдавская ССР 1976: 152). Румынские оккупационные органы собирались в результате выселения из Бессарабии «чуженационального» населения, главным образом из Белгород-Днестровского, Новокилийского, Измаильского, Кагульского, Бендерского, Бельцкого уездов (всего 702,1 тыс. чел., в том числе украинцев (русинов и малороссов. - С.С.) - 250,7 тыс., русских - 158,1 тыс., болгар - 117,6 тыс., гагаузов - 115,7 тыс. чел.), получить не менее 300 тыс. га дополнительных земель. Движимое и недвижимое имущество нацменьшинств в сельской местности оценивалось в 24,1 млрд леев, в городах - в 2,6 млрд леев (Левит 1981: 272-273). С начала оккупации создаются гетто в Кишиневе, с июля 1941 г. -лагеря, «в которых следовало собрать всех евреев» (Молдавская ССР 1976: 88-95), выселяются в Транснистрию и цыгане (Молдавская ССР 1976: 153). В лагерях Транснистрии в годы румынской оккупации погибло более 300 тыс. евреев и 50 тыс. цыган. А всего, с учётом уничтоженных летом и осенью 1941 г. на территории Бессарабии и Буковины, число евреев - жертв геноцида составляло не менее 350 тыс. чел. (Назария 2005: 275). С апреля 1943 г. из Рыбницкого района румынские власти по приказу И. Антонеску начинают эвакуировать местное украинское население (с конца апреля до начала июля их было выселено 3 тыс. чел.), на их место «должны быть поселены румыны с Кавказа», а также с Кубани и Крыма (Молдавская ССР 1976: 149-150). Подобные меры предполагалось принять и на Буковине. В письме от 12 декабря 1942 г. на имя И. Антонеску (который 24 июля 1941 г., прибыв в Черновцы, объявил, что будет «лично руководить организацией Бессарабии и Буковины» (Левит 1981: 236)), глава ведомства румынизации и колонизации Румынии писал: «С точки зрения национальных интересов необходимо в первую очередь удалить украинское и рутенское (т. е. русинское. - С.С.) население» как самое «многочисленное». За счет этой «эвакуации» румынские власти рассчитывали приобрести в области 216 тыс. га пахотных земель и 98,6 тыс. га земель других угодий, а всего (т.е. после выселения также русских, поляков, гуцулов) 247,7 и 128,7 тыс. га соответственно (Левит 1981: 272). В 1942/1943 финансовом году румынизированное имущество принесло казне по губернаторству Бессарабия чистой прибыли более 1 млрд леев, по Буковине - 500 млн леев (Левит 1981: 274). Оккупационные власти пытались принять насильственные меры по румынизации фамилий и имен. Однако из-за противодействия местного населения эта политика провалилась (Молдавская ССР 1976: 114-115; Левит 1981: 281-282). «Сделать Бессарабию самой крепкой в румынской вере», как отмечал в июне 1942 г. в своей докладной записке Министерству пропаганды Румынии заместитель директора управления пропаганды губернаторства Бессарабия Д. Мыцулеску, было сложно (Левит 1981: 280), «так как бессарабский крестьянин всегда считал себя молдаванином, а не румыном и смотрел на выходцев из Старого королевства с некоторым пренебрежением, что является следствием того, что он находился в составе великой империи» (Молдавская ССР 1976: 113-114). Большую проблему для оккупантов создало использование мобилизационного ресурса Бессарабии. К началу войны в румынской армии служили 7,8 тыс. бессарабцев, призванных до вхождения этой территории в состав СССР. Румынское командование использовало этот «ненадежный» контингент в тыловых и оккупационных частях. К концу 1941 г. румынская администрация взяла на учет 84,8 тыс. бессарабцев от 17 до 21 лет, используя их как рабочую силу. После Сталинградской битвы 8,8 тыс. чел. из них было мобилизовано. Накануне освобождения Бессарабии оккупанты попытались эвакуировать всех допризывников и мужчин призывного возраста, а также мобилизовать их в армию. Речь шла о 250 тыс. чел. (Шорников 2014: 332-333). В отчете от 1 июня 1944 г. губернатор Бессарабии дивизионный генерал О. Ставрат сообщал о том, как ответило население Бессарабии на призыв «о защите родины»: «Сами явились от 2 до 10 %; были пойманы и отправлены жандармами в воинские части 36-38 %; из допризывников сами явились и были переправлены за Прут от 20 до 30 %; были собраны и отправлены жандармами от 40 до 50 %; на реквизиции сами явились 40-45 %; силой реквизировано жандармами 30-35 %. Дезертиры, скрывшиеся призывники и не явившиеся на реквизиции, преследуются жандармами» (Молдавская ССР 1976: 192-193). Случаи массового дезертирства из румынской армии были постоянными (Молдавская ССР 1976: 294), как и массовая сдача в плен Красной армии (Шорников 2014: 337). В сентябре 1943 г. более 5 тыс. уроженцев Бессарабии, Буковины и Одесской области, чтобы избежать службы в румынской армии и не воевать против своих, вступило в ряды Русского корпуса на Балканах (Русский корпус 1963: 17, 115; Дробязко 2004: 93). После освобождения Молдавии с марта по ноябрь 1944 г. в Красную армию ушло более 240 тыс. чел. (Молдавская ССР 1975: 9). Ушли на фронт и два родных брата моего отца, Иван и Ефим, скрывавшиеся в годы оккупации от призыва в румынскую армию. Суляк Иван Георгиевич (1920-1945), уроженец с. Булгак Рышкан-ского района Молдавской ССР, был призван 8 ноября 1944 г. РВК Рышканского района Бельцкого уезда МССР. Последнее место службы - 1331-й стрелковый Краснознаменный полк 318-й горнострелковой Новороссийской дивизии6. Красноармеец И.Г. Суляк погиб в боях за Родину 15 апреля 1945 г. в ходе Моравско-Остравской наступательной операции. Похоронен в Польше (Катовицкое воеводство7, Рыбникский повят, г. Лослау южнее, 10 км, центр п. Шахта Фридриха, дивизионное кладбище, братская могила № 24, 2-й ряд, 6-й с юга). Там же, в списках павших, числится и его двоюродный брат и односельчанин Суляк Андрей Яковлевич, 1918 г.р. (братская могила № 23, 3-й ряд снизу) (ЦАМО 2: 2-4). Однако позже оказалось, что сведения о гибели Андрея оказались ошибочными (ЦАМО 3: 451). В 20-страничном Донесении о безвозвратных потерях от 30 апреля 1945 г. № 57856 и 24-страничном Донесении об оказавшихся в живых (документе, уточняющем потери) встречаются русинские и молдавские фамилии уроженцев Буковины и Бессарабии (ЦАМО 2; ЦАМО 3). Суляк Ефим Георгиевич (1920-1995), тоже уроженец с. Булгак, был призван Михалянским военкоматом Бельцкой области, «беспартийный, на фронте борьбы с японскими захватчиками с 9.8.45 г.». Воевал в 58-м стрелковом полку 190-й стрелковой дивизии Первого Дальневосточного фронта. 28 августа 1945 г. был награжден медалью «За боевые заслуги». Как записано в Приказе № 7/н от 25 августа 1945 г. по 58-му стрелковому полку: «...награждаю медалью "За боевые заслуги"... снайпера 8 ср (стрелковой роты. - С.С.) красноармейца Суляка Ефима Георгиевича за то, что огнем из ручного пулемета уничтожил двух японских солдат и был ранен, превозмогая боль, пошел вместе с ротой в атаку» (ЦАМО 4: 4). Война нанесла огромный ущерб экономике МССР. Помимо вывезенных ценностей, оккупанты разрушили 1 037 промышленных предприятий. Сумма причиненного ущерба составила 2 млрд руб. (Царанов 2002: 99). Были уничтожены 63 849 чел., подвергнуто истязанию и пыткам 20 345 чел., угнано на работы 47 242 чел. Большой урон понес жилому фонду. У колхозов было разрушено 4 800 строений, у государственных предприятий и учреждений - 16 499 строений (в том числе 8 434 дома). Ряд населенных пунктов (Унгены, Корнешты, местечко Валя-луй-Влад Кишкаренского района) был полностью разрушен. В Кишиневе осталось 24 % жилого фонда. (Молдавская ССР 1976: 230-231). Было разрушено 607 школ (Молдавская ССР 1976: 207). Всего ущерб составил 16 млрд руб. (в 34 раза больше бюджета республики в 1941 г.) (Царанов 2002: 101). Восстановление народного хозяйства республики началось сразу после ее освобождения (таблица). Благодаря самоотверженному труду населения, помощи союзного правительства и союзных республик, в Молдавии к 1948 г. в основном были восстановлены промышленность и сельское хозяйство (несмотря на засуху и неурожай 1945-1946 гг. и голод 1946-1947 гг., последствия которых удалось преодолеть благодаря помощи из союзного бюджета) (Царанов 2002: 117, 141). Некоторые данные по экономике Молдавии (1940-1945 гг.) Показатель 1940 г. 1941 г. 1944 г. 1945 г. Производство электроэнергии, миллион киловатт-часов 172 11,2 0,8 8,3 Производство кожаной обуви, тыс. пар 159 80 13 73 Производство сахара-песка, тонн 11 600 3 290 351 1 854 Производство мяса (без производства колхозами, считая субпродукты I категории), тонн 5 623 3 931 955 5 614 Производство животного масла, тонн 140 155 159 184 Производство растительного масла, тонн 13 988 12 359 5 921 11 774 Производство консервов, тысяч условных банок 48 475 11 398 3 5 334 Валовой сбор зерновых культур по всем категориям хозяйств, тысяч тонн 1 810 - 1 037 962 Валовой сбор сахарной свеклы по всем категориям хозяйств, тысяч тонн 119 - 55 68 Валовой сбор подсолнечника по всем категориям хозяйств, тысяч тонн 162 - 70 100 Валовой сбор картофеля по всем категориям хозяйств, тысяч тонн 147 - 78 146 Площади зерновых культур во всех категориях хозяйств, тысяч гектаров 1 672 - 1 271 1 565 Производство мяса по всем категориям хозяйств, в убойном весе, тысяч тонн 51 3 34 31 Производство яиц по всем категориям хозяйств, миллион штук 235 6 24 111 Поголовье крупного рогатого скота по всем категориям хозяйств, тысяч голов 514 - 537 499 Источник: Народное хозяйство СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Статистический сборник. М.: Информационно-издательский центр, 1990. 235 с. ПРИМЕЧАНИЯ 1. В собственноручных показаниях, данных следственным органам СССР, которые были предъявлены Нюрнбергскому трибуналу, маршал Ион Антонеску рассказал о своих встречах с Гитлером в ноябре 1940 г., в январе и мае 1941 г., на которых обсуждались вопросы, связанные с подготовкой войны против Советского Союза. Говоря о третьей встрече с Гитлером, состоявшейся в Мюнхене, на которой присутствовал министр иностранных дел Германии Риббентроп, Антонеску заявил: «На этой встрече... мы уже окончательно договорились о совместном нападении на Советский Союз». В тех же показаниях Антонеску поведал: «Гитлер подчеркнул, что Румыния не должна стоять вне этой войны, так как для возвращения Бессарабии и Северной Буковины она не имеет иного пути, как только воевать на стороне Германии. При этом он сказал, что за нашу помощь в войне Румыния сможет оккупировать и администрировать и другие советские территории, вплоть до Днепра» (Нюрнбергский процесс. Сборник материалов: в 8 т. М.: Юридическая литература, 1987. Т. 1. С. 589-590). 2. Дивизия участвовала в советско-финской войне (1939-1940 гг.) в составе 9-й армии, в освобождении Бессарабии и Северной Буковины от румынских захватчиков в 1940 г. 3. Командующим войсками вновь созданного Южного фронта назначался генерал армии И.В. Тюленев, который уже 22 июня выехал в Винницу, где должно было располагаться управление фронта (Тюленев И.В. Через три войны. 2-е изд., испр. и доп. М.: Воениздат, 1972 г. С. 125). 4. Георгий Константинович Жуков в своей неопубликованной работе «Советская военная стратегия. 1941-1945 гг.» писал: «Советская военная доктрина накануне войны 1941 года исходила из того, что современную войну можно выиграть только решительными наступательными операциями сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил. По довоенным взглядам, стратегическая оборона рассматривалась советской военной наукой как сопутствующий и взаимодействующий фактор наступательных действий, причем на второстепенных фронтах. Стратегическая оборона одновременно на всех фронтах, как вынужденный способ ведения войны, советской наукой не мыслилась и не рассматривалась» (Горькое Ю.А. Кремль. Ставка. Генштаб. Тверь: РИФ ЛТД, 1995. С. 55). 5. В своём известном приказе по армии от 22 июня 1941 г. генерал Ион Антонеску, объявив войну священной, заявил: «Солдаты! Приказываю вам перейти Прут! Уничтожайте восточного и северного врага. Освободите от красного ига большевизма наших братьев» (Цара. Кишинев. 23 июня 1992 г. С. 6). 6. 318-я Новороссийская имени ВЦИК ордена Суворова горнострелковая дивизия была сформирована 15 июля 1942 г. на базе 78-й морской стрелковой бригады. 7. 14 мая 2014 г. городские власти Катовице в «знак благодарности» разобрали монумент советским солдатам, погибшим за освобождение Польши от немецко-фашистских оккупантов, названный Памятником Благодарности, под предлогом переноса его на новое место (Источник: Телерадиокомпания «Звезда». URL: http://tvzvezda.ru/news/ vstrane_i_mire/ content/201405150213-ltcv.htm (дата обращения: 20 апреля 2015).

Ключевые слова

USSR, Rumania, WWII, Great Patriotic War, MSSR, Moldavia, Bessarabia, СССР, Вторая мировая война, Румыния, Великая Отечественная война, МССР, Молдавия, Бессарабия

Авторы

ФИООрганизацияДополнительноE-mail
Суляк Сергей ГеоргиевичТомский государственный университет; международный исторический журнал «Русин»; Общественная ассоциация «Русь» (Республика Молдова)кандидат исторических наук, доцент, старший научный сотрудник лаборатории междисциплинарных исследований; главный редактор; президентsergei_suleak@rambler.ru
Всего: 1

Ссылки

Царанов В.И. Очерки социально-экономического развития Молдовы (1940-1960 гг.). Кишинев: Elan Полиграф, 2002. 218 с.
Шорников П.М. Цена войны: кризис системы здравоохранения и демографические потери Молдавии в период Великой Отечественной войны. Кишинев: Ассоциация мед. работников им. Н.И. Пирогова, 1994. 134 с.
Шорников П.М. Молдавская самобытность. Тирасполь: Издательство Приднестровского университета, 2007. 400 с.
ЦАМО (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации). Ф. 228. Оп. 701. Д. 58.
Шорников П.М. Молдавия в годы Второй мировой войны. Кишинев: T.S. F.E.-P. «Tipografia Centrala», 2014. 448 с.
Русский корпус 1963 - Русский корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945 гг. Исторический очерк и сборник воспоминаний соратников / Под ред. Д.П. Вертепова. Нью-Йорк: Наши вести, 1963. 416 с.
ЦАМО. Ф. 58. Оп. 18003. Д. 745.
ЦАМО. Ф. 58. Оп. Н-18005. Д. 8.
ЦАМО. Ф. 33. Оп. 687572. Д. 2533. № записи 37505703.
Тарас Д.А. Боевые награды союзников Германии во II Мировой войне. Минск: Харвест, 2004. 208 с.
Тюленев И.В. Через три войны. 2-е изд., испр. и доп. М.: Воениздат, 1972 г. 240 с.
Суляк С.Г. «Мстителями возвращаемся мы на молдавскую землю» // Русин. Международный исторический журнал. 2010. № 1 (19). С. 7-18.
Назария С.М. Холокост. Страницы истории (на территории Молдавии и прилегающих областей Украины в годы фашистской оккупации. 1941-1944 гг.). Кишинев: Editorial-Poligrafica "Tipografia Centrala", 2005. 304 с.
Репида Л.Е. Суверенная Молдова. История и современность. Кишинев: ИПФ «Центральная типография», 2008. 384 с.
Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование / Под общ. ред. Г.В. Кривошеева. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. 608 с.
Молдавская ССР в Великой Отечественной войне советского народа. 1941-1945. Сборник документов и материалов. В тылу врага. Кишинев: Штиинца, 1976. Т. II. 676 с
Молдавская ССР в Великой Отечественной войне советского народа. 1941-1945. Сборник документов и материалов. На фронтах войны и в советском тылу. Кишинев: Штиинца, 1975. Т. I. 654 с.
Крылов Н.И. Не померкнет никогда / Литературная редакция Н.Н. Ланина, 2-е изд. М.: Воениздат, 1984. 558 с.
Левит И.Э. Участие фашистской Румынии в агрессии против СССР: истоки, планы, реализация (1.IX.1939-19.XI.1942). Кишинев: Штиинца, 1981. 392 с.
Кустрябова С.Ф. Города Бессарабии 1918-1940 гг. (Социально-экономический аспект и народонаселение). Кишинев: Штиинца, 1986. 256 с.
Дробязко С.И. Под знаменами врага. Антисоветские формирования в составе германских вооруженных сил 1941-1945. М.: Эксмо, 2004. 608 с.
История Молдавской ССР. Т. II. От Великой Октябрьской социалистической революции до наших дней / Отв. ред. С.П. Трапезников. Кишинев: Картя молдовеняскэ, 1968. 814 с.
История Республики Молдова. С древнейших времен до наших дней. Кишинев: Elan-Poligraf, 2002. 360 с.
История Румынии: 1918-1970 / Ред. кол.: Н.И. Лебедев (отв. ред.), А.А. Язькова, Е.Д. Карпещенко, И.Э. Левит, Ю.А. Писарев. М.: Наука, 1971. 742 с.
 Бессарабия в годы Великой Отечественной войны | Русин. 2015. № 2 (40).

Бессарабия в годы Великой Отечественной войны | Русин. 2015. № 2 (40).